Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(263), 13 февраля 2001

Евгений БЕРКОВИЧ (Германия)

МОЖНО ЛИ ХРИСТИАНИНУ МЫТЬСЯ В БАНЕ С ЕВРЕЕМ?

Христианско-иудейский
диалог вчера и сегодня
Нет мира между народами
Без мира между религиями.
Нет мира между религиями
Без диалога между религиями.
Нет диалога между религиями
Без изучения основ религий.
                                   Ганс Кюнг 1

Жарким днем 25 августа 1942 года 101-й немецкий полицейский батальон проводил очередную карательную операцию - зачистку еврейского гетто в небольшом польском городке Медзижечь. Всех евреев города отправляли в лагеря уничтожения. В этот раз депортация отличалась особенной жестокостью. Солдаты сгоняли евреев на рыночную площадь. При малейшей заминке следовал выстрел. Сотни трупов лежали вдоль улиц. На рыночной площади евреев заставляли часами неподвижно сидеть под палящим солнцем. Многие люди теряли сознание. Каждый, кто поднимался, был немедленно расстрелян. Очень скоро рыночная площадь переполнилась трупами. Среди убитых было много детей - им особенно трудно долго сидеть неподвижно.

Полюбоваться интересным зрелищем на рыночную площадь пришло немало зрителей: немецкие солдаты из жандармерии, поляки и украинцы из числа так называемых "хивис" - добровольных помощников немцев. Были среди зрителей и женщины: медсестры Красного Креста, а также жены офицеров 101-го полицейского батальона.

Даниель Гольдхаген, описывающий эту сцену,2 отмечает любопытный факт: многие солдаты батальона возмущались тем, что на площади целый день присутствовала Вера Волауф, жена капитана Волауфа. Вера была беременна.. Против присутствия других женщин на площади солдаты не возражали. Убийцы не стыдились того, что они делали, но опасались за здоровье будущей матери и ребенка.

Не случайно эта сцена в городке Медзижечь вызвала особенно страстные возражения у критиков Гольдхагена. Обозреватель газеты "Франкфуртер Альгемайнен" в номере от 16 августа 1996 года назвал описание экзекуций "порнографией ужаса", упрекая Гольдхагена в том, что он необоснованно связывает убийц из 101-го Батальона с привлекательной женой капитана Волауфа.3 При этом забывается, что Гольдхаген видит сам и дает читателю увидеть зло глазами жертвы. Этот непривычный и не всегда приятный читателю методический прием позволяет подчас лучше понять природу гитлеровского антисемитизма и его глубокие связи с антииудаизмом христианской традиции.

Солдатам карательного батальона приходилось казнить и польских крестьян, и русских военнопленных. Гольдхаген документально подтверждает: отношения карателей к евреям и неевреям были принципиально различными. Репрессии против неевреев проводились тоталитарным жестоким гитлеровским режимом. Подобные преступления совершал и сталинский режим. В этих преступлениях, при всей их чудовищности, не было ничего мистического. В евреях же нацисты видели метафизического врага и, вслед за своим фюрером, евреев демонизировали. Даже тогда, когда жертвы были абсолютно невиновны и по-детски беззащитны, преступники считали их коллективно виновными и представляющими все возрастающую опасность для общества. Уничтожение евреев становилось в глазах немцев оправданным и необходимым делом. При таком отношении преступников к своим жертвам нормальное человеческое сострадание полностью отсутствовало и у карателей, и у зрителей, на глазах которых совершались чудовищные злодейства.

Гитлеровский нацизм - сложное и противоречивое явление. Простые объяснения рискуют впасть в грех упрощения. Не случайно до сих не утихают споры среди историков о причинах и корнях национал-социализма. Но роль, которую играл антисемитизм в гитлеровской внутренней и внешней политике, подчеркивают практически все исследователи. Гитлер сам говорил Герману Раушнингу, что считает антисемитизм "наиболее ценной частью своего пропагандистского арсенала".4 Немало написано и о связи антисемитизма с антиеврейскими установками христианского Святого Писания и Святого Предания.

Антисемитизм древнее христианства. Антисемитизм присутствует в таких странах, где нет или почти нет христиан. Поэтому было бы неверно считать христианство единственным источником ненависти к евреям, а Евангелие - прямой причиной Освенцима. Как пишет Яков Кротов в своей полемической статье "В защиту антисемитов", "если антисемитизм паразитировал на Евангелии, то это заслуга антисемитов, а не христиан".5 С этой фразой можно было бы полностью согласиться, но не видеть мощный антиеврейский заряд в Новом Завете и многовековой церковной практике - значит сознательно грешить перед истиной (см., например, 6,7,8).

Адольф Гитлер неоднократно заявлял, что он действует в соответствии с волей всемогущего Творца: "защищая себя от еврея, я отстаиваю слово Господне".9 Говоря о преследовании евреев, фюрер подчеркивал: "Я не делаю против евреев ничего такого, чего бы ни делала против них церковь за 1500 лет".10

Этим словам можно верить. Практически все мероприятия нацистов по лишению евреев человеческих прав, проводимые с 1933 по 1945 годы, имели почти буквальные прототипы в истории христианских церквей.

Исторически необоснованные обвинения евреев в убийстве Христа содержатся уже в Новом Завете: "И отвечая весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27: 25). В "Деяниях святых апостолов" сказано: "Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли" (Деян. 2: 36). В Первом послании апостола Павла к фессалоникийцам об иудеях говорится, что они "убили и Господа Иисуса и его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся... Но приближается на них гнев до конца" (1Фесс. 2: 15-16). Таких цитат из Священного Писания можно привести много (см., например, заметку "Грех антисемитизма" в 11).

Особенно резко обвинения евреев в богоубийстве звучали в проповедях и писаниях отцов церкви: Иоанна Златоуста, блаженного Августина, Мартина Лютера. В своем памфлете "О евреях и их лжи", написанном в 1543 году, Лютер призывал сжигать синагоги, еврейские дома и снять с евреев всяческую защиту закона. Любимый лозунг нацистов: "Евреи - наше несчастье", принадлежит Мартину Лютеру. Многие антиеврейские инициативы Гитлера реализуют заветы Лютера. Кажется глубоко символичным тот факт, что всегерманский еврейский погром 1938 года, начавшийся Хрустальной ночью 9 ноября, продолжался весь следующий день - день рождения Лютера, 10 ноября.

В Священное Предание - второй после Священного Писания первоисточник христианской веры - входят не только творения святых отцов и учителей церкви, но и вероопределения и правила Вселенских и некоторых Поместных соборов (православная церковь признает только семь Вселенских соборов, католическая - двадцать). Именно решения соборов заложили основу церковного законодательства, действующего и поныне. И многие антиеврейские положения этого законодательства нашли дословное повторение в законах и постановлениях нацистских властей.

Вот, например, выдержка из решения Шестого Вселенского собора (в церковной орфографии): "Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемыя иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен". Нацисты тоже запрещали практику еврейских врачей.12 Кроме того, евреям запрещалось пользоваться вагонами-ресторанами.13

Собор в Эльвире в 306 году запретил браки и половые отношения между христианами и евреями. Это же требование содержал Закон о защите немецкой крови и чести 1935 года.14

Решением Собора в Клермонте в 535 году евреям запрещалось занимать государственные должности. Аналогичный закон нацисты приняли в 1933 году.15

В 1938 году нацисты запретили евреям в Страстную пятницу и в некоторые другие дни выходить на улицу.16 Этот запрет утвердил Собор в Орлеане 14 веками раньше (в 538 году).

Сжечь Талмуд и другие еврейские книги постановил Двенадцатый Собор в Толедо в 681 году. Еврейские книги горели по всей нацистской Германии.

Третий Латеранский Собор в 1179 году определил, что евреи не могут подавать на христиан жалобы в суд и не могут выступать в суде свидетелями против христиан. Это было решено и в партийной канцелярии национал-социалистов 9 сентября 1942 года.17

Следующий, Четвертый Латеранский Собор в 1215 году обязал всех евреев носить на одежде опознавательные знаки. Это же решение приняли нацистские власти 1 сентября 1941 года 18 - опознавательными знаками служили, как правило, желтые шестиконечные звезды (в Варшаве звезды почему-то должны были быть голубыми).

Оксфордский Собор 1222 года запретил строить новые синагоги. Десятки синагог по всей Германии были разрушены и сожжены в Хрустальную ночь 1938 года. Восстанавливать их было запрещено.19

Решением Собора в Вене в 1267 году христианам запрещалось принимать участие в еврейских праздниках. Этот же запрет введен распоряжением гестапо 24 октября 1941 года.20

Собор в Бреслау в 1267 году предписывал евреям селиться в специально отведенных для них еврейских кварталах. Такое же решение содержал приказ Гейдриха от 21 сентября 1939 года.

Переход христианина в иудаизм или возврат в иудаизм крещенного еврея рассматривался Собором в Майнце в 1310 году как доказанная ересь и требовал от властей соответствующих действий. Верховный земельный суд в Кенигсберге 26 июля 1942 года вынес приговор, согласно которому христианин, принявший иудаизм, должен рассматриваться как еврей со всеми вытекающими ограничениями его прав.21

"Еврейская эмансипация в Баварии" - карикатура XIX века

Базельский собор 1434 года запретил присуждать евреям ученые степени. Аналогичный запрет был принят нацистами почти сразу после прихода к власти - 25 апреля 1933 года.22

Этот список можно было бы продолжать долго. Но и из сказанного должно быть ясно - нацистский антисемитизм возник не на пустом месте. Долгие века христианская церковь проводила четкую антииудаистскую и антиеврейскую политику. На этом фоне антисемитские выступления и погромы еврейских общин во всей Европе стали привычными явлениями.

Диалогом религиозные споры между христианами и евреями можно назвать лишь с большой натяжкой. Почти две тысячи лет стороны, участвовавшие в диалоге, не были равноправны: христианам принадлежала сила и власть, евреи были бесправны и гонимы.

Только в конце девятнадцатого века в большинстве стран Европы евреи получили равные с другими людьми юридические права. И одновременно появилась научное основание ненависти к евреям: расовая теория "объясняла" самые немыслимые предрассудки и оправдывала самые бесчеловечные формы обращения с евреями. Расистский антисемитизм, подкрепленный христианским антииудаизмом, стал идеологической программой немецких национал-социалистов. Для евреев Германии, а потом всей Европы наступили самые страшные времена во всей многовековой истории. В конце 1941 года Гитлером был отдан приказ об полном уничтожении всех евреев.23 Была разработана основательная программа "Окончательного решения еврейского вопроса".

Во времена Холокоста христианские церкви не сделали для спасения евреев того, что, казалось, лежит в основе их веры: помощь страждущим и гонимым, угнетенным и преследуемым. Ватикан несколько раз пытался продемонстрировать свое несогласие с нацистским режимом и подчеркивал, что расизм не имеет ничего общего с христианством. Этому посвящены, например, энциклика Папы Пия ХI 1937 года,24 энциклика Папы Пия XII 1939 года и его рождественское Послание 1942 года25 (более подробно см. в 26). Однако после Хрустальной ночи не было ни одного официального протеста немецких епископов против еврейских погромов. Молчали католическая и протестантские церкви и позже, когда террор невозможно было не заметить. Молчание продолжалось вплоть до падения гитлеровского режима.

Известный философ и теолог Эмиль Факенхайм вспоминал, как он во время лекции в Иерусалиме употребил выражение "нацистско-христианский". Один из слушателей, христианин, стал бурно протестовать, утверждая, что такое словосочетание есть противоречие в терминах. Факенхайм согласился и добавил, что в течение по крайней мере 12 лет теоретически невозможное было реальностью.27

История знает примеры героического и самоотверженного поведения священников и простых христиан, спасавших евреев от фашистского уничтожения. На аллее Праведников мира в Яд-Вашеме в их честь посажено не одно дерево. И об этом нужно писать и говорить - не стоит Земля без таких праведников! Но этих примеров слишком мало перед морем фактов равнодушия и бездействия церкви во времена массовых убийств евреев. Это признается сейчас подавляющим числом западных богословов и деятелей церкви. В годы террора великий христианский богослов и мученик Дитрих Бонхёффер бросил церкви обвинение, что "она виновна в смерти самых слабых и беззащитных братьев Иисуса Христа".28

Еврей с кошельком (денежным мешком) на крыше церкви Павла в Росхайме (Эльзас)

Катастрофа европейского еврейства нанесла страшный удар по христианско-иудейским отношениям. Не могло не измениться и само христианство. Необходимость изменений осознавалось не быстро. Прошло почти двадцать лет после окончания Второй мировой войны до того времени, когда Второй Ватиканский собор (1962 - 1965) существенно изменил представления католической церкви о евреях. Декларация "Об отношении церкви к нехристианским религиям" ("Nostra aetate") содержит принципиально новые слова: "Церковь, осуждающая все гонения на каких бы то ни было людей, памятуя об общем с иудеями наследстве и движимая не политическими соображениями, но духовной любовью по Евангелию, сожалеет о ненависти, о гонениях и всех проявлениях антисемитизма, которые когда бы то ни было и кем бы то ни было были направлены против евреев".29 В последующие годы осуждение антисемитизма неоднократно звучали в выступлениях высших католических иерархов, включая самого Папу Иоанна Павла Второго. Очень важными для иудейско-католических отношений были два события: установления дипломатических отношений между Ватиканом и Израилем 30 декабря 1993 года и визит Папы в Израиль в 2000 году.

После Второго Ватиканского собора изменилась и церковная практика католицизма. Из повседневной церковной службы удалено большинство антииудейских и антиеврейских тем. Отменены описанные выше антисемитские решения соборов. В протестантских Церквях отказ от этих решений произошел проще. Протестанты с самого начала объявили Предание делом рук человеческих. Поэтому в протестантских церквях легче преодолеваются антиеврейские предрассудки. Между протестантскими и еврейскими религиозными организациями проводятся многочисленные встречи и конференции, принимаются очень обнадеживающие решения, пронизанные желанием понять друг друга.

И все же христианско-иудейские отношения сегодня далеки от идеала и полного взаимопонимания. Осенью 2000 года появилась Ватиканская энциклика "Dominus Jesus"; в которой отвергается любая идея иного пути к Богу, чем через Иисуса Христа. Как пишет Юрий Табак, эта энциклика "в богословско-теоретическом плане возвращает иудейско-христианский диалог к стартовой линии послевоенных лет".30 Заявление Ватикана вызвало острую критику и со стороны еврейских общин, и со стороны протестантских Церквей, которые в энциклике названы "не вполне Церквями".

На этом фоне особенно значимо выглядит декларация раввинов и ученых из Европы, Америки и Израиля об отношении к христианству и христианам, напечатанная 10 сентября в ряде ведущих газет Америки (русский перевод см. в 31). Декларация называется "Дабру Эмет - говорите правду!" Положения декларации, без сомнения, вызовут оживленные споры как в еврейских, так и в христианских кругах, однако как важный шаг для развития нормального двустороннего диалога ее трудно переоценить.

И все же за красивыми словами деклараций, материалов конференций и симпозиумов нельзя потерять из вида горькую истину: антисемитские и антииудаистские предрассудки в христианской среде еще сильны и на Западе, и, особенно, на Востоке, прежде всего, в Русской Православной Церкви. Эта большая тема заслуживает отдельного разговора, ей посвящено много специальных исследований, из которых хочу выделить книгу Юрия Табака.32 Важно отметить два обстоятельства. Во-первых, Православная Церковь не несет такой же ответственности, как западные Церкви, за уничтожение миллионов европейских евреев. Поэтому не нашлось и серьезных стимулов пересмотра православной теологии, как это было в послевоенные годы в католичестве и протестантстве. Во-вторых, в Православии считается непоколебимой вера в святость Писания и Предания. Изменение даже буквы или знака в них считается ересью. Формально и сегодня любой православный может быть отлучен от Церкви за совместный поход в баню с евреем. И в церковной практике до сих пор остаются в силе все антиеврейские призывы и проклятия, в том числе богослужебные тексты Страстной Пятницы, от которых уже давно отказались на Западе. Как пишет протоирей Сергей Гаккель, "что же касается Русской Православной Церкви, то ее по-прежнему отличает глубоко укорененный антииудаизм, который часто служит оправданием полной отгороженности церкви от еврейского мира, если не ее прямого антагонизма по отношению к последнему" (предисловие к русскому изданию книги 9).

Осмысление уроков Холокоста продолжается и сегодня. Ирвинг Гринберг писал: "После Холокоста нельзя выдвигать теологические или любые другие положения, которые не выдерживают проверки в присутствии горящих детей" (9, стр. 103). Жизнь подтверждает истинность слов Ганса Кюнга, вынесенных в эпиграф этих заметок. Несмотря на все трудности, христианско-иудейский диалог продолжается. И это единственный источник надежды на мир между религиями, а, значит, и на мир между народами.

 

Использованная литература:

1. Hans Kьng. Global Responsibility: In Search of a New Ethic, SCM Press, 1988.

2. Daniil Goldhagen. Hitlers willige Vollstrecker. Berlin 1998.

3. "Herz der Finsternis". Frankfurter Algemeinen Zeitung. 16. August 1996.

4. Герман Раушнинг. Говорит Гитлер. Зверь из бездны. "Миф", Москва 1993.

5. Яков Кротов. В защиту антисемитов. Библиотека Якова Кротова в Интернете (www. krotov. org).

6. Gerchard Czermak. Christen gegen Juden. Hamburg 1997.

7. Евгений Беркович. Христос в Освенциме, "Русская мысль", N. 4215, 26 марта - 1 апреля 1998 года.

8. Rudolf Kreis. Antisemitismus und Kirche. Hamburg 1999.

9. Христианско-иудейский диалог. Хрестоматия. Составитель Х.Фрай. Перевод Ю.Табак. Москва 1996.

10. Friedrich Heer. Gottes erste Liebe. Berlin 1981.

11. Евгений Беркович. Заметки по еврейской истории. "Янус - К", Москва 2000.

12. Verordung zum Reichsbьrgergesetz vom 25. Juli 1938 (RGBl. I, 969).

13. Verkehrsminister an Innenminister, 30. Dezember 1939, NG-3995.

14. Gesetz zum Schutze des deutschen Blutes und der deutschen Ehre, 15. Sept. 1935 (RGBl. I, 1146)

15. Gesetz zur Wiederherstellung des Berufsbeamtentums, 7. April 1933 (RGBl. I,175).

16. Polizeiverordnung zur Ermдchtigung der Localbehцrden, Juden an bestimmten Tagen von den StraЯen zu verbannen, 28. Nov. 1938 (RGBl. I, 1676)

17. Vorschlag der Parteikanzlei, Juden die Erhebung von Zivilklagen zu verbieten, 9. Sept. 1942 (Bormann an Justizministerium, NG-151).

18. Verordnung vom 1. Sept. 1941 (RGBl. I, 547).

19. Heydrich an Gцring, 11. Nov. 1938, PS-3058.

20. Verbot freundschaftlicher Beziehungen zu Juden vom 24. Okt. 1941 (Gestapo - Anordnung, L-15).

21. In: Judenfrage, Vertrauliche Beilage, 1. Nov. 1942.

22. Gesetz gegen die Ьberfьllung deutscher Schulen und Hochschulen vom 25. April 1933 (RGBl. I, 225).

23. Е. Беркович. Заложники второй мировой. Кто и когда приказал уничтожить европейских евреев. Независимый бостонский альманах "Лебедь", номер 198, 3 декабря 2000 года.

24. Pius XI., Enzyklika "Mit brennender Sorge" (14. Mдrz 1937).

25. Pius XII. Enzyklika "Summi Pontificatus" (28. Oktober 1939), Rundfunkbotschaft zu Weihnachten (24. Dezember 1942).

26. Pinchas Lapide. Rom und die Juden. Ulm 1998.

27. E. Fackencheim. To mend the world. Foundations of Post - Holocaust thought. N. Y. 1982.

28. D. Bonhoeffer. Ethics. N. Y., 1965

29. II. Vatikanisches Konzil, "Nostra aetate, ╖ 4.

30. Ю. Табак. Революция и реставрация в иудейско-христианском диалоге. "НГ - Религия", N 18 (65), 27 сентября 2000 года.

31. "ДАБРУ ЭМЕТ" - ГОВОРИТЕ ПРАВДУ!", "НГ - Религия", N 17 (64), 13 сентября 2000 года.

32. Юрий Табак. Отношение русской Православной Церкви к евреям: история и современность. "Истина и жизнь", Москва 1999.


Содержание номера Архив Главная страница