Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

Станислав ЛЕВЧЕНКО (Сан-Франциско)

ВСЕМУ ПРИХОДИТ КОНЕЦ1

Роберт Хансен

 

В древнем ремесле шпионажа, как говорится, нового колеса не выдумаешь. И все же каждое вербовочное дело по-своему уникально. Этот принцип в полной мере относится и к делу бывшего старшего сотрудника ФБР Роберта Хансена.

Судя по данным, которые мне удалось получить от достаточно осведомленного источника, никакой симпатии к коммунизму Хансен не испытывал. Тем более, что стал на путь добровольного сотрудничества с Москвой пятнадцать лет назад, когда советский строй начал разваливаться с пугавшей всех скоростью.

Следователи установили: после того как будущий шпион почти четверть века отслужил в малоромантической организации ФБР, 28 октября 1999 года он "вышел" на страницу Интернета, содержащую увлекательные похождения Агента 007 - Джеймса Бонда. Любимым фильмом Хансена была старая, когда-то нашумевшая лента "Из России - с любовью". Бывает, что и взрослый, многоопытный человек начинает играть в детские игры. Но, возможно, Роберт Хансен увлекся ими настолько, что переступил через грань реальности. Слился с экранным героем, блистательно сыгранным знаменитым актером Шоном Коннери.

Один из моих вашингтонских знакомых, долгие годы работавший ответственным сотрудником Комитета по делам разведки Конгресса США, много раз по службе встречался с Хансеном, участвовал вместе с ним в многочисленных секретных совещаниях. В телефонной беседе со мной этот приятель, по понятным причинам предпочитающий оставаться неизвестным, подчеркнул: Роберта Хансена всегда считали серьезным, вдумчивым человеком, незаурядным аналитиком, опытнейшим контрразведчиком. Никакого намека на "отклонения" за ним не замечали.

Тридцать лет Хансен был женат на Бонни (девичья фамилия - Ваук). Не только сослуживцы, но и собственная жена считали Хансена искренне религиозным человеком. Еще в молодости он перешел из лютеранской церкви в католическую. Стал членом консервативной антикоммунистической организации "Опус Деи", отцом шестерых детей. В отличие от многих сослуживцев, не пил и не курил. Жил всегда скромно.

Истинную причину предательства Хансена, наверное, никто никогда не узнает. Он не вполне доверял "дорогим друзьям" (так называл в переписке чекистов). Знал: ЦРУ и ФБР неустанно ведут вербовочную деятельность среди сотрудников советских, потом российских спецслужб, имеющих доступ к сокровенным тайнам Кремля. Известно было ему и о том, что остатки Советского Союза разъедает вирус коррупции. Понимал: пугающе реальной была возможность того, что его имя кто-то из чекистов-эсвээровцев продаст американцам.

Поэтому с "дорогими друзьями" Хансен общался только "через дупло". Пользовался тайниками. По службе ему были известны все районы Вашингтона и пригородов, находящиеся под неусыпным наблюдением фэбээровцев. Знал, в какой день и за кем из россиян будет установлено наружное наблюдение. Именно поэтому долгие годы ничем не рисковал. К сотням страниц документов ФБР и других ведомств, помеченным грифами "Сов. секретно" и "Секретно", подкалывал письма, подписанные инициалом "В" или явно вымышленными именами. Категорически отказывался от личных встреч. За пятнадцать лет - ни одной! Отвергал предложения встречаться за рубежом. Знал, что после серии предательств бывших сотрудников ЦРУ была создана специальная суперсекретная межведомственная комиссия, которая пропускала всех сотрудников гражданской и военной разведок через "сито". Следили, кто тратит деньги не по средствам, часто выезжает за рубеж, покупает дорогие дома и автомобили. Имея прямое отношение к работе комиссии, Хансен хорошо понимал, чего следует опасаться и как не оставлять следов.

В Теплом Стане долго горевали о невозможности личного знакомства с ценнейшим агентом. Но вскоре с этим примирились. Получаемые документы были настолько уникально важными, что ни у кого в Москве не возникало сомнений по поводу "честности" анонимного "добровольца". В первые годы сотрудничество Хансена с Лубянкой шло "как по маслу". В самом первом письме, адресованном полковнику Виктору Чернухину, работавшему в Вашингтоне под дипломатическим "прикрытием", Хансен потребовал "гонорар" - 100 тысяч долларов. На одной из ближайших тайниковых операций эта сумма была передана новому агенту. Через некоторое время Хансен ночью выгреб из мусорного ящика три крупных алмаза - этот минерал тверже денег.

После развала СССР, наследники чекистов - офицеры СВР - от имени высшего начальства в письменной форме заверили агента: на его имя в одном из московских банков открыт счет на сумму в 800 тысяч долларов. Сомнительность этого "дара" очевидна. Какой дурак доверит огромную сумму в твердой валюте незастрахованному государством банку столь нестабильной в финансовом отношении страны? Более того, Хансен прекрасно знал, что почти все российские финансовые заведения находятся под непосредственным контролем мафии. И все же он ни разу не потребовал изменить условия крупного "гонорара".

По слухам, исходящим от обычно хорошо осведомленных источников, Роберт Хансен не притрагивался к московским деньгам. Продолжал жить в скромном доме, где едва хватало жизненного пространства для шестерых детей, с трудом делал выплаты за дом - зарплата сотрудников ФБР невелика. Владел двумя устаревшими автомобилями, которые приходилось постоянно ремонтировать. Не позволял покупать предметы роскоши ни себе, ни своей жене. Все это помогало легко проходить через сито упоминавшейся межведомственной комиссии. Факты эти еще больше затрудняют ответ на вопрос: почему все-таки фэбээровец выдавал ценнейшие секреты представителям страны, к которой не питал уважения.

Подобных вопросов, над которыми ломают голову следователи, много.

Например, когда и как Хансен мог предупредить Москву о строительстве туннеля-подкопа под зданием огромного советско-российского посольства в Вашингтоне?

Или почему в 1991 году Хансен внезапно и надолго прекратил всякие контакты с Москвой?

"В" замолчал почти на 8 лет. Боссы СВР не могли даже предпринять попытки разыскать потерявшегося шпиона. Ведь они не знали его настоящего имени, не ведали о месте работы. Не было даже его фотографии.

Причина разрыва была проста. В 1991 году вашингтонская межведомственная комиссия по розыску возможных предателей резко активизировала работу. Ячейки сита, через которые пропускали сведения обо всех сотрудниках разведки и ФБР, становились все мельче.

Как я упоминал раньше, парадокс "дела Хансена" состоял в том, что этот профессиональный контрразведчик имел доступ ко многим материалам комиссии. Знал кодированные "ключи", с помощью которых вторгался в огромный секретный компьютерный "банк данных". Методичный, хладнокровный Хансен делал поиски по собственному имени, адресам тайников, проверял сведения о передвижении чекистов в Вашингтоне и пригородах. Знал, что под подозрением не находится.

И все же просмотрел, не догадался о серьезной потенциальной опасности.

Аналитики комиссии пришли к выводу, что, несмотря на их усилия и арест бывших сотрудников ЦРУ Эймса и Николса, утечка секретной информации продолжается. Неизвестный источник должен был находиться где-то в ФБР. Составили список контрразведчиков, имевших доступ к специфической информации. Осенью 2000 года в него вошло имя Хансена.

Но пока шпиону об этом не было известно. Успокоившись, удостоверившись в отсутствии "хвоста", после восьмилетнего перерыва Хансен возобновил эпистолярный контакт с Москвой. Ответ из СВР не заставил себя ждать. Осенью 2000 года в тайник было заложено письмо: "Приветствуем, дорогой друг! Рады Вашему возвращению!"

Поток секретных документов возобновился. Но именно в 1999-2000 годах Хансен явно стал впадать в депрессию. Ему внезапно захотелось поделиться с кем-нибудь своими мучительными сомнениями. Сначала он, то ли шутя, то ли серьезно, сообщил СВР, что подумывает о выходе на пенсию, о переселении в Россию, где мог бы преподавать в знаменитой разведшколе бывшего КГБ в подмосковном Юрлове. В другом письме, написанном в марте 2000-го, он, наконец, рассуждает о причинах сотрудничества с бывшим "главным противником" США: "Можно предположить, что я - безумно храбрый человек или же - умалишенный. Но я - ни то, ни другое. Думаю, я - безумно лояльный (!) человек. Подумайте над этими тремя загадками. Я лично считаю: безумство имеет место во всех трех". В конце письма Хансен добавляет: "Прошло много, очень много времени, друзья мои... Очень было одиноко и грустно..."

Позволю себе напомнить читателям: автор этой бессмысленной несуразицы - высокообразованный человек. Один из лучших аналитиков контрразведки ФБР. "Гений" в области компьютерных кодов. Настолько интеллектуально превосходивший сослуживцев, что они его за это недолюбливали. Считали лишенным чувства юмора нарциссистом.

Может, он настолько увлекся игрой в Джеймса Бонда и Кима Филби, что трансформировался в потерявшего чувство реальности психически больного человека? Думаю, этот ответ - наиболее близкий к истине, объясняющий его совершенно аморальное, хладнокровное предательство. Ведь многие планы ФБР, которые Хансен передавал россиянам, были разработаны им самим и утверждены начальством!

К концу прошлого года над, казалось бы, неуязвимым Хансеном начали сгущаться тучи. Специальные следователи межведомственной комиссии продолжали тщательно просеивать любые попадавшие им сведения обо всех фэбээровцах, имена которых числились в упомянутом коротком списке контрразведчиков, имевших доступ к самым важным секретам. Беседовали с заезжими или переселившимися в США бывшими чекистами. Выпытывали имена всех контактов. Имя Хансена пока не попадалось. Наконец, "ЭВРИКА!". Дотошные следователи в который раз прослушивали всеми, казалось, забытую архивную магнитофонную пленку с записью телефонного разговора чекиста Александра Фефелова с неизвестным американцем. Пара следователей была лично хорошо знакома с Хансеном. Прослушали еще раз. Впали в состояние шока: узнали голос Хансена. Но открытия этого было недостаточно для начала следствия.

Под этим мостом в одном из парков Вирджинии был тайник, через который к Хансену поступали деньги и алмазы.

 

Наконец, в самом конце прошлого года в расследовании произошел сенсационный прорыв. По словам одного источника, завербованный американцами россиянин передал им дело Хансена, выкраденное из сокровенного сейфа СВР! И хотя имя агента в нем не упоминалось, "вычислить" его было делом техники. За Хансеном установили круглосуточное наружное наблюдение.

Арест застал Хансена врасплох, хотя потом он довольно быстро пришел в себя. Коротает дни в тюрьме, отвечая на сотни вопросов дотошных следователей. Независимо от того, состоится над ним суд или нет, дни свои Хансен закончит в тюрьме.

Специальная группа следователей ФБР приступила к оценке ущерба, нанесенного Хансеном национальной безопасности США. Дело оказалось настолько катастрофическим, что директор ФБР Луис Фри пригласил бывшего главу ФБР и ЦРУ Вильяма Вэбстера возглавить группу. По оценке специалистов, эта работа продлится несколько месяцев.

Для меня лично конец этой истории получился совершенно неожиданным. Пару недель назад в Сан-Франциско я, в общем-то случайно, попал в список приглашенных на прием, устроенный одной уважаемой компанией. За столом для почетных гостей сидел Плато Качерис, один из самых знаменитых вашингтонских адвокатов. Среди его клиентов была любовница бывшего президента Клинтона Моника Левински. А сегодня его подзащитный - Роберт Хансен...

Когда возбужденная собственной важностью и горячительными напитками толпа участников стала нырять в бесконечный сан-францисский зимний дождь, я подошел к Качерису. Повиновался журналистскому инстинкту: адвокат этот - потенциальный источник интересной информации. Всучил знаменитости свою визитную карточку. Он знал о моей судьбе. Извинился, что оставил свою визитку в гостинице. На следующий день я забыл об этой курьезной случайной встрече.

И вдруг на днях получаю отправленный из Вашингтона элегантный конверт. На нем - штамп офиса Плуто Качериса. Читаю письмо:

"Дорогой Станислав! Я рад был с Вами познакомиться на прошлой неделе в Сан-Франциско... Шутя намекнул прокурорам, что хочу пригласить Вас в качестве эксперта-свидетеля на слушание дела Хансена. Не сомневаюсь, они примут шутку всерьез, и если к Вам обратятся, у Вас будет повод от души посмеяться".

Хорошенькие шутки!


1 Окончание, начало см. в "Вестнике" ╧6, 2001 г.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]