Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №26(259), 19 декабря 2000

Виктор Юзефович (Вашингтон)

КУКЛЫ ИГРАЮТ ПРИТЧУ

Реваз Габриадзе хорошо известен театральному миру как основатель и руководитель уникального кукольного театра, в котором автором пьес, их постановщиком, создателем кукол и декораций является он сам. Автор более 30 сценариев кинофильмов (включая такие известные, как снятые Георгием Данелия "Не горюй", "Мимино" и "Паспорт"), художник, график и скульптор, чьи работы украшают музеи и частные собрания многих стран мира, Габриадзе напоминает своим творчеством универсального Мастера эпохи Ренессанса.

Свой маленький - всего на 48 мест - театр Габриадзе открыл в 1981 году в одном из старых кварталов Тбилиси, так напоминавших ему Кутаиси, уроженцем которого он является. Театр быстро приобрёл в Грузии огромную популярность, а вскоре его узнали зрители Москвы и Ленинграда, Одессы и Киева, а также многих стран Европы, где неоднократно проходили его выступления.

Гражданская война начала 90-х годов вытеснила Габриадзе из родной Грузии, как и других деятелей её культуры: композитора Гию Канчели, дирижёра Джансуга Кахидзе, пианистку Элисо Вирсаладзе, скрипачку Лиану Исакадзе. Несколько лет, уподобившись старинным странствующим комедиантам, театр Габриадзе гастролирует по Европе. Слава его оказывается упроченной во Франции, России, Швейцарии1 , но тянет в родную Грузию, и при первой возможности Габриадзе возвращается в 1995 году в Тбилиси.

Театр свой и прилегающее к нему знаменитое артистическое кафе он нашёл разрушенными, кукол - растащенными. Всё пришлось создавать заново - и это при отсутствии средств, в нетопленых всю зиму, а зачастую и тёмных помещениях (ситуация, сохраняющаяся в Грузии и поныне). Уже через год, наряду с возобновлением старого репертуара, Габриадзе ставит спектакль "Песнь о Волге", переименованный позднее в "Битву за Сталинград". Североамериканская премьера его состоялась недавно в Вашингтоне вскоре после триумфальных выступлений театра в Сан-Диего, где зрители восторженно принимали пять других спектаклей Габриадзе.

...Маленький зал Американского института кинематографии в помещении Кеннеди-центра. Едва войдя в него, ещё до начала действия, зритель погружается в атмосферу спектакля. Строгость чёрной выгородки "кукольный" сцены отвечает "Реквиему", каким является спектакль по мысли его создателя. Оголённый чёрный металлический каркас, поддерживающий конструкцию этой сцены, становится своеобразной траурной рамкой всего действия. Справа от сцены - подобие некоего прямоугольного тагана, белый песок которого символизирует пепелище битвы на Волге. Пепел - им не раз на протяжении действия будут посыпать погибших - становится драматургическим стержнем, связующим отдельные эпизоды спектакля.

С брехтовской органичностью сплавлены Габриадзе образы зрительные и слуховые, быт и притча, слово и музыка. Действие насквозь пронизано музыкой, которая, будь то хоровая версия шумановских "Грёз" или знаменитая тема нашествия из Седьмой симфонии Шостаковича, "Тёмная ночь" Никиты Богословского, утёсовский "Город у Чёрного моря" или традиционная народная грузинская песня, всякий раз становится мелодией-символом. По крайней мере в представлении тех зрителей, для которых события спектакля - часть их собственной жизни.

На редкость просто постановочное решение Габриадзе, но простота эта изобилует перлами изумительных находок. Два вращающихся навстречу друг другу диска, на которые кукловоды ставят поочередно то столбы и блокпосты, то церковь или одинокую корову, дают иллюзию нахождения в уходящей на фронт железнодорожной "теплушке". Бесконечная лавина вражеского нашествия воспроизводится кукловодами, которые, сменяя по цепи один другого, передвигают нехитрые силуэты немецких танков. Смерть молодого солдата осознается с обрывом последней нити, связующей куклу с кукловодом...

Органично у Габриадзе сосуществование куклы и человека. Великолепные куклы сами по себе являются замечательными произведениями искусства. Мастерство кукловодов (их в театре всего-навсего шесть) поистине виртуозно. Незабываем образ Пинхаса - еврея из Киева, "на все руки мастера" и философа, жизненные обобщения которого напоминают шолом-алейхемского Тевье, а сценическая техника - незабываемого Михоэлса.2

...Трудно было себе представить поначалу, как можно воплотить средствами кукольного театра тему Сталинградской битвы. Воплотить с такой силой, что неизменным атрибутом затемнённого зрительного зала становится мелькание белых носовых платков.

Спектакль Габриадзе не столько, впрочем, о самой битве на Волге, сколько о войне и мире вообще, шире - о ценности жизни, о любви ко всему сущему - будь то человек, лошадь или муравей. Пафос его заключён в том, чтобы никогда больше не было на земле забытого детства, вдов в чёрном одеянии, искалеченных молодых солдат, в том, чтобы нельзя было увидеть апокалипсическую картину лошади о трёх ногах - образ, долго и неотступно преследовавший режиссёра. В условиях сегодняшней ситуации как в Грузии, так и в России пафос этот делает спектакль Габриадзе не только историческим, но и, увы, как нельзя более актуальным.

1 Заметим, что у автора опубликованного в программках спектакля пресс-релиза явные нелады с географией: Кутаиси (названный здесь Катаиси) примыкает, по его мнению, к Греции, а прежнее название С.-Петербурга - Сталинград. - В.Ю.

2 В дополнение ко множеству наград, призов и званий, которыми обладает Реваз Габриадзе, - таких, как Гран-при Московского международного кинофестиваля, премия "Триумф" - он гордится удостоенным в Одессе званием "Почётного Рабиновича" - В.Ю.

Содержание номера Архив Главная страница