Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

"БУЛЬДОЗЕР" БУШ ЗА РАБОТОЙ

В августе 1981 года я готовился лететь в Мюнхен, где меня ждала непродолжительная, всего на несколько недель, работа на радиостанции "Свобода". Август - сезон отпусков, журналисты "Свободы" разъехались по Европе, и я должен был кого-то подменить. С собой я решил взять сына, у которого были летние каникулы и которому, считал я, не мешает увидеть новую страну. Но полетим ли мы? Этого не знал никто. Потому что авиационные диспетчеры заявили, что если им не повысят зарплату, они объявят забастовку. Тысячи и тысячи американцев, наметивших воздушные путешествия, гадали: удастся ли улететь?

Я не случайно вспомнил сегодня о событиях двадцатилетней давности. Вспомнил я о них в связи с решением президента Буша предотвратить стачку механиков авиакомпании North-West. Выступая в городе Си-Фолс (штат Южная Дакота), куда он приехал, чтобы рассказать о своей программе снижения налогов, президент подчеркнул: "Для нашей экономики важно, чтобы воздушный сервис не прерывался, и это еще важнее для напряженно работающих американцев". Из речи Буша также следовало, что он не даст возможности бастовать и служащим других авиакомпаний - Delta, United и American. Он напомнил о законе 1926 года, принятом для предотвращения стачки железнодорожников, а этот закон распространяется на все виды транспорта, обслуживающие пассажиров в масштабе страны.

Профсоюзы не преминули напомнить, что "антирабочий", с точки зрения профсоюзов, закон 1926 года применяется чрезвычайно редко, и решение воспользоваться им свидетельствует о нелюбви Буша к "юнионам". Я не берусь судить об отношении нового президента к профсоюзам, готовым дезорганизовать жизнь в стране. Возможно, оно и отрицательное. Но вот факт: предшественником Буша в применении этого закона был Рональд Рейган. Летом 1981 года пробывший в офисе всего семь месяцев президент предъявил бастующим авиадиспетчерам ультиматум: не выйдете на работу в течение 24-х часов, будете уволены! Единицы стачечников подчинились президенту. Тысячи отказались, будучи в полной уверенности, что их заменить некем. Ровно через сутки тысячи ослушавшихся были уволены, и их места заняли военные авиадиспетчеры. Мы с сыном благополучно долетели из Нью-Йорка в Мюнхен.

Решительная мера Буша для предотвращения стачки авиамехаников - лишь один пример его толковой работы в первые два месяца в Белом доме. За этот недолгий срок он и республиканский Конгресс провели много незаметных, на первый взгляд, мероприятий, которые пойдут на пользу большинству американцев и большинству бизнесов. Из больших дел сделано только одно - да и то наполовину: Палата представителей одобрила предложение Буша о снижении налогов на 1,6 триллиона долларов в течение десяти лет. Вторая половина дела - за Сенатом, который не собирается заниматься налогами по крайней мере до мая. Но и решение нижней палаты Конгресса получило широкую прессу и до сих пор находится в поле зрения средств массовой информации. Другие же дела президента и Конгресса не получают столь широкого освещения, как налоговая реформа, и поэтому может показаться, что и дел-то особых нет. Между тем они есть, и их много. И левоориентированные журналисты и общественные деятели уже бьют тревогу: где демократы? Почему ничего не предпринимают, чтобы помешать Бушу и его однопартийцам в Конгрессе? Что с оппозицией?

Роберт Райш, в прошлом оксфордский однокашник Клинтона и министр труда в первые четыре года клинтоновского президентства, охарактеризовал Демократическую партию в газете "Вашингтон пост" как "бывшую партию", которая "испарилась".

Политический обозреватель газеты "Нью-Йорк таймс" Фрэнк Рич назвал свою обширную статью о демократах "Сонная партия", и его текст иллюстрирует такой рисунок: перевязанный цепями и веревками осел (символ Демократической партии), не способный двинуться с места.

Политический обозреватель "Вашингтон пост" И.Дж. Дионн, колонки которого печатает также "Нью-Йорк пост", сравнивает Буша с бульдозером, продвигающимся к цели, и взывает к демократам: ребята, сделайте что-нибудь, чтобы остановить бульдозер!

Райш, Рич, Дионн и их единомышленники в средствах массовой информации, в общественных организациях, в Капитолии не на шутку встревожены первыми двумя месяцами Буша на посту президента.

В один из последних дней своего президентства Билл Клинтон наложил вето на одобренный Конгрессом законопроект об изменении ряда законов о банкротстве - в сторону ужесточения. Решение наложить вето он мотивировал так: предложения республиканцев сделаны исключительно в интересах большого бизнеса и наносят удар по рядовому американцу. Но вот Клинтон стал бывшим президентом, в Белый дом вселился Буш, и Конгресс решил оживить законопроект о банкротстве. Республиканцы в Конгрессе были воодушевлены заявлением Буша, что он подпишет законопроект - придаст ему силу закона. Первой вновь одобрила билль Палата представителей, затем ее примеру последовал Сенат, причем в Сенате, где голоса республиканцев и демократов разделены поровну (50: 50), законопроект поддержали 83 депутата (47 республиканцев и 36 демократов) и только 15 сенаторов (13 демократов и 2 республиканца) проголосовали "против". В числе поддержавших оказалась и сенатор от Нью-Йорка Хиллари Клинтон, хотя законопроект, поддержанный ею, практически подобен тому, что отверг ее муж.

В дни, предшествовавшие голосованию в Сенате, либеральная пресса утверждала, что Конгресс собирается изменить законы о банкротстве, идя тем самым навстречу "большому бизнесу" (читай: богатым!) и игнорируя интересы рядовых американцев. О том же говорили противники законопроекта. "Этот билль - мечта банков, дающих кредитные карточки, и кошмар для неустойчивых в финансовом отношении семей!" - провозгласил сенатор Пол Уэллстоун (демократ от Миннесоты).

Попробуем разобраться. За годы клинтоновского правления почти удвоилось число американцев, которые объявили себя банкротами и просят в суде освободить их от выплаты долгов по кредитным карточкам. В 1990 году таковых было менее 700 тысяч, в 2000-м их число выросло до 1,3 миллиона. И это при том, что в 90-е годы экономика крепла, и росло благосостояние большинства американцев. Но с ростом благосостояния росло и число банкротств. Парадокс? Никакого парадокса.

90-е годы характеризуются не только укреплением экономики, но и ослаблением морали. Все больше людей не видят ничего зазорного в том, чтобы накупить кучу дорогих вещей в кредит, а затем объявить себя банкротом. Существующие законы о банкротстве таковы, что многие обманщики добивались своего: суды прощали им долги. Но кто страдал от этого? Финансовые институты, выдающие кредитные карточки? Ни в коем случае! Уж они-то точно не страдали. Страдали честные американцы. Потому что банки, не желая терпеть убытки из-за сотен тысяч банкротов, увеличивали процент, взимаемый с долга по кредитной карточке. Миллионы, десятки миллионов американцев вынуждены платить больший процент из-за того, что суды снисходительно относились к должникам.

"Я делаю это в интересах простых американцев", - заявил Клинтон, накладывая вето на законопроект.

Он сделал это в интересах обманщиков. В их числе не только, разумеется, должники по кредитным карточкам (хотя таких большинство). В их числе и незадачливые предприниматели, взявшие в банке деньги для своих бизнесов, прогоревшие по тем или иным причинам и решившие получить прощение долгов.

В существующем законодательстве, которое изменится после того, как президент Буш превратит законопроект в закон, сегодня есть масса лазеек, позволяющих избежать уплаты долгов. Только такие лазейки помогли киноактеру Берту Рейнолдсу избежать уплаты 8 миллионов долга, но сохранить за собой флоридское поместье, оцениваемое в 2,5 миллионов долларов.

Изменение законов о банкротстве заставит многих американцев пересмотреть свое отношение к займам в банке. В выигрыше от новых законов окажется вся страна. Как и от президентского указа Буша о контрактах федерального правительства с частными компаниями. Клинтоном было решено, что правительство не должно иметь никаких дел с компаниями без профсоюзов. При заключении контрактов на выполнение государственных заказов администрация Клинтона отдавала предпочтение тем компаниям, в которых были профсоюзы. Даже в тех случаях, когда такие компании запрашивали за свои услуги гораздо больше денег, чем их конкуренты. Правительство не считало нужным экономить. И понятно, почему: во-первых, деньги-то изъяты у налогоплательщика, и, значит, их можно тратить сколько душе угодно; во-вторых, профсоюзы поддерживают на выборах кандидатов Демократической партии, и, значит, им надо давать возможность заработать.

Буш издал указ, ставящий точку на подобной практике. В конкурентной борьбе предпочтение должно отдаваться компании, которая гарантирует высокое качество работы за более низкую цену. А есть ли в этой компании профсоюзы или нет, не имеет значения. Буш не желает подкармливать профсоюзы за счет налогоплательщика.

"Караул!" - кричат профсоюзы, и демократы не могут не слышать этого вопля. Но что практически они в состоянии сделать, чтобы остановить "бульдозер"?

Впервые с 1955 года Демократическая партия оказалась в глубокой оппозиции: в Белом доме - республиканец, и Республиканская партия контролирует обе палаты Конгресса. В последний раз такое было в первые два года президентства Дуайта Эйзенхауэра - в 1953-м и 54-м годах. С той поры в течение 46 лет подобного не случалось, и нынешнее поколение демократов просто-напросто не имеет опыта одновременного противостояния Белому дому и Конгрессу. Да ведь и новый президент оказался не промах. В течение прошлого года, в ходе предвыборной борьбы, демократы изображали Буша неотесанным деревенским парнем, не способным связать двух слов. Но вот "неотесанный" вошел в Белый дом и, как оказалось, прекрасно знает, как пробивать свои идеи - как осуществлять их.

12 марта общенациональная газета "USA Today" напечатала любопытную заметку о поездках Буша по стране. В течение первых 52 дней в должности президента он провел в поездках 17 дней и посетил за это время 18 штатов - в два раза больше Клинтона, который в первые 52 дня провел вне Вашингтона 8 дней и посетил 9 штатов. Постоянные поездки и встречи позволяют Бушу привлечь на свою сторону тысячи, десятки тысяч американцев, многие из которых голосовали в ноябре прошлого года не за него, а за вице-президента Ала Гора. Опрос общественного мнения, проведенный в середине марта газетой "Нью-Йорк таймс" и телекомпанией CBS, показывает, что работу Буша одобряют 60 процентов американцев. И это-то политик, которого либералы величали чуть ли не Иванушкой-дурачком! (Но в сказках, как известно, Иванушка оказывается на поверку вовсе не промах.)

Когда 21 год назад Рональд Рейган сражался за Белый дом, либеральные средства массовой информации возмущались стремлением голливудского актера (не самого при том знаменитого) стать во главе страны-лидера демократического Запада. Либералы не хотели вспоминать, что этот актер дважды избирался губернатором крупнейшего штата страны - Калифорнии. Недооцененный соперниками Рейган победил на выборах, и в первый же год своего президентства с блеском провел налоговую реформу.

Я не сравниваю Рейгана с нынешним президентом, поскольку второго Рейгана не было, нет и, увы, не будет. Но кое-что общее между ним и Бушем все-таки есть. Буш, как и Рейган, дважды побеждал на губернаторских выборах - в Техасе, одном из крупнейших штатов страны. Его, как и Рейгана, недооценивали во время избирательной кампании и после победы на выборах. Как и Рейган, он начинает президентство с борьбы за снижение налогов и с ударов по профсоюзам. Правда, Бушу проще, чем Рейгану, которому противостояла контролируемая демократами Палата представителей. Буш может рассчитывать на поддержку обеих палат.

Пожалуй, и впрямь нелегко остановить этот "бульдозер"!

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 7(266) 27 марта 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]