Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №2(261), 16 января 2001

Никифор Оксеншерна (Лондон)

ЗАЧИНАТЕЛЬ БРИТАНСКОГО МОДЕРНИЗМА

К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ СЕРГЕЯ ЧЕРМАЕВА (1900-1996)

Пожалуй, именно он больше чем кто-либо иной повлиял на изменение вкуса в Англии", - так писал о Сергее Чермаеве знаменитый английский художник начала столетия Пол Нэш (1889-1946). Речь шла, в первую очередь, об отношении к архитектуре и искусству интерьера, но в известном смысле - и об искусстве вообще. О значении Чермаева писали и другие. Между тем, он был самоучкой...

Зачем этому человеку потребовался псевдоним, до сих пор остается загадкой.

Сергей Чермаев

 

Сергей Иванович Исакович родился в Грозном, 8 октября 1900 года, в семье нефтепромышленника и скотовода. Скотоводство было наследственным промыслом, а добыча нефти - подарком судьбы. Еврейская семья Исаковичей происходила из Испании, перебралась в Россию после наполеоновских войн и обосновалась в предгорьях Кавказа. С собою она прихватила новую породу скота, за разведение которого получала земли от князей Кропоткиных. На этих землях позже и обнаружилась нефть, коммерческое значение которой выяснилось в 1859 году. Понятно, что Исаковичи разбогатели...

В возрасте десяти лет будущий архитектор был отправлен учиться в Лондон. Сперва он занимался в подготовительной школе в Хампстэде и в школе Королевского художественного общества, затем в знаменитом колледже Харроу. Ему было семнадцать, когда в России произошла революция. Семья в одночасье потеряла всё. Родители перебрались в Лондон, где жили в нищете; сын должен был проститься с мыслью о колледже св. Троицы в Кембриджском университете. По слухам, он промышлял как джиголо, ибо был красив, высок, представителен и превосходно танцевал. Сомнительная репутация удерживалась за ним до начала 1930-х.

В межвоенный период мир переживал повальное увлечение бальными танцами. В частных домах и модных ресторанах устраивались танцевальные чаепития, играли набриолиненные джазисты, дамы танцевали в длинных, ниспадающих платьях. Элегантный молодой человек мог легко заработать фунт стерлингов в неделю (деньги в ту пору немалые), сопровождая в "Рице" или "Савойе" дам, которые явились без кавалеров. Входящим в возраст женщинам иной раз требовались компаньоны для раутов. Когда же пришло повальное увлечение чарльстоном, в танцевальных школах стали сколачиваться состояния. Это вот поветрие и выручило Чермаева. В качестве танцора-наставника он отправляется на год в Аргентину...

Не знаем, в какой мере умение танцевать способствовало решительному повороту в его судьбе, но в 1928 году, в Лондоне, Чермаев женится на Барбаре Мэйтланд-Мэй, дочери преуспевающего владельца строительной фирмы. Женитьба, среди прочего, принесла ему и британское подданство. Дизайном в стиле модерн (или, как его часто называли на Западе, арт-нуво) он к этому времени занимался уже несколько лет - и был замечен лордом Уорингом. В том же судьбоносном году он получил должность начальника отдела в фирме "Уоринг-энд-Джиллоу". Вскоре о нем заговорили как о новаторе.

Одной из первых запомнившихся работ Чермаева был интерьер Кембриджского театра в Лондоне, выполненный в 1930-м году в футуристическом ключе. Работал он и по заказу Би-Би-Си: переоборудовал студии в одном из главных лондонских зданий корпорации, Броудкастинг-хаузе.

В 1933 году, спасаясь от нацистов, в Великобританию приехал архитектор Эрих Мендельсон (1887-1953), прославленный строитель Башни Эйнштейна в Потсдаме. Чермаев к этому времени был уже членом престижного Королевского института британских архитекторов и главой собственной фирмы, куда принимал еврейских беженцев с континента. Нашлось место и новому беженцу, причем фирма стала называться "Мендельсон и Чермаев". В 1934 году она выиграла всебританский конкурс на проект павильона Делавар в приморском городке Бексхилле. Так появилось первое модернистское здание в Великобритании: трехэтажная вилла из стекла, бетона и сварной стали, с широкими окнами и подчеркнутой горизонтальной конфигурацией, то есть обращенная не вверх, как это само собою разумелось веками, а вширь. Теперь такого рода постройки не поражают, но в ту пору были новым словом в архитектуре. Вклад Чермаева в проект павильона долгие годы недооценивали (Мендельсон считался, да и по сей день считается архитектором более значительным), но сегодня признано, что главная роль в этом соавторстве принадлежала именно Чермаеву.

К 1936-му году, после нескольких запомнившихся в Великобритании работ, партнерство распалось. Мендельсон уезжает сперва в Израиль, где строит больницы в Хайфе и Иерусалиме, затем, в 1941, - в США. Чермаев продолжает работать в Англии, в частности, проектирует и строит - для себя - "самое аристократическое английское поместье десятилетия" (по словам одного критика той поры) Бентли-Вуд в графстве Суссекс, которое он украшает абстрактной фигурой работы скульптора Генри Мура. Середина 1930-х - самый плодотворный период в его жизни. Идеи, творческие и коммерческие, переполняют Чермаева. Он становится заметной фигурой в британском обществе, дружит с Бертраном Расселом и Джулианом Хаксли, хорошо известен в артистических кругах по обе стороны Ламанша.

Однако конец 1930-х годов принес с собой горькое разочарование. Модернизм в архитектуре и искусстве был своего рода жизненной философией, которая всё явственнее не оправдывала связанных с нею надежд. Конец всем обольщениям положила война. С ее началом в 1939 году Чермаев закрывает свою архитектурную и дизайнерскую фирму, продает Бентли-Вуд и переселяется в Америку.

Этот неуемный фантазер и мечтатель словно бы израсходовал отпущенный ему заряд идеализма. В Новом Свете Чермаев уже не столько строит, сколько преподает, председательствует, основывает - и собирает причитающиеся ему почести и награды. Сперва он живет и работает в Калифорнии, затем переезжает в Нью-Йорк - чтобы возглавить кафедру дизайна в Бруклинском колледже. В 1946 году, вместе с получением американского гражданства, он становится президентом Чикагского института дизайна, затем профессорствует в Гарварде и Йеле, где среди его учеников были знаменитые сегодня Ричард Роджерс и Норман Фостер. Наконец, он пишет книги, все в соавторстве.

Некогда этот человек всей душой верил в "артистическую независимость", распахивающую перед творческой личностью необъятные горизонты; в то, что "красота природы и искусства органически сольются с элегантностью науки" и преобразят человечество. В 1980 году, во время своего последнего приезда в Лондон, выступая в Обществе прикладных искусств, он говорил о том, что перед человечеством маячит катастрофа. Что это было? Обычное для старика чувство, что вместе с ним и мир кончается, или нечто большее?

Сергей Чермаев умер 8 мая 1996 года, в городке Уэлфлите на полуострове Кейп-Код, штат Массачусетс.

Содержание номера Архив Главная страница