Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(263), 13 февраля 2001

Ефим МАКАРОВСКИЙ (Калифорния)

МЫ ЭТОГО НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕМ

В холодное октябрьское утро 1943 года взволнованные датчане передавали из уст в уста: "Спасайте евреев, спасайте евреев..."

Незнакомые люди встречали евреев на улице, стучались в их дома и, вручая им ключи от своих квартир, молили их покинуть свои дома.

Благодаря атташе германского торгового флота в Копенгагене, антинацисту Дуквицу Г.Ф., акция фашистов по депортации евреев из Дании с 1 по 2 октября 1943 года провалилась. Прочитав телеграмму, присланную из Берлина, Буквиц немедленно встретился с главой социал-демократической партии Дании Ганском Гедтофтом и сказал ему: "Произойдет что-то ужасное, если мы не примем меры".

Ганс Гедтофт немедленно пошел к судье Генрику, главе еврейской общины, который, выслушав предупреждение Гедтофта, не поверил ему и не пожелал беспокоить общину в праздник Рош Гашана. Потребовалось некоторое время, чтобы убедить Генрика.

Датчане действовали решительно и быстро. Не обошлось, конечно, и без курьезов, так как датчане не могли поначалу определить, кто у них еврей, а кто не еврей. По своей наивности они почему-то думали, что евреи - такие же граждане Дании, как и они, только исповедующие иудаизм, в чем, по их понятиям, ничего предосудительного не было. Характерный случай произошел с датским вице-адмиралом. Когда немцы предложили ему обменять интернированных датских военнослужащих на евреев, он ответил, что не видит смысла менять одного датчанина на другого.

Некий шофер такси, впоследствии вспоминал, как ему трудно было по фамилиям в телефонной книге выискивать вероятных евреев. И все же тщательно спланированная акция нацистов по депортации евреев почти полностью провалилась. Из семи тысяч евреев им удалось схватить около трехсот человек.

Утром 3 октября, в воскресенье, Совет датских епископов дал указание с кафедры каждой кирхи призвать народ оказывать сопротивление фашистскому плану уничтожения евреев. Надо заметить, что христианский протестантизм в Дании относился к иудаизму вполне благожелательно.

Основоположник современного датского протестантизма Николай Грундтвиг, не в пример Лютеру и Кьеркегору, не был антисемитом. Его протестантизм разделяет общую точку зрения на миропонимание с иудаизмом. В теологии Грундтвига гуманизм пользуется приоритетом перед всеми другими постулатами церкви. В его учении вселенское спасение должно включать также и не христиан тоже, в особенности евреев. Протестантизм Грундтвига концентрирует внимание на семье, общине, предпочитает абстрактному эзотеризму позитивистскую устремленность на улучшение окружающего нас мира. И в то время, когда большая часть Северной Европы шли за Лютером и Кьеркегором, датчане последовали за Грундтвигом, учение которого и сформировало их национальный характер.

В те пасмурные дни осени 1943 года датское подполье проделало колоссальную работу. Оно собрало деньги, чтобы заплатить морякам, которые для спасения евреев рисковали своей жизнью, организовало колонны грузовиков и автомобилей, доставивших их на рыболовные суда. К концу ноября почти все датские евреи с семьями (включая 700 неевреев) были переправлены в Швецию.

Гитлеровцам удалось схватить в общей сложности 450 евреев. Все они были депортированы в концентрационный лагерь в Терезин.

Однако благодаря настойчивым требованиям датского правительства, 400 человек были освобождены из лагеря незадолго до капитуляции Германии и воссоединены со своими близкими в Швеции. 50 престарелых и больных евреев умерло за полтора года заключения.

А потом была победа, и евреи возвращались домой. Датчане с цветами в руках встречали их на пристани. И они вернулись в свои дома, за которыми присматривали соседи, регулярно поливая цветы, ухаживая за их собаками и кошками. Они вернулись в дома и квартиры, где не пропала ни одна оставленная вещь.

Однажды посол Дании в Израиле, на слова признательности в адрес датчан, скромно произнес: "Ах, стоит ли говорить о благодарности через пятьдесят лет после того, что случилось!" И представитель Израиля ответил ему: "Стоит. Мы будем благодарить вас через пятьдесят, и через сто, и даже через тысячу лет. Мы не может забыть того, что вы для нас сделали в годы войны".

...А началось все весенним утром 1592 года, когда португальский корабль, идущий под всеми парусами к северным берегам Нидерландов, был перехвачен английским корсаром. На захваченном корабле, помимо членов команды, находились десять человек евреев, направлявшихся в Нидерланды в поисках религиозной свободы. И капитан корсаров, английский граф, безумно влюбился в свою пленницу - Марию Нуньес, девушку необыкновенной красоты. Бесстрашный капитан превратился в пленника своей жертвы. Тем более, что все в ней для него было загадкой. Ее движения, умение себя держать, манера говорить - все выдавало в ней благородное происхождение. В его глазах она представлялась ему отпрыском высшей португальской аристократии. К концу плавания он предложил ей руку и сердце, которые она с достоинством отвергла. И когда суровый капитан прибыл в Лондон, слух о его несчастье облетел уже весь город.

Королева Елизавета приняла деятельное участие в судьбе своего вельможи и пожелала увидеть победительницу отважного корсара. Увидев Марию, королева была поражена ее красотой и пожелала лично показать ей дос-топримечательности английской столицы. Показывая красоты Лондона из окна своей кареты, королева не преминула замолвить словечко и за своего графа.

Но, увы! Мария Нуньес, простая еврейская девушка, к тому же верная религии отцов, попросила отпустить ее в Нидерланды, где с недавнего времени получила разрешение обосноваться небольшая иудейская община. Елизавета, тронутая искренностью молодой еврейки, милостиво отпустила Марию Нуньес и ее спутников в Нидерланды.

Так 6 апреля 1593 года в разоренном войной Амстердаме впервые появилась еврейская община. И через несколько лет, благодаря евреям, город начал менять свое лицо. Заморская торговля буквально преобразила Амстердам. Он разбогател, обстроился.

Произошедшая с Амстердамом метаморфоза была замечена европейскими монархами. Приглашения посыпались отовсюду. Евреев начали звать на жительство в Парму, в Милан, в Вену, в германские города.

В 1618 году король Дании Христиан Четвертый обратился к евреям Амстердама, приглашая их на жительство в Копенгаген. Так в начале XVII века первые евреи поселились в Датском королевстве, а перед Второй Мировой войной еврейская община в Дании насчитывала уже около семи тысяч человек, которые, благодаря глубокой порядочности датчан, сравнительно безболезненно пережили тяжелые времена.


Содержание номера Архив Главная страница