Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №1(260), 2 января 2001

Борис Шустеф (Рочестер, Нью-Йорк)

А ВАСЬКА СЛУШАЕТ ДА ЕСТ

Тут ритор мой, дав волю слов теченью,
Не находил конца нравоученью.
Но что ж? Пока его он пел,
Кот Васька все жаркое съел.
                                 И.А.Крылов "Кот и повар"

Каждый наверняка помнит дедушку Крылова и его басни. И хотя некоторые сюжеты для них были позаимствованы у французского писателя Лафонтена, многие основаны на чисто русских реалиях. Именно поэтому для израильтян не мешало бы перевести на иврит крыловскую басню "Кот и повар", в которой повар, оставивший кота Ваську стеречь съестное, по возвращении долго читает тому нравоучения под довольное мурлыканье кота, продолжающего беззаботно доедать курчонка. Это нужно сделать по той простой причине, что всю израильскую действительность можно сегодня запихнуть в одну крылатую крыловскую фразу: "А Васька слушает да ест".

Как-то так получилось, что израильское общество сегодня состоит из сплошных поваров и котов. Коты делают то, что им заблагорассудится, а повара, беспрерывно вздыхая и охая, разводят в недоумении руками, пытаясь повлиять на совесть котов непрерывным потоком риторики. Как и в крыловской басне, бесчисленные увещевания и разглагольствования не оказывают на котов абсолютно никакого воздействия. Особенно ярко это видно на примере совершенно обанкротившейся политики Эхуда Барака. Пока всевозможные израильские повара выговаривают израильскому премьеру, тот ведет корабль израильской государственности полным ходом к абсолютной капитуляции перед арафатовскими требованиями. И неважно, что Барака поддерживает меньше 25% членов Кнессета, не имеет значения, что сам он подал в отставку, не влияют на него и последние опросы общественного мнения, проведенные институтом Гэллапа, согласно которым Ариэль Шарон опережает его на 18% в борьбе за пост премьер-министра.

Барак преспокойненько продолжает скармливать Арафату курчонка - израильские приобретения времен 1967 года, которые мгновенно исчезают в ненасытной арафатовской утробе. По количеству новых уступок, на которые, согласно израильской и американской прессе готов пойти Барак, трудно даже предположить, что с момента бараковского ухода в отставку прошло всего лишь несколько недель. Похоже, что именно из-за насыщенности событий, израильтяне не в состоянии уследить за тем, что происходит у них в стране, а посему просто махнули рукой на происходящее.

С момента объявления Бараком об отставке, утекло столько политической воды, что, если бы ею можно было наполнить озеро Кинерет, израильтянам не надо было бы беспокоиться о водных запасах, по крайней мере, на сто лет вперед.

Во-первых, Нетаниягу, он же Биби, уже больше не баллотируется на пост премьер-министра. Всего две недели назад любой израильский политический комментатор был готов биться об заклад, что Биби станет новым премьером. Неделю назад израильские циники объявляли, что готовы дать голову на отсечение, что Биби просто пугает, говоря, что снимет свою кандидатуру на пост премьера, если одновременно не будут проводиться выборы в Кнессет. Однако в нарушение всех правил хорошего тона Нетаниягу оказался верен своему слову, и, когда израильская религиозная партия ШАС, пекущаяся о личных интересах больше, чем о чем-либо другом, проголосовала против роспуска Кнессета, Биби объявил об отказе борьбы за премьерское кресло. Головы циников не посыпались горохом, и их владельцы уже делали новые ставки относительно того, кто примет участие в этой, такой популярной в Израиле гонке на должность премьера.

В один момент число потенциальных премьер-министров достигло дюжины. Среди тех, кто надеялся на израильский трон, калифом на час оказался Шимон Перес - неугомонный борец с судьбой-злодейкой, которая никак не хочет позволить ему завладеть израильским престолом в результате победы на выборах. 77-летний старейшина израильского политического цеха решил вновь попытать своего счастья и сообщил, что готов бросить свою шапку в круг тоже. Как заявил Перес, "впервые в своей политической карьере, я это делаю, потому что меня просит народ". То, что народ просил его об этом громче, чем Барака, было очевидным из того факта, что в опросе, проведенном институтом Гэллапа 22 декабря, он не только опережал на 12% Барака, но и в тройном состязании за корону (вместе с Бараком и Шароном), слегка обгонял Шарона тоже.

Узнав о намерении Переса, израильский лагерь мира раскололся на две части. Самая "мирная часть" стала делать ставки на Переса, а голуби мира с подбитыми интифадой крыльями, продолжали клевать из кормушки Барака. В воздухе израильской политики запахло жареным, когда в течение целого дня часть израильской левой прессы "катила бочки" на Барака, а часть поливала грязью Переса. Один из нейтральных обозревателей предложил в связи с этим, чтобы Шарон отправлялся к себе в деревню спокойно заниматься сельским хозяйством. По его мнению, Шарону было бы достаточно просто не забыть явиться в день выборов, 6 февраля, чтобы записать в свой актив гарантированную победу. Все остальное за него сделали ли бы Барак с Пересом, окончательно дискредитировав друг друга за время предвыборной кампании.

Возможно, Шарон и уехал бы в глушь, в деревню, ибо Перес, несмотря на мешок пряников, в виде обещаний возглавить команду по мирным переговорам и гарантии высокого поста в новом правительстве, которые на него вывалил Барак, упорно пытался досчитать до десяти. Десять было тем магическим числом членов Кнессета, которые должны были подписать петицию по выдвижению пересовской кандидатуры на пост премьер-министра. По израильским законам, все десять должны были представлять либо одну партию, либо единую группировку. В видении Переса, эту роль должна была взять на себя партия "Мерец".

То ли Барак, обзвонивший всех 67 членов центрального комитета "Мерец", посулил им золотые горы, то ли мерецевский лидер Йоси Сарид посчитал, что политическая невменяемость Переса выведет того в поисках мира далеко за пределы солнечной системы, но "Мерец" Пересу в поддержке отказал. Теперь Барак мог, по крайней мере, поздравить себя с победой местного масштаба. Все свои задачи, связанные с конкурентами на должность премьера, он разрешил наилучшим для себя образом. Ни Нетаниягу, ни Перес, ни Бург, ни Рамон, ни Бейлин, ни кто-либо другой из его потенциальных конкурентов теперь не смогут вмешаться в предвыборную борьбу. Правда, опросы общественного мнения показывали, что разрыв между ним и Шароном стал гораздо больше, и, если бы выборы проводились сегодня, Шарон должен был бы одержать убедительную победу. Но Барака, по-видимому, это не смущало, ибо он по-прежнему надеялся успеть в течение остающегося до выборов времени подписать договор с Арафатом и тем самым склонить избирателей на свою сторону, принеся им, как обещал в свое время Чемберлен, подписывая договор с Гитлером, "мир для будущих поколений".

Именно уверенность в том, что израильское общество заражено кот-васькинской ментальностью, дала возможность Бараку отправить израильского министра иностранных дел Шломо Бен-Ами в Америку для возобновления переговоров с арафатовской кликой. Причем, Барак совершенно не смущался, что совсем недавно он обещал "не вести никаких переговоров, пока не прекратится интифада". Арабы, хорошо изучившие пустые угрозы израильского премьера, не снижая уровня беспорядков, терпеливо ждали, пока Барак изменит свои лозунги. Вскоре тот провозгласил, что беспорядки должны "значительно снизиться", затем просто "уменьшиться", потом последовали еще какие-то странные декларации, и... Бен-Ами благополучно укатил в США под звуки автоматной стрельбы и раскаты взрывов.

Израильские политики "справа" и некоторые "слева" почти хором заявляли, что Барак не имеет права вести переговоры. Израильский президент Моше Кацав сказал 17 декабря, что "у Барака нет мандата на заключение договоров с палестинскими арабами". В Кнессете прошел в первом чтении законопроект, согласно которому любое достигнутое Бараком соглашение должно быть ратифицировано, по меньшей мере, 61-м депутатом Кнессета. Шарон заявил, что, если он победит, его правительство не будет считать себя связанным обещаниями, данными Арафату Бараком. И, тем не менее, Бен-Ами от имени Барака продолжал уговаривать Саиба Эриката принять в подарок все больше и больше земель.

Еще совсем недавно тот же Барак торжественно заявлял, что уступки, на которые, он был готов идти в Кемп-Дэвиде, не имеют силы. И абсолютно не являются той точкой отсчета, от которой начнутся очередные переговоры. Каков же был ужас сторонников национального лагеря, когда из Америки стала просачиваться информация об очередных "подарках" Барака. Израильские газеты соревновались в своих пересказах новых уступок премьер-министра. "Хаарэц" написала 21 декабря, что "Израиль в принципе согласился, чтобы международная граница между Израилем и палестинским государством основывалась на линии, существовавшей 4 июня 1967 года, с незначительной корректировкой границ и обменом территорий". Это означало, что Израиль готов передать Арафату 96% земель Иудеи, Самарии и Газы и 3% израильских территорий.

Очевидно, не рассчитывая соблазнить Арафата сей "незначительной" уступкой, Бен-Ами решил выложить на стол переговоров, главный израильский козырь - Иерусалим, а точнее - саму Храмовую гору. Согласно появившемуся 22 декабря репортажу в газете "Хаарэц", Израиль предложил "передать палестинцам суверенитет над арабским восточным Иерусалимом и религиозными местами, священными для ислама и христианства, включая главный приз - Храмовую гору". Один из участников переговоров из команды Арафата Яссер Абед Раббо почти дословно подтвердил версию израильской газеты, сказав: "Мы очень близки к достижению признания палестинского суверенитета над арабским восточным Иерусалимом, включая святые места".

Надо отдать должное министру палестинской автономии. Он пообещал, что палестинские арабы "признают связь между Израилем и Храмовой горой" и, кроме того, евреи будут иметь "беспрепятственный доступ к Стене плача". Поистине щедрость Абед Раббо не знает границ, его доброта даст евреям вновь вернуться в 1930-е годы, когда англичане разрешили им молиться у Стены плача. Возможно даже, что палестинские арабы, в отличие от англичан, позволят евреям дуть в шофар у стены тоже. Правда, пока еще не ясно, состоится ли "иерусалимская сделка", так как арабы не примут эту израильскую подачку без того, чтобы Израиль признал право палестинских арабов-беженцев на возвращение.

И вот с этим-то как раз у Барака пока получается прокол. Как и подавляющее число здравомыслящих израильтян, он, скорее всего, понимает, что согласие Израиля, пусть даже на словах, на "признание прав арабских беженцев" означает чистейшей воды самоубийство для еврейского государства. Об этом не может быть двух мнений. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что добавка к 1 млн. израильских палестинских арабов еще 3-4 млн. палестинских арабов из различных арабских стран очень быстро превратит евреев в меньшинство в своей собственной стране. Однако логика в действиях израильских лидеров за последнее десятилетие перестала быть популярной, ведь еще совсем недавно никто не мог и помыслить об обеспечении "палестинского народа" вторым "палестинским государством", о "возвращении к границам 1967 года" и, наконец, о "разделе Иерусалима" и "отказе от суверенитета над Храмовой горой".

Так что, к сожалению, сценарий, при котором Израиль начнет размышлять о "правах палестинских беженцев" вовсе не относится к разделу фантастических проектов. Тем более, что политический корреспондент газеты "Хаарэц" Алуф Бэнн бросил 24 декабря пробный камень. Рассуждая о резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №194, которой все время размахивают арабы, утверждая, что она якобы требует возвращения "всех палестинских беженцев", Алуф Бэнн написал: "Израиль никогда не признавал... [эту резолюцию]. Это по-прежнему официальная израильская позиция, но многие члены правительства теперь верят, что возможно сосуществовать с этой резолюцией и принять ее как основу для соглашения. Недавние заявления премьер-министра Эхуда Барака, похоже, открывают путь к тому, что Израиль признает этот спорный документ".

Не стоит сомневаться, что в Израиле поднимется большой шум, как только израильские лидеры начнут примеривать на еврейское государство разные варианты удовлетворения нужд так называемых "беженцев". Только будет ли от этого шума какой толк? Ну шумели и шумят по поводу недопустимости отдачи суверенитета над Храмовой горой. Разве что-нибудь меняется? Коты-Васьки израильской политики чихать хотели на всю эту мышиную возню народа. Вот только что израильские религиозные деятели ясно и четко задали вопрос: "Имеет ли право правительство отдавать контроль над Храмовой горой?" А главный израильский идеолог антииудаизма Йоси Бейлин в ответ отечески потрепал их по плечу и сказал: "Вопрос суверенитета - это не вопрос, который будет решаться раввинами или учителями еврейских законов. Это дипломатический вопрос". Вот и попробуй кто-нибудь спорь после этого, что не прав был дедушка Крылов, сказав: "А Васька слушает да ест".

Содержание номера Архив Главная страница