Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(267) 10 апреля 2001 г.

Эдуард ГУФЕЛЬД (Калифорния)

МОЯ МОНА ЛИЗА1

"ЕСТЬ В КУТАИСИ ДЕВОЧКА ОДНА"

Эдуард Гуфельд и Майя Чибурданидзе.

 

В 1970 году со мной произошел случай, внешне ничем не примечательный. Я уже собирался уходить из уютного шахматного клуба на проспекте Руставели, когда ко мне подошел старый приятель, шахматный педагог из Кутаиси Георгий Кантария и попросил посмотреть одну его воспитанницу.

...За столиком сидела девочка лет восьми-девяти, в школьном платье с огромным белым бантом на голове. Нисколько не смущаясь гроссмейстера, она уверенно разыграла закрытый вариант сицилианской защиты. Потом сыграли еще одну партию. Налицо была природная одаренность девочки, ее всепоглощающая любовь к шахматам.

Сейчас, много лет спустя, не могу без улыбки вспоминать о своей первой встрече с Майей, но тогда в интервью газете "Советский спорт" я сказал: "Есть в Кутаиси девочка одна, которой всего десять лет. Имени и фамилии я не назову из педагогических соображений, но вскоре о ней все услышат".

Тот случай так и остался бы забавным эпизодом, если бы через несколько лет не получил весьма своеобразное продолжение. В январе 1976 года в Тбилиси проходило первенство страны среди девушек. Майя Чибурданидзе, к тому времени уже международный мастер, считалась фаворитом. Но вот сыграны первые туры, а в ее графе -только "половинки". И накануне очередной партии домой ко мне пришла целая делегация: сама Майя, ее мама, дядя - Гамлет Хурцидзе (трудно переоценить роль этого человека в становлении чемпионки мира). Они заявили:

- Мы не уйдем отсюда, пока вы, Эдуард Ефимович, не согласитесь заниматься с Майей.

Мы занимались немного, но на следующий день она, словно в благодарность, выиграла партию. А потом и все остальные. И стала чемпионкой СССР среди девушек.

Любопытно, что когда я принял предложение тренировать Майю, то обратился к Ноне Гаприндашвили - тогдашней чемпионке мира - и спросил, не будет ли она возражать. Вопрос был с намеком, ибо уже тогда я видел в Майе ее будущую соперницу. Нона ответила "по-королевски":

- Нет, конечно, не возражаю.

Работать с Майей тогда было очень интересно. Старались готовиться так, чтобы она играла в "правильные" шахматы. Если бы девочка к своей исключительной одаренности прибавила больше трудолюбия!

А так она могла после помарки в турнирной партии, от которой, кстати никто не застрахован, не моргнув глазом, сказать: "Это мы не проходили". Или в разгар занятия теорией с озабоченностью человека, обратившегося в справочное бюро, спросить: "А, что Эдуард Ефимович, мат конем и слоном изобрел Морфи?" Выдавали ее только смешинки, которые она безуспешно старалась спрятать в глазах.

Я был очень благодарен прежним наставникам Майи: и коллегам из Кутаиси, и экс-чемпиону Грузии Ю.Чиковани, и заслуженному тренеру СССР М. Шишову. Они приучили ее думать самостоятельно, а не копировать чужую игру.

Поэтому напомню только несколько эпизодов, имеющих прямое отношение к моей персоне.

ЛЕТАЮЩИЙ ТРЕНЕР

В 1977 году в полуфинальном матче встретились Чибурданидзе и Ахмыловская - самые молодые в истории претендентки на шахматный престол. Поначалу дела для Майи складывались удачно, но потом она заболела, допустила несколько ошибок, проиграла, и вот уже счет стал угрожающим - 5: 4 в пользу соперницы.

Положение осложнялось тем, что матч проходил в Таллинне, а тренер Чибурданидзе должен был играть в Москве на командном первенстве Вооруженных Сил. Тогда-то я и ввел в спортивную лексику термин "летающий тренер". 20-29 сентября меня можно было видеть на воздушной трассе Таллинн - Москва. Знакомые даже шутили: не появился ли у Гуфельда двойник?

Игра на два фронта давалась нелегко, но благодаря четкой работе Аэрофлота ни к одной партии Чибурданидзе не готовилась одна. Более того, мы даже сумели извлечь пользу из такого совместительства.

До конца матча оставалось три партии, причем в двух Майя играет белыми. Необходимо любой ценой навязать сопернице свою игру. Но как это сделать?

Майя белыми играла тогда только 1. e4. Ахмыловская в ответ неизменно избирала 1... e5. В нашем дебютном репертуаре только испанская партия. Однако Лена специально к этому матчу подготовила вариант, в котором нам никак не удавалось найти путь для получения заметного перевеса.

Мы зашли в тупик. Майя берет последний тайм-аут. Назавтра решающая 10-я партия. Накануне в Москве я играл с Раксиным, где применил любопытную дебютную идею. И вот после этой встречи, усталый, сажусь в самолет (в который раз!) и лечу в Таллинн. В 2 часа ночи решаю: а что если этот дебют применить Майе в 10-й партии?

Утро. Прихожу к Чибурданидзе. Садимся за подготовку. И тут рублю с плеча: "Майя! Сегодня ты начнешь партию ходом c2- c4!" Ее изумление трудно передать. Показываю свою партию с Раксиным. Смотрит непонимающими глазами:

- Но ведь Лена не обязана играть новоиндийскую защиту. А что, если она ответит...

Понимая, что легче выиграть автомобиль по трамвайному билету, чем в такой ситуации угадать дебют, пускаю в ход последний довод:

- У тебя будет! стоять! на доске! эта! позиция!

Не знаю, моя ли убежденность помогла, ее ли безграничная вера в меня как в тренера, но партию она начала ходом 1. с4 - чуть ли не впервые в жизни.

╧21. Новоиндийская защита Е18

М.Чибурданидзе - Е.Ахмыловская

Таллинн 1977

1.c4 Kf6 2.Kf3 b6 3.g3 Сb7 4. Сg2 e6 5.0-0 Сe7 6.Кc3 0-0 7.d4 d5 8.cd ed 9.Кe5 (белые имеют небольшой позиционный перевес) 9...h6?

Невероятно. Наш замысел удался. Вместо неудачного 9... h6? Раксин продолжал 9...c6. Последовало: 10.e4! Кbd7 11.ed К:e5 12.de К:d5 13.К:d5 cd 14.Сe3, и белые сохранили небольшое позиционное преимущество. Но еще решительнее выглядело 

11.К:c6! С:c6 12.ed Сb7 13.d6 С:g2 14.de Кр:e7 15.Ф:g2. 

10.Сf4 Лe8 11.Крb3 Кbd7 12. Лfd1.

Чибурданидзе не соблазняется выигрышем пешки: после 2. К:d5 К:d5 13.С:d5 С:d5 14. Кр:d5 К:e5 15.Кр:d8 Лa:d8 16.de Сf8 или 16...Сc5 черные быстро восстанавливали материальное равновесие.

12...Кf8 13.e4 c6 14.Лac1 Кe6 15.Сe3 Кf8 16.h4! a6 17.Кe2 b5 18.Кf4 Крd6 19.К:c6! 

Эта комбинация давно, словно дамоклов меч, висела над позицией черных.

19...de (единственный ход) 20.d5 К8d7 21.Кa5 Крb8 22.К:b7.

Чибурданидзе прибегает к техническому методу реализации перевеса: преимущество двух слонов, мощная проходная в центре доски - эти факторы особенно усиливаются в эндшпиле. Окончание Майя провела безукоризненно и добилась победы.

Кстати, команда Закавказского военного округа, за которую я выступал, в том первенстве завоевала серебряные медали. Бронзовые призеры - ленинградцы жалели, что не предложили своему лидеру Карпову, занятому в то время на турнире в Голландии, повторить мой эксперимент, но на маршруте... Амстердам - Москва.

"ТАЛЛИННСКАЯ ЖЕМЧУЖИНА"

В 1980 году проходил Всесоюзный отборочный турнир к очередному первенству страны среди мужчин. Майя лидировала на протяжении всей дистанции, и лишь две ничьи на финише позволили экс-чемпиону мира среди юношей В.Чехову обогнать ее и получить единственную путевку в высшую лигу. Но и 2-е место молодой шахматистки, опередившей многих гроссмейстеров и мастеров, - великолепное достижение.

Убедительным примером тому служит ее партия с Двойрисом, названная журналистами "таллиннской жемчужиной".

Любопытна предыстория этого поединка. В 1973 году в Портороже за две оставшиеся путевки в турнир претендентов играли Портиш, Геллер и Полугаевский. В первой партии Полугаевский применил против Геллера интересную новинку и победил.

Полночи мы с Ефимом Петровичем провели за анализом позиции и нашли блестящее опровержение. Но пустить его в ход не удалось, и потому еще многие годы шахматисты повторяли мысль Полугаевского. Никто не видел эффектной идеи, найденной нами.

Секретов от Майи у меня не было. Но, подойдя при изучении дебютов к этому варианту, я оказался в затруднении: этично ли показывать то, что открыто не мною одним? Однако, учитывая, что 50 процентов "акций" - мои, нашел выход и сказал: "Майя, в этой позиции белые форсированно добиваются перевеса. Я не могу сказать как - найди сама!" На следующий день она нашла эту идею, а потом применила ее.

╧22. Сицилианская защита В96

М.Чибурданидзе - С.Двойрис

Таллинн 1980

1.e4 c5 2.Кf3 d6 3.d4 cd 4.К:d4 Кf6 5.Кc3 a6 6.Сg5 e6 7.f4 Кbd7 8.Крf3.

Агрессивный план. Белые готовят длинную рокировку, хотя силы черных легко могут развернуться для контратаки на ферзевом фланге.

8...Крc7 9.0-0-0 b5! (черные не боятся 10.e5 Сb7! Но у белых на уме совсем иное) 10.Сd3 Сb7 11.Лhe1 Крb6 12.Кd5!

Именно в партии Геллер ≈ Полугаевский черные впервые применили ход 11...Крb6. Противоядие 12.Крd5 и 13.Крc6! было заготовлено к следующей встрече, но Полугаевский не рискнул повторить вариант.

12...ed.

Почему не 12...Кр:d4? Потому что тогда 13.С:f6 gf 14.С:b5 и после отступления ферзя ≈ 15.Кр:f6+!

13.Крc6!!

Если первая жертва не была большой неожиданностью (выпад на d5 в подобных позициях является чем-то вроде учебного приема), то вторая оказалась для черных как удар грома среди ясного неба. Они ждали стандартного 13. ed+ Фd8 с обоюдоострыми шансами. Например, 14. Крc6+ Фc7!, и черные защищают все слабые пункты.

13...С:c6 (нельзя помешать вскрытию линии e путем 13...d4? из-за 14.e5!!) 14.ed+ Сe7 15.dc Кc5 16.С:f6 gf 17.Сf5.

Форсированные ходы кончились, но это позиционное продолжение объясняет идею жертвы фигуры: черный король задержан в центре, а, значит, у белых инициатива, которая может перерасти в атаку.

17...Крc7 18.b4 Кe6 (18...Кa4 19.Сd7+ и 20.Л:e7! с разгромом) 19.Крh5 Кg7 20.Сd7+ Фf8 21. Крh6 d5 (черные готовят ловушку ≈ вдруг белые попадутся) 22.Л:e7! Ф:e7.

Пока по плану черных: если теперь 23.Кр:g7, то 23...Кр:f4+!, и выиграть могут только они. Но...

23.Лe1+ Фf8 24.Кр:f6.

Чибурданидзе ведет атаку с подлинным вдохновением. Она уже отдала ладью, но каждая из оставшихся фигур словно обладает двойной мощью.

24...Фg8 25.Лe7 Фf8 26.Сe6! Кр:e7 27.Кр:e7 fe (не спасало и 27...К:e6 28.f5 Кg7 29.c7) 28.c7.

Удивительную службу этой пешки трудно предвидеть 13 ходов назад, когда она казалась чуть ли не обреченной - если не на скорую гибель, то на прозябание.

28...h5 29.Кр:f8+! Черные сдались

В 29-м томе "Информатора" эта партия получила первый приз за лучшее теоретическое достижение.

А когда закончился матч на первенство мира, Майя так отвечала в интервью:

- Кому вы прежде всего обязаны тем, что стали чемпионкой мира?

- Эдуарду Ефимовичу Гуфельду и маме. До Гуфельда играла в детские шахматы - давать мат и все!

- Но ведь "до Гуфельда" были и финал Кубка СССР, и победы в международных турнирах в Румынии и Тбилиси, и другие успехи?

- Все равно это были детские шахматы. Только после двух лет занятий с Гуфельдом я стала понимать, что такое шахматы. Знаете, я не любила заниматься, любила только играть. Гуфельд заставлял меня работать, не давая лениться. Он поставил мне игру, научил стратегии. Я очень благодарна ему.

И я отвечаю Майе благодарностью, считая ее своим лучшим... шахматным произведением!


1 Избранные главы из готовящейся к публикации книги Э.Гуфельда "Моя Мона Лиза". См. "Вестник" ╧╧5-7, 2001 г.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 8(267) 10 апреля 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]