Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #5(264), 27 февраля 2001

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

КЛИНТОН УШЕЛ, СКАНДАЛЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

В 2001 году произошла четвертая за мои американские годы смена президентов, и нынешняя - четвертая - как день от ночи отличается от трех предыдущих.

Уже 21 января 1981 года, на следующий день после того, как Рональд Рейган пришел на смену Джимми Картеру, о Картере забыли, словно его и не существовало.

20 января 1989 года Рейган улетел из Вашингтона в Калифорнию и исчез из поля зрения, а в центре внимания оказался новый президент - Джордж Буш.

Ровно четыре года спустя и Бушу пришлось расстаться с Белым домом. Он отправился в Техас, в Хьюстон, и уже новый президент Билл Клинтон занял первые полосы газет, заполонил телеэкраны. После 20 января 1993 года мало кто вспоминал о его предшественнике.

Но ничего подобного описанному выше не случилось после того, как 21 января 2001 года на смену Клинтону пришел Джордж Буш - сын клинтоновского предшественника. Клинтон как был в центре внимания в течение восьми лет, так и остался. В первый месяц президентства Буша средства массовой информации уделяли новому президенту если не меньше внимания, чем Клинтону, то, уж во всяком случае, и не больше. Бывший президент по-прежнему на виду. И еще на каком! Часто с рассказа о нем начинались новостийные телепрограммы, едва ли не ежедневно его фотографии красовались в газетах и журналах. Такой популярности можно было бы позавидовать, если бы она не основывалась на непрекращающихся скандалах.

Уильям Джефферсон Клинтон, 42-й президент Соединенных Штатов, вошел в Белый дом скандально, скандалы преследовали его на протяжении восьмилетнего служения народу и своему кошельку, сопровождаемый скандалами он покинул Белый дом, и пока трудно сказать, когда эти скандалы прекратятся. Когда Клинтон занимал президентский пост, к его услугам был пропагандистский аппарат, который делал все возможное, чтобы смягчить скандалы, и часто достигал успеха. Теперь в его распоряжении нет такого аппарата, и это немедленно сказалось.

Каждый, кто следит за событиями быстротекущей жизни, осведомлен, разумеется, и о вызвавших взрыв возмущения президентских помилованиях, в том числе о помиловании сбежавшего от суда в Швейцарию миллиардера Марка Рича; и о подарках, вывезенных бывшим президентом и его супругой-сенатором из Белого дома, среди которых оказались вещи, не принадлежащие им, и кое-что пришлось вернуть государству; и о намерении бывшего президента снять в Манхэттене офис с годовой арендной платой 800 тысяч долларов (из кармана налогоплательщика, естественно)... Рич оказался не единственным, чье помилование вызвало возмущение... Выяснилось также, что принадлежащую государству мебель Клинтоны начали вывозить из Белого дома еще весной прошлого года - как только купили в пригороде Нью-Йорка первый дом... Между тем, нью-йоркский федеральный прокурор приступил к расследованию происхождения баснословных сумм, пожертвованных бывшей женой Рича в различные фонды Демократической партии, и сразу несколько комитетов Палаты представителей начали расследования источников финансирования президентской библиотеки Клинтона, которая должна быть построена в Литл-Роке.

Можно только гадать, до чего докопаются правоохранительные органы и законодатели. Сегодня же я хочу обратить внимание читателей на реакцию политиков и журналистов на последние скандалы. И речь пойдет не о политиках-республиканцах и не о журналистах, которые обычно поддерживают консерваторов. С ними, как говорится, все ясно. Гораздо интереснее, на мой взгляд, познакомиться с реакцией политиков - однопартийцев Клинтонов, бывшего президента и сенатора (демократки от штата Нью-Йорк), и либеральных журналистов, горой стоявших за Клинтона - как в предвыборной кампании 1992 года, так и в годы его президентства.

В 1998 году, в разгар скандала, вызванного ложью президента в связи с Моникой Левински, госпожа Клинтон (в то время еще не сенатор) объявила о существовании "заговора правых", которые якобы ненавидят ее мужа. В стране, помешанной на заговорах, такое заявление пало на благодатную почву - тем более, что многие американцы действительно относились к Клинтону, мягко говоря, безо всякого почтения. Я, например, никогда не питал к нему симпатий, поскольку был наслышан (и начитан) о его губернаторстве в Арканзасе задолго до того, как он вышел на общенациональную арену. Кстати, замечу попутно, об этом мог знать каждый - если, разумеется, хотел. Достаточно было заглянуть в библиотеку (Интернет еще не вошел тогда в моду) и почитать, что пишут о губернаторе ведущие арканзасские газеты. Да и личность левоориентированной социалистки Клинтон не вызывала ни малейших симпатий. Но я, признаюсь, и представить себе не мог, как далеко способна зайти эта пара.

Никакого "заговора правых", разумеется, не было, но нелюбовь "правых", то есть консерваторов, к президенту Клинтону имела, разумеется, место. И на эту нелюбовь очень резко - и отрицательно - реагировали любящие президента политики, журналисты, общественность, под коей я подразумеваю рядового избирателя. Выражая их мнение, вице-президент Ал Гор назвал Клинтона "одним из величайших президентов", и ему аплодировали. Но не зря говорится, что от любви до ненависти - один шаг. Справедливость этой максимы подтверждают сегодняшние высказывания политиков-либералов и комментарии либеральных журналистов в отношении послепрезидентских клинтоновских скандалов.

"Возмутительно, не подлежит оправданию", - заявил массачусетский конгрессмен-демократ Барни Фрэнк о решении Клинтона помиловать сбежавшего за границу от суда Рича. Это решение Фрэнк характеризует как "вызывающее презрение" и называет "предательством" демократических принципов.

"Случившееся заставляет нас оглянуться на прошлые дела администрации Клинтона", - считает сенатор Пол Уэллстоун (демократ от Миннесоты), один из самых ярых защитников Клинтона во время процедуры импичмента в Палате представителей и суда в Сенате.

Уильям Дэйли, министр торговли в администрации Клинтона и менеджер президентской кампании Гора, так охарактеризовал последние скандалы своего бывшего босса: "Ужасно, кошмарно, катастрофически". Буш, напомнил Дэйли, "во время избирательной кампании обещал вернуть достоинство и величие президентскому посту, и поступки Клинтона в последние несколько недель предоставляют Бушу прекрасную платформу для осуществления обещанного".

Политический обозреватель газеты "Вашингтон пост" И.Дж.Дионн восемь лет пел гимны Клинтонам, отметая все обвинения против них, а теперь его комментарии дышат гневом. Как и редакционные статьи газеты "Нью-Йорк таймс", призывавшей своих читателей голосовать за Клинтона в 1992 и 96-м годах и за госпожу Клинтон - в 2000-м. Эта газета напечатала уже с десяток редакционных статей, осуждающих президентские помилования, вывоз Клинтонами подарков из Белого дома, аренду офиса в Манхэттене, подписание бывшей первой леди договора на издание мемуаров с 8-миллионным задатком.

Из всего написанного за последние дни либеральными журналистами самой беспощадной к Клинтонам оказалась статья левоориентированного политического обозревателя газеты "Нью-Йорк пост" Джека Ньюфилда, который в молодые годы был в числе помощников сенатора Роберта Кеннеди. Во время клинтоновского правления он неизменно восхвалял президента и первую леди. Время от времени осторожно критиковал их, сказать точнее: нежно гладил против шерстки. Но вот теперь Ньюфилд почувствовал себя как муж, который всегда преданно любил супругу и вдруг узнал, что все прожитые ими в браке годы она изменяла ему. Только так воспринимается его комментарий, обвиняющий Клинтонов в клептомании. Приведу несколько пассажей из этой статьи, автор которой - напиши он все это три года назад - немедленно был бы причислен к идеологам "заговора правых".

"Билл и Хиллари пребывают в состоянии, когда невозможно удержаться от импульса спереть, стырить, сбондить, прикарманить, забрать или присвоить предметы, которые им нравятся..." Ньюфилд советует супругам Клинтонам отказаться от плана строительства президентской библиотеки в Литл-Роке и вместо нее построить в Лас-Вегасе музей памяти гигантов американской клептомании и назвать его Музеем Жадности имени Марка Рича.

"Филантропия и смиренное покаяние остались единственным выходом для Билла Клинтона. Иначе его засмеют и уже не отпустят", - пишет Ньюфилд.

"Заложниками Билла" назвала газета "Уолл-стрит джорнэл" всех, кто возносил Клинтона до небес, а теперь сбросил на землю, втаптывает в грязь, размазывает по стенке. Не все, однако, поступают так. Мы сегодня становимся свидетелями редких попыток оправдать Клинтона - если не во всем, то хоть в чем-то, и эти попытки весьма забавны.

О "президентских подарках периода 1860 года" поведал читателям "Нью-Йорк таймс" историк Гарольд Холцер, перечисливший подарки, полученные Авраамом Линкольном. Он получал их много, и ему в голову не приходила мысль отчитываться о подарках. Он редко возвращал их, никогда не платил за них и часто даже не считал нужным признавать, что получил их. "Но его никогда не порицали за то, что он принимает подарки. Линкольн, - пишет Холцер, - вероятно, страшно удивился бы гневу, который вызвали подарки, полученные его преемником в XX веке".

Но Линкольн удивился бы не только этому. Он несказанно удивился бы тому, что женщины имеют право голоса. Он был бы поражен тем, что сенаторов выбирают не легислатуры штатов, а рядовые избиратели. Он ущипнул бы себя, думая, что ему снится сон, если бы столкнулся с чернокожим государственным секретарем. Да мало ли, чему удивился бы любой американец, попавший из середины XIX века в конец XX - начало XXI! Ниавно судить сегодняшних политиков мерками прошлого, как, конечно, и политиков прошлого - сегодняшними мерками.

Политикам - в том числе и президентам - позволялось в прошлом многое из того, что недопустимо сегодня, и у нас есть только одна мерка, позволяющая сравнивать политиков разных эпох, это - Конституция Сое-диненных Штатов. Конституция предоставляет Палате представителей право импичмента (Статья I, раздел 2). В истории страны было только два президента, подвергнутых импичменту Палатой представителей - Эндрю Джонсон и Билл Клинтон. Но страна не избирала Джонсона президентом, он занял этот пост после убийства Линкольна. Таким образом, Клинтон стал первым в истории избранным президентом, подвергнутым импичменту. Это и есть крайняя точка падения президента. "Бесстыдное" помилование Рича (и не только его), попытка присвоить вещи, принадлежащие Белому дому, - детские игрушки в сравнении с импичментом.

Наступит 2004-й год, и возьмет старт очередная президентская предвыборная кампания. В числе ее участников, вероятно, будет сенатор Хиллари Родэм Клинтон. Кое-кто считает, что она подождет до 2008 года; я же думаю, ждать не будет. Конечно, Клинтон обещала нью-йоркским избирателям служить им верой и правдой отведенные сенатору шесть лет, то есть до 2006 года включительно, но ей ничего не стоит нарушить данное слово. И как же будут реагировать на ее президентскую кандидатуру либеральные политики и журналисты, осуждающие сегодня хором сенатора и бывшего президента? Они сделают вид, что ничего постыдного в биографии госпожи Клинтон не было и нет, и призовут избирателей отдать ей свои голоса, а каждому, кто напомнит о скандалах, цветисто расскажут о самоотверженном служении сенатора Хиллари простому народу...

Содержание номера Архив Главная страница