Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(262), 30 января 2001

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ВЫБОР СЛОВ И ВЫБОР ОБРАЗОВАНИЯ

В начале 50-х, когда я был студентом нью-йоркского университета, с нами учились "старики" - именно так мы их тогда называли. Их не интересовали ни студенческие сборища, ни футбольные матчи, ни танцевальные вечера. Они упорно учились, готовились ко всем экзаменам и контрольным, до ночи засиживались в библиотеке. Некоторые из них были женаты, у нескольких даже были дети, поэтому они жили не на территории университетского городка, а за его пределами - в домах с субсидированной арендной платой. Они были не намного старше нас, но казались нам стариками - настолько они были серьезнее и ответственнее нас.

Речь идет о ветеранах. После 2-й мировой войны был принят законопроект "G. I. Bill", давший ветеранам возможность получить образование. Сотни тысяч, возможно, миллионы бывших солдат и офицеров поступали в колледжи и университеты по всей Америке, интенсивно учились, получали дипломы и строили хорошую жизнь для себя, для своих семей и для всех нас, заложив фундамент той самой процветающей Америки, в которой мы с вами живем. Послевоенные времена были намного наивнее и проще нынешних. Тогда никому в голову не могло прийти, что конституционное отделение религии от государства не позволяет использовать налоги, собранные с американских граждан, на стипендии для ветеранов, желающих, к примеру, учиться в католических университетах или иешивах. Так что участники и участницы войны ринулись во все доступные высшие учебные заведения: светские и религиозные, общественные и частные, мужские и женские.

Законопроект "G. I. Bill" был беспрецедентным экспериментом, успех которого трудно переоценить. Америка стала качественно другой, поскольку образование, бывшее для большинства несбыточной мечтой, стало доступным для миллионов ветеранов всех войн в истории Америки, и, между прочим, не только прошлых, но и будущих. Государственные стипендии давали ветеранам возможность поступать в элитарные колледжи и университеты, ранее доступные лишь детям из богатых и привилегированных семей.

Законопроект "G. I. Bill" был принят полвека тому назад, а сегодня наша страна еще раз столкнулась с аналогичной ситуацией. Все единодушно признают, что наши общественные школы (public schools) дают нашим детям плохое образование. Не буду приводить статистику, и без нее низкий уровень образования в этих школах стал уже притчей во языцех. Достаточно сказать, что все, кто может себе позволить, включая самих преподавателей и администраторов общественных школ, предпочитают посылать своих детей в частные светские или религиозные школы.

Среди решений, которые были предложены с целью усовершенствования нынешней системы, выделяется одно, имеющее большой смысл и очень похожее на "G. I. Bill", поскольку дало бы детям ту же самую возможность, что и ветеранам. Речь идет о программе стипендий, покрывающих стоимость образования в том учебном заведении, которое выберут для своего ребенка родители, включая школы, не доступные многим в настоящее время. Если бы такая программа была принята, плохие школы очень скоро потеряли бы своих учеников и закрылись, а хорошие, наоборот, преуспевали, имели бы достаточно средств на развитие и привлекали бы все больше учеников. А что еще более важно, благодаря конкуренции между школами, появилась бы реальная возможность получения хорошего образования для всех американских детей. И, тем не менее, эта программа была неоднократно отвергнута избирателями, большинство из которых являются родителями детей, лишенных возможности получить полноценное образование.

Так как я не считаю, что американцы глупы, я решил найти причину этой аномалии, и я думаю, мне это удалось. Я полагаю, что люди чураются этой программы только из-за неправильного названия ее основного компонента, я имею в виду термин "ваучеры" (vouchers). Это - резкое, незнакомое слово, предполагающее по своей семантике нормирование, бюрократические средства управления и т.п. Я убежден, что, если бы вместо "ваучеров" использовалось бы более точное слово - "стипендии" (scholarships), - программу эту давно бы приняли, конкуренция улучшила бы общественные школы, появилась бы возможность выбора образования, и дети начали бы по-настоящему учиться.

Названия играют очень важную роль. Раньше продавали подержанные машины, а сейчас продают машины, "ранее имевшие владельца". Бойни скота теперь называют "расфасовочными фабриками", секретарей - "ассистентами", репрессивные диктаторские режимы - "республиками народной демократии". Изготовители спортивной одежды и обуви отказались от простых названий типа "кроссовок" или "тренировочных костюмов", теперь то же самое на ура продается по немыслимым ценам под экзотическими именами. Защитники и противники абортов теперь называются "сторонниками выбора" и "сторонниками сохранения жизни" соответственно. "Негры" сначала трансформировались в "цветных", затем в "черных" и, наконец, в "афро-американцев". Военное министерство стало министерством обороны, как будто ныне атака в военных действиях не предусматривается. И так далее и тому подобное... Я уверен, каждый из вас может привести свои примеры. В любом случае, слова имеют большое значение, и "стипендии" звучит намного лучше, чем "ваучеры".

Конечно, нельзя не принимать во внимание профсоюз учителей, дающий самые крупные пожертвования на демократическую партию и совсем не заинтересованный в конкуренции школ. До сих пор, т.е. при власти демократов, потраченные этим профсоюзом миллионы долларов на борьбу с ваучерами приносили им победу.

Новая администрация сначала поддерживала ваучеры, однако, не успев прийти к власти, уже не придает им первоочередное значение. Это просто трагично в наше время, когда средние школы в США выпускают дипломированных неучей. Я обращаюсь к президенту Бушу с настоятельным призывом об учреждении программы стипендий, которые могли бы использоваться как в частных, так и в общественных школах, как в светских, так и религиозных, и которые предоставили бы таким образом семьям право выбора образования для своих детей при минимуме бюрократического вмешательства. Кто знает, может через полвека благотворные результаты этой программы, подобно "G. I. Bill", изменят Америку к лучшему.

Содержание номера Архив Главная страница