Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(262), 30 января 2001

Марина СТУЛЬ (Кливленд)

РУССКИЕ ВИРТУОЗЫ КЛИВЛЕНДА

Не знаю, как слушают музыку профессионалы. Я любитель и всякий раз слышу и воспринимаю музыку по-разному. Иногда звуки задевают какие-то неясные струны души, и кажется, будто они выражают то, о чем ты только догадывался смутно. Порой ловлю себя на том, что думаю о постороннем, и музыка словно исчезает из слуха. Но иногда чувствуешь, будто вдохнул слишком большой глоток чистого воздуха, и ты словно стал легче и можешь парить в воздухе. Так бывает нечасто. Такое состояние было, когда я впервые слушала дуэт скрипки и фортепьяно - Машу Андреини и Халиду Динову. Играли Бетховена, потом Массне, потом Чайковского. Играли так, словно у них было одно общее дыхание и сердцебиение... Стихли звуки музыки, и после длинной паузы из зала раздались крики: "Еще! Еще! Играйте еще!"

С Машей Андреини познакомила нас Халида Хайрутдинова (американцы знают ее под именем Динова). С Халидой русский Кливленд знаком давно. На ее концертах не бывает свободных мест. Это вполне интернациональные залы, но надо отметить, что русские слушатели стараются не пропустить ее выступлений. Халида не просто блистательный пианист - она музыкант вдумчивый и, я бы сказала, музыкант-интеллектуал. Виртуоз - это все знают - мастер, который с блеском справляется с любыми техническими трудностями. Но порой блестящие исполнители оставляют на втором плане содержание произведения, или оно читается смутно, неясно, потому что слушателям демонстрируется только уникальная техника. У Халиды не просто высокое исполнительское мастерство и свой характерный музыкальный почерк - у нее свой "ключик", которым она всегда с неожиданной стороны открывает нам композитора.

С этого началось наше знакомство. Халида играла Шопена, и это был незнакомый мне Шопен: не было привычного романтического полета, что-то тревожащее, почти трагическое слышалось в аккордах. Душа позднего Шопена была наполнена скорбью. Музыка растревожила меня, и мне захотелось познакомиться и поговорить с пианисткой. И я в тот вечер открыла для себя не просто талантливого музыканта, но и доброго, чуткого, открытого, интеллигентного человека. Потом мне часто приходилось слышать от любителей музыки: "Я не знала такого Шуберта", "Какой у нее интересный Шнитке! " или "Какой изящный Скрябин!"

Скрябин - ее нежная любовь. В 1998 году в Канаде записали первый диск Халиды - мазурки, поэмы, сонаты, прелюдии любимого композитора. "Лучшая исполнительница музыки Скрябина, которую я слышал", - писал музыкальный критик из Санкт-Петербурга. В Петербурге, куда ее специально пригласили на юбилей Скрябина, ей была оказана особая честь: она играла на рояле композитора!

Теперь вы понимаете, какого уровня партнер должен быть у Халиды Диновой, если она хотела играть дуэт фортепьяно и скрипки! Так она привела в Еврейский клуб Машу Андреини, совсем незнакомую нам молодую скрипачку.

Публика была заворожена их игрой. Ей хотелось слушать молодых исполнительниц снова и снова. С тех пор мы стремимся попасть на все концерты этого музыкального дуэта, и теперь у кливлендцев появились две любимицы, которых мы выделяем из всей череды гастролирующих профессионалов и местных талантливых исполнителей.

Наши любимицы - не эмигранты. Это просто большая удача, что у русских любителей музыки в провинциальном Кливленде появились свои виртуозы.

Кливленд имеет превосходный симфонический оркестр. Существуют отличные музыкальные коллективы и возникают новые. В Институте музыки и Арт-музее часто дают концерты преподаватели и профессора, порой - талантливые гастролеры. Американцы - отзывчивые и доброжелательные слушатели. Они восторженно аплодируют всем исполнителям, независимо от программы и уровня исполнительской культуры. Русская публика более взыскательна и избирательна, и уж если выбрала Халиду и Машу в свои любимицы, значит, высоко ценит их талант, мастерство и вкус.

Удивительно, как схожи судьбы русских виртуозов американского Кливленда!

Халида Динова и Маша Андреини

 

Обе родились в музыкальных семьях, и первыми учителями были папы. Обе получили великолепное музыкальное образование: Халида - в Ленинградской, Маша - в Московской консерватории. Обе шлифовали музыкальное мастерство в Америке, и обе вышли замуж за прекрасных американских парней, которые любят музыку и высоко ценят дарование своих подруг. Бывают же такие счастливые совпадения!

Но на этом, пожалуй, сходство заканчивается. Маша любит и охотно играет в оркестре - она и работает в Камерном оркестре Кливленда. Онa принимает приглашения играть в оркестре, если приезжают гастролеры: балетные коллективы, оперные театры или спектакли-мюзиклы. Халида играет только с оркестром или соло. Со своими сольными программами она уже из Америки объездила половину Европы: играла в Англии, Шотландии, Швейцарии, Италии и не раз в Германии. А вот сейчас уехала в Турцию. С Россией она никогда не прерывала отношений: играла сольные концерты в Петербурге по приглашению Санкт-Петербургской консерватории, была самым молодым членом жюри молодежного Конкурса имени Прокофьева, а в этом жюри собрались виртуозы со всего мира.

У Маши сейчас реже встречи с Россией, зато появились очень интересные связи с Испанией. Дело в том, что отец Маши Лев Чистяков - один из выдающихся музыкантов ансамбля Владимира Спивакова, который называется "Виртуозы Москвы". В 1992 году ансамбль был приглашен в Испанию, и с тех пор выдающиеся скрипачи живут в Астурии и работают во всем мире, так что их теперь, скорее всего, следует называть "Виртуозы мира". Раз в году Маша ездит к родителям в Испанию, и это не отпуск, не отдых, а самая напряженная часть года: Маша там много работает под пристальным взглядом Льва Чистякова, готовит новые программы и, если посчастливится, выступает с концертами вместе с отцом. Лев Чистяков - требовательный и придирчивый партнер. Нынешним летом Маша принимала участие в музыкальном фестивале, впервые организованном в Астурии. Они играли "семейный" концерт: первое отделение - соло Маша и соло папа, второе отделение - дуэт отца и дочери.

Испанская публика принимала их восторженно. Я думаю, это было серьезное испытание для дочери - играть вместе со знаменитым отцом, искусством которого восхищались на многих сценах мира. Вот такие у Маши генетические корни.

Разговор о зарубежных гастролях, конкурсах и фестивалях возник сам собой. Сошлись на том, что такие поездки - закалка нравственная и физическая. Но тут Халида высказала неожиданное - вот уж поистине неожиданное после всех ее побед на конкурсах! - отношение к этому виду музыкальной деятельности.

- Конкурс, - сказала она, - это суррогат музыкального творчества. В наше время он превратился в музыкальный марафон. Надо ехать в незнакомую страну, встречать незнакомых музыкантов, выучивать каждый раз новые произведения - на заказ! И непременно к определенному времени! Безумное напряжение, тяжелая нервная реакция! Я думала, это лично мое представление, но, оказывается, Горовец, великий Горовец говорил: "Надо быть гениальным именно к этим дням! А я, может быть, был гениальным вчера или буду завтра, но надо именно к этому дню!" Колоссальная затрата энергии, потом нервный спад. Я думаю, безумная эта работа разрушает талант. Нужна не гонка, а размеренная жизнь. Важно отобрать, что именно тебе надо играть, с кем играть, где играть. Самое важное - быть честным перед самим собой.

Маша поддержала ее:

- Постоянная гонка за местом в конкурсе - это часто привлекательно для людей с авантюристической жилкой. Постоянный риск, невероятное напряжение, а потом часто следует опустошение.

Вот, оказывается, какой ценой даются конкурсные победы! А нам, дилетантам, казалось, что они приносят только лавры и положительные эмоции...

Разговор о профессии высветил новые, ранее не замеченные черты в моих собеседницах.

- Главное - нужно постоянно много работать, никогда не снижать интенсивности, - говорит Халида. - Наша профессия - это ежедневный напряженный труд. Надо вкладывать всю себя не моментами, для конкурса, а постоянно - это и есть норма. Я поняла: чем более успешен музыкант, чем больше отдает он профессии, чем полнее он себя реализует, тем щедрее он питает своей энергией других. Он отдает людям свое тепло, свое обаяние, свои душевные накопления.

- Я уверена, - поддержала Маша, - великие музыканты были хорошими людьми. Характеры у всех разные, жизненный успех и везение тоже играют свою роль, но в серьезной музыке талант обусловливает и жизненную позицию.

Тут начались рассказы об учителях, о людях, которые поддержали моих героинь в трудные для них дни, об их душевной щедрости. Благодарность, согласитесь, - качество, не такое уж частое в наш рассудочный век, но в данном случае она породила альтруистическую эстафету, и родилась идея, которая сблизила Машу и Халиду не только творчески, но и человечески.

Есть в Кливленде школа, где учат способных детей, вне зависимости от материальных возможностей их родителей. Там Маша и Халида и познакомились. Для способных детей в бесплатной школе делают многое: их обеспечивают бесплатными инструментами, учебниками, книгами, их учат способные педагоги. Но часто открываются обстоятельства неожиданные и поразительные.

- Представьте, - рассказывает Маша, - у девочки на уроке был голодный обморок. "Когда ты ела в последний раз?" - спросила я ее. "Два дня назад", - ответил ребенок... Невозможно представить себе такую ситуацию в благополучной Америке, но было, было... И одна школа для детей, чьи родители не в состоянии платить за музыкальное образование, - капля в море.

Решение пришло к молодым музыкантам твердое: отыскивать способных детей в неблагополучных слоях общества и давать им уроки музыки бесплатно. Ведь музыка организует совсем иной духовный мир, меняет интересы, переносит ребенка в другую человеческую среду.

Маша считает, что для ребенка все начинается в семье, с родительского воспитания, и если родители не поддержат - все бесполезно. Стало быть, предстоит нелегкая работа с родителями, а многие плохо умеют читать... Детям надо помочь и морально: им радостно сознавать, что кто-то заботится об их детской жизни. Маша говорит об этом горячо и взволнованно: она сама молодая мама, и судьба детей ее особенно волнует.

Титаническая работа предстоит молодым женщинам. Они готовы себя тратить бескорыстно, но ведь нужны средства, надо создавать фонд, искать спонсоров и помощников в нелегкой этой затее. Трудности предстоят немалые, но, думаю, их талант, молодая энергия, любовь к профессии преодолеют все сложности.

Содержание номера Архив Главная страница