Главная страница [an error occurred while processing this directive]

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(265) 13 марта 2001 г.

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

НУ КАК НЕ ПОРАДЕТЬ РОДНОМУ ЧЕЛОВЕЧКУ?

Дело было чуть больше восьми лет назад - в канун первой инаугурации Билла Клинтона. Это был праздник не только супругов Клинтонов и всей Демократической партии - это был и праздник всех родственников нового президента и новой первой леди. Хью и Тони Родэмы, младшие братья жены президента, решили не упустить случая и кое-что заработать. Крупная компания намеревалась провести инаугурационный бал в вашингтонском отеле "Ренессанс Мэйфлауэр", и было очень важно, чтобы на бал обязательно заглянули - хоть на десять минут или даже на пять - главные герои дня. "Попытаемся", - отвечали Хью и Тони представителю компании, дав при этом понять, что за организацию визита на бал президента и первой леди братьям следует кое-что заплатить.

Подруга Дениз Рич Бет Дозорец.

Дениз Рич.

И это было только начало деятельности братьев Родэмов, решивших извлечь максимальную прибыль из своего родства с первой леди. Они заметно перещеголяли президентского брата Роджера Клинтона, который также оказался парнем не промах и не упускал случая нажиться на родственной связи.

Многое из того, чем занимались в минувшие восемь лет братья Хиллари и брат Билла, стало явным только после смены администрации. Всему виной деятельность Клинтона в его последние часы в Белом доме, когда он помиловал тех, кто вовсе не заслуживал помилования. Первым на поверхность всплыло имя Марка Рича, обсчитавшего казну на десятки миллионов долларов, в виде недоплаченных налогов, и сбежавшего от правосудия в Швейцарию. А уж за Ричем последовали и другие имена. Вот так и стало известно, что братья Родэмы и Роджер Клинтон внесли свою лепту в "Пардонгейт", как назвали журналисты очередной клинтоновский скандал. Когда же об этом стало известно, стали всплывать и другие их проделки в годы клинтоновского президентства, и журналисты заговорили уже о "Братгейте".

Что ж, Братгейт - так Братгейт, но прежде чем я продолжу эту тему, стоит сделать отступление и поговорить о братьях других президентов. Такое отступление необходимо, и вот почему.

За восемь клинтоновских лет о каком бы скандале речь ни заходила, апологеты Клинтонов парировали: "Все такие!" Особенно громко об этом заявлялось во время процесса импичмента в Палате представителей и суда в Сенате. Вот и теперь нам напоминают о пьянице Сэме Хьюстоне Джонсоне, которого президент Линдон Джонсон часто держал взаперти в Белом доме, чтобы братишка ненароком где-нибудь не набузил. Напоминают, естественно, о Дональде Никсоне, занимавшемся сомнительным бизнесом и время от времени подводившем своего брата президента Ричарда Никсона. И чаще всего, конечно, поминают Билли Картера, затеявшего бизнес с режимом полковника Каддафи и тем самым изрядно напакостившего своему брату президенту Джимми Картеру.

Все это так. Не у одного президента были братья, которые отравляли президентам жизнь. Но ни у одного президента или первой леди не было братьев, которые извлекли бы из своего родства столько материальной выгоды, сколько Роджер Клинтон и братья Родэмы. И только эта тройка братьев пыталась (с разной степенью успеха) добиться президентского помилования для преступников. Хью Родэм стал, наверное, первым в истории родственником президента, который не только добился прощения преступников, но и заработал на этом громадные деньги. Тот факт, что бывший президент и бывшая первая леди потребовали, чтобы он вернул деньги, свидетельствует лишь об одном: сделка получила огласку и оказалась слишком скандальной. Да и неизвестно, вернул ли Хью полностью все 400 тысяч, полученные за президентское прощение Карлоса Вагнали, отбывавшего 15-летний тюремный срок за торговлю наркотиками, и Гленна Брэзуэлла, признанного виновным в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и лжесвидетельстве.

Да, не только у бывшего президента Клинтона и сенатора Хиллари Клинтон были братья, попадавшие в разного рода истории, но только эта супружеская пара позволила своим братьям извлекать материальную выгоду из родственных связей. Попробуйте назвать ещё одного президента, который бы миловал преступников по просьбе братьев своей жены!

Скандальное помилование Клинтоном наркодельца Вагнали и мошенника Брэзуэлла оказалось в центре внимания, поскольку об этих преступниках в свое время писали и говорили достаточно много и долго. Да к тому же сотни тысяч, заработанные Хью Родэмом, не могли остаться незамеченными. Прибавьте ко всему этому заявление сенатора Клинтон, что она и "понятия не имела" о ходатайстве брата за Вагнали и Брэзуэлла.

Гораздо меньше внимания средств массовой информации привлекло прощение Клинтоном супругов Эдгара Аллена и Вонны Джо Грегори, за которых ходатайствовал Тони Родэм. Во-первых, Клинтон простил их не в последний день (а именно эти последние решения вызвали скандал), а в марте прошлого года. Во-вторых, Тони, в отличие от Хью, денег за свою услугу не получил. Но и это решение Клинтона, как и большинство принятых в последний день, было сделано вопреки рекомендации министерства юстиции.

Супругов Грегори признали виновными в использовании денег банка, которым они владели, для предоставления сомнительных займов своим друзьям, из-за чего стал банкротом не только этот банк, но и два небольших зависевших от него. В результате государство заплатило вкладчикам сотни тысяч долларов. Министерство юстиции довело до сведения Клинтона, что прощение супругов Грегори будет означать только одно: найдутся владельцы банков, которые сочтут возможным заниматься такими же финансовыми нарушениями. Министерство юстиции несколько раз отклоняло прошения супругов Грегори о помиловании. Но вот за дело взялся брат первой леди, и они были помилованы.

"Тони Родэм - друг нашей семьи, и я понятия не имел, что он принял участие в нашей судьбе", - сказал Эдгар Аллен Грегори в интервью "Нью-Йорк таймс". Поверить ему так же трудно, как поверить сенатору Клинтон, утверждающей, что она не знала о деятельности брата Хью, просившего ее мужа освободить Вагнали и Брэзуэлла.

Насколько успешным была деятельность братьев бывшей первой леди на ниве президентских помилований, настолько неуспешной была попытка брата бывшего президента добиться прощения для шести дружков-уголовников, о чем Роджер поведал газете "Лос-Анджелес таймс". В середине 80-х годов, когда Билл Клинтон губернаторствовал в Арканзасе, третьеразрядному музыканту Роджеру пришлось провести год за решеткой за участие в наркобизнесе. После избрания брата президентом Роджера взяли под свою опеку друзья Билла и Хиллари, голливудские телепродюсеры супруги Гарри и Линда Бладуорт-Томейсон. Они подкидывали брату президента кое-какую работенку. К тому же Роджеру стали предлагать всевозможные выступления, и не только в Америке: его имя служило приманкой для многих. Он даже выступал в Северной Корее. Когда президентство Клинтона приближалось к концу, Роджер попросил его о помиловании шестерых его друзей, которые уже давно отсидели свои сроки, но не могут преуспеть в бизнесе из-за судимостей в прошлом. Брат-президент проигнорировал просьбу Роджера. "Я не могу понять, почему ни одна из моих просьб не удовлетворена. Я считал, что все, о ком я просил, заслужили прощения", - говорил Роджер лос-анджелесской газете. "Я не взял ни цента за свои усилия", - подчеркнул он.

А если взял? Конгресс и ФБР надеются получить точную информацию. Но ходатайства Роджера Клинтона вызывают у законодателей и правоохранительных органов меньше беспокойства, чем ходатайства Хью и Тони Родэмов. И не только потому, что усилия Роджера оказались напрасными. В годы президентства старшего брата он не столь бесцеремонно использовал свою близость к Белому дому, как братья первой леди. Хью и Тони действовали по принципу "куй железо, пока горячо". С первого дня пребывания сестры и ее мужа в Белом доме до последнего. О первом дне - инаугурационном - мы уже знаем. Познакомимся с тем, что было дальше.

Тони Родэм пытался получить разрешение на открытие казино в Нью-Джерси и заключить контракт в Китае на создание компании по очистке воздуха. Национальный комитет Демократической партии использовал его как свадебного генерала по всей стране для сбора средств в избирательные и партийные фонды. В 1994 году он женился на Николь - дочери калифорнийского сенатора Барбары Боксер: бракосочетание состоялось в Розовом саду Белого дома в присутствии сотен журналистов. Развод же Тони и Николь не афишировался. В последние дни Клинтона в Белом доме Тони звонил президенту по телефону каждые пять минут. По словам корреспондента журнала "Тайм" Маргарет Карлсон, Тони был в это время с группой "новых русских" в одном из столичных отелей. Чтобы набить себе цену в их глазах, ему потребовалось сфотографироваться вместе с президентом. Вот он и названивал в Белый дом. Тони сумел таки добиться своего, но уже после инаугурации Джорджа Буша, когда бывший президент Клинтон готовился сесть в самолет и лететь в Нью-Йорк. На военно-воздушной базе Эндрюс Билл Клинтон пожал руку Тони Родэму, что и запечатлели фотографы.

Хью Родэм стал частым посетителем Белого дома с первых же дней правления Клинтонов. Он играл с президентом в настольные игры до глубокой ночи, невзирая на протесты сестры. Хью хотел жить по-президентски и постоянно просился то на вручение "Оскаров", то на "Супер-Боул", то в свиту президента.

В 1994 году Хью Родэм решил приобщиться к политике - выставил свою кандидатуру в Сенат от штата Флорида. Он легко добился поддержки Демократической партии штата, лидеры которой не смели перечить первой леди, принимавшей активное участие в избирательной кампании брата. Но на всеобщих выборах вышел конфуз: сенатор-республиканец Конни Мак разбил президентского родственника в пух и прах, набрав 70,5% голосов. Больше Хью в политику не совался.

Время от времени братья Родэмы затевали совместное предприятие. В 1999 году они отправились в Грузию, чтобы создать компанию по экспорту лесных орехов. Предприятие обещало стать многомиллионным. На беду Хью и Тони, их главным партнером оказался политический противник Эдуарда Шеварднадзе. Президент Грузии дипломатично принял братьев первой леди, мило раскланялся с ними и, говорят, предложил тост за развитие грузино-американской дружбы. Можно только гадать, что Хью и Тони сказали президенту Грузии во время встречи, но когда они удалились, Шеварднадзе связался с Вашингтоном и высказал пожелание, чтобы братья Родэмы убрались из его страны в течение суток. Хью подчинился распоряжению из Вашингтона и отказался от планов завести деловые отношения с какой-либо из республик бывшего Советского Союза. Тони же не унялся до сих пор.

Расследования по поводу клинтоновских помилований только начинаются, и это значит, что вскоре нам предстоит узнать о родных братьях обоих Клинтонов больше, чем им хотелось бы. "Потряси семейное дерево и наблюдай, как с него посыплются мошенники!" - советует политический обозреватель газеты "Нью-Йорк пост" Стив Данливи, имея в виду семейство Клинтон-Родэм.

Не всякое, согласитесь, дерево дает такие плоды. И, уж тем паче, не президентское. Но памятуя прошлое супругов Клинтонов, - как доарканзасской и арканзасской поры, так и вашингтонской, мы не должны удивляться поведению Хью, Тони и Роджера. Братья знали, что их деятельность не встретит осуждения, так как вполне соответствует понятиям президента и первой леди о морали. С "семейного дерева" Клинтонов, по-видимому, будут ещё долго "сыпаться мошенники", навряд ли дело ограничится только тремя братьями.

Америка не знала второй такой президентской семьи. Дай Бог, чтобы и не узнала.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 6(265) 13 марта 2001 г.

[an error occurred while processing this directive]