Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

Александр ШАПИРО (Буффало)

ОЧИЩЕНИЕ ОТ ИЛЛЮЗИЙ

Юрий Герт

 

Когда-то у французского историка Марка Блока я вычитал слова, которые были созвучны и моим мыслям, а потому надолго засели в памяти. За точность не ручаюсь, но смысл их был такой:

"Я еврей, - писал он, - но не нахожу в этом ничего ни для гордыни, ни для стыда, и отстаиваю своё происхождение только в одном случае - перед лицом антисемита".

Вспомнил я их после прочтения книги Юрия Герта "Лазарь и Вера", где тема еврейства, его боли и страданий, лежит в основе её рассказов и повестей.

Потому что в какой уже раз приходится отстаивать и защищать своё происхождение, своё право на честь и достоинство, на саму жизнь. "Но всё никуда не деться от крика: "Евреи, евреи!" - как писал Борис Слуцкий. В это вечное противостояние и борьбу автор вводит своих героев, мысли и поступки которых отражают все точки их соприкосновения с окружающим современным миром. Где бы они ни находились: в России или Америке, в посёлке на Хибинах или на побережье Атлантики. Возникающие конфликты затрагивают самые откровенные темы и проблемы, которые они пробуют осмыслить, найти своё решение. Острота ситуаций несёт в себе такой эмоциональный и смысловой заряд, что многие фразы, кажется, готовы взорваться от первого прикосновения. Такой человеческий ток самого высокого напряжения проходит через них. Вырванный из контекста сборника диалог разных персонажей подтверждает это:

- ...вся ваша нация такая... Суётесь, куда не просят...

- ...что вы за народ такой?.. За что ни возьмись - и то вам не так, и это не так.

- Мы не хуже и не лучше других, и мы хотим одного - чтобы к нам относились, как ко всем остальным...

- ...Русскому человеку ступить негде - сплошь - одни жиды...

- ...Хоть музыку бери, хоть там театр, литературу, науку - сплошь евреи, куда ни кинь!.. Ты медицину возьми - одни евреи.

- ...жиды засрали русскую литературу... Всякие там Багрицкие, Уткины, Коганы... Эренбурги...

- ...Все мы строили дом, в котором надеялись жить, и когда подоспело время, - защищали его от врага и жизни свои клали за этот самый дом, разве не так?.. И с каких же пор стал он для одних - своим, а для других - чужим?..

- ...ты-то сам как считаешь - это правильно, чтобы евреи правили Россией?..

- ...рано или поздно кому-то придётся отвечать перед русским народом за всё, что вы над ним учинили...

- ...Что происходит - со страной, со всеми нами?.. Что?..

В этом пытается разобраться автор, подвести читателя к пониманию того, как подобные перлы могли взрасти на почве коммунистической идеологии, пролетарского интернационализма. Показать, что явилось одной из причин эмиграции, привело к желанию бросить всё и уехать из этой страны.

Многие беженцы, приехав в США, знакомятся с полезными советами, сведениями, рекомендациями по книге Дэвида Харриса "Вступление в новую жизнь". Но каждый знает, как нелегко выйти из старой. Один из рассказов Юрия Герта "На берегу" так насыщен коллизиями этого переходного периода, что как бы подсказывает разные пути поиска, помогает в психологической адаптации к новой среде.

Прост его сюжет. В один американский город прилетает по делам бизнесмен из России. Он приходит в гости к живущей там семье своих приятелей, куда для встречи с ним приехала из другого штата супружеская пара таких же эмигрантов. В доме на берегу океана, за накрытым столом уютной гостиной беседуют они о самом разном. За окном лунная дорожка пересекает спокойную водную гладь, но в комнате всё дышит волнением. С таким напором окатывают земляки друг друга волнами споров и рассуждений. В них проявляется умение или "...неумение вести себя адекватно обстоятельствам, вписаться в них - и отсюда вечная враждебность Я и мира..." - как думает хозяйка дома Инесса.

Она - бывшая балерина. Семья её отца была вырезана во время погромов, другому прадеду удалось вывезти родных в Америку. Закончив с отличием хореографическое училище, свой урок антисемитизма получила и она, когда ей прямо заявили: "...вам хода не будет, уезжайте!"

Её муж, Илья, инженер. Он многое пережил. Его мать воспитывалась в детдоме, как дочь врагов народа, погибших в лагере. И всё же он заявляет опешившему от такого признания незнакомому американцу: "...несмотря ни на что, Россия - это моя Родина, мне было тяжело её оставлять, я её люблю..."

Их становление на новой земле началось с работы: грязной, любой, не по специальности. Она шила в мастерской, собирала игрушки на фабрике, ухаживала за больными в доме для престарелых. Теперь даёт уроки аэробики. Он днём работает по ремонту домов, по ночам развозит пиццу. Дети, двое сыновей, теперь уже студенты университета, начинали с разноса рекламы прачечной. Все они достаточно хлебнули тут и унижения и собственного пота, но как бы там ни было, сейчас у них есть всё необходимое для жизни. Работа сделала их сильными, вернула самоуважение, а главное - они почувствовали себя людьми. Не может уйти от прошлого и Инесса: "Земля эта для нас чужая, чужой и останется..." Но одно она утверждает с полной уверенностью: "...наши дети будут свободны..."

По-другому складывается жизнь их гостей. Александр Наумович - литературовед, специалист по истории русского стиха, которая тут никому не нужна. Полный знаний, энергии, не востребованный по профессии, живёт он своим прошлым, а существует с женой на скромное пособие. Его супруга, Мария Евгеньевна, бывшая завкафедрой глазных болезней мединститута, приспособилась лучше и бебиситтерствует, убирает в домах богатых религиозных евреев.

Судьба России не оставляет, напротив - осмысливает жизнь супругов. Александр Наумович терзает себя вопросами, на которые сам же пробует ответить.

- Что было лучше, - рассуждает он, - сохранить старую власть, основанную на крови и лжи? Тогда была цензура, психушки, лагеря, которые были ненавистны нам, но была надежда... "Сейчас страдают миллионы ни в чём не повинных людей, и у них нет никаких надежд на то, что будет лучше..."

Его главный оппонент - Марк, тот самый знакомый, с которым они приехали повидаться. Это умный, деятельный, энергичный молодой человек. Он - доктор экономических наук, но сейчас занят бизнесом. Когда-то они жили в одном доме. Однажды к профессору пришёл мальчуган из соседней квартиры и заговорил с ним о "Вишнёвом саде". Он считал, что Лопахин - единственный положительный образ в пьесе, и пытался доказать это своей учительнице, которая не соглашалась с ним. Александр Наумович тоже не сумел разубедить его в этом. Теперь в сентенциях Марка проявляется современный Лопахин, который нашёл в нём своё отражение на новом этапе истории. В личном интересе он видит гарантию необратимости того процесса, который идёт в России. Потому что, размышляет он, в период первоначального накопления только сильный способен управлять и властвовать. Понятия нравственности, морали, гуманизма не входят в категорию его мышления. "...Вы скажете - мы жестоки?.. Да. Мы не считаемся с теми, кто слаб, стар, умственно неполноценен? Да, и ещё раз - да. Но знаете, что мы выстроим вместо современного государства, если станем исходить из понятий гуманизма?.. Старомодную богадельню!.."

Обмен мнениями переходит в диспут. Жена профессора говорит о диссидентах, теории конвергенции... Дальше вы можете сами поспорить и порассуждать с героями этого и других рассказов и повестей, определив основную концепцию писателя. Что же лежит в её основе?

- Русскому народу нужна правда!.. Правда!.. - восклицает одна из героинь Герта.

Правда нужна всем, и она проходит через всю книгу, ничем не прикрытая, скорее, вывернутая наизнанку. Ощущение духовного обновления, которое охватывает тебя, достигается именно ею - голой правдой об антисемитизме и современной эмиграции. А через неё - полным уходом и очищением ото всех иллюзий прошлой жизни.

Мы все очутились на берегу, на другом берегу. Но жизнь продолжается, разлетевшись во все стороны сотнями разных дорог. Какую из них выберет каждый из нас?..

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]