Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #26(259), 19 декабря 2000

Борис Шустеф (Рочестер, Нью-Йорк)

ЗИГЗАГИ БАРАКА

Если у кого-либо до последнего времени существовали сомнения, что Израиль копирует Америку, то они наверняка рассеялись после того, как израильский премьер-министр Эхуд Барак подал в отставку. Понаблюдав почти с месяц за неразберихой, творящейся в Америке в результате забуксовавших президентских выборов, он решил, что Израилю как раз только этого и не доставало для полного счастья.

Действительно, добавка к букету израильских проблем скороспелых избирательных предвыборных кампаний лишь усилит головную боль израильтян, и без того мечтающих хоть о минуте передышки. Надо отдать должное солдату номер один, как некоторые еще по старой привычке называют Барака, он нашел единственный вариант, при котором будет иметь хоть какие-то шансы быть переизбранным.

Решение Барака подать в отставку, как и подавляющее большинство остальных решений за 18 месяцев его пребывания на посту премьера, было спонтанным и в некоторой степени неожиданным. Хотя, конечно, знамение было начертано аршинными буквами после его возвращения из Кемп-Дэвида несолоно хлебавши. Трудно было ожидать, что Барак сумеет долго удерживаться у власти, имея за собой поддержку лишь тридцати членов Кнессета. Спасательный круг в виде обещания воздерживаться при голосовании по вотуму недоверия, брошенный ему партией ШАС, помог Бараку продержаться на плаву еще месяц, но результаты опросов общественного мнения однозначно говорили о том, что Барак на посту премьера больше не жилец. Беньямин Нетаниягу, он же Биби, с треском проигравший Бараку всего полтора года до этого, опережал его во всех опросах общественного мнения, причем разница порой достигала двадцати процентов. И это при том, что Биби на тот момент был только лишь потенциальным кандидатом.

Барак знал складывающуюся ситуацию лучше, чем кто-либо другой. Именно поэтому он постоянно заигрывал с лидером "Ликуда" Ариэлем Шароном, пытаясь затянуть того в правительство национального единства. Хотя "израильскому стервятнику", как его постоянно именует мировая цивилизованная пресса, уже перевалило за семьдесят, он, тем не менее, представлял реальную угрозу для Барака. Ибо пока Барак терял популярность у израильтян, Шарон ее потихоньку набирал, несмотря на всю его, как утверждали израильские газеты, "неизбираемость". К тому времени, когда Кнессет вернулся с осенних каникул, оказалось, что Шарон не только сравнялся в вопросе "избираемости" с Бараком, но даже обошел его. Опрос, проведенный институтом Гэллапа 18 октября, показал, что Шарон опережал Барака на 10%.

В том, что рейтинг Барака стремительно падал, не было ничего удивительного. Он всей своей деятельностью однозначно демонстрировал, что не годится для той работы, на которую был избран. Барак напоминал капитана корабля, ворвавшегося в рулевую рубку, перехватившего штурвал и яростно крутящего его в разные стороны, как будто бы именно от количества и скорости поворотов штурвала зависело, выплывет ли корабль из опасной зоны или нет. Израильская пресса даже дала ему кличку "Мистер Зигзаг". Как иначе можно было охарактеризовать его бесконечные метания от религиозных партий к "светской" революции, от лобызания Арафата к лишению его титула "партнера по переговорам", от попыток создать правительство национального единства к заигрыванию с арабскими партиями в надежде на их поддержку правительства меньшинства.

Обстановка в самом Израиле тоже не способствовала росту популярности премьера. Израильтяне, с момента создания государства мечтающие о мире, в результате зигзагометаний Барака оказались в самом разгаре войны на истощение. Фактически с момента начала еврейского нового года - Рош га Шана - израильтяне не знали ни минуты покоя. Так называемая интифада Храмовой горы внесла в реестр "жертв мира" еще 40 убитых и несколько сотен раненых и искалеченных израильтян. Не проходит и дня без обстрела арафтовскими подручными района Гило в Иерусалиме, отстрела солдат и "поселенцев" из проезжающих автомобилей, взрывов и попыток взрывов автобусов и бессчетного числа всевозможных других актов террористического характера.

Барак знал, что терпение израильтян лопнуло и долго тянуть с отсрочкой вотума недоверия ему не удастся. Поэтому, когда Кнессет созрел, чтобы проголосовать за проведение досрочных парламентских выборов, солдат номер один сбросил первый сапог, когда вдруг сам объявил с трибуны Кнессета, что готов идти на новые выборы.

Однако даже после этого, зигзаги Барака не прекратились. В израильских газетах поползли слухи, что Барак на выборы не пойдет, а в последний момент сумеет-таки договориться с Шароном и создаст правительство единства. Затем стала муссироваться дата выборов, причем срок их проведения, как ртутный шарик, беспрерывно перемещался между началом марта и серединой мая будущего года. Затем сам Барак опять заговорил о возможной сделке с Шароном. Потом замелькали сообщения, что Барак и Шарон обо всем договорились между собой и вне зависимости от того, кто из них победит, будет создано правительство национального единства. И вдруг в ошалевших от "мира", войны и импотентного правительства израильтян полетел второй сапог - Барак, выступив 9 декабря с обращением к народу, заявил, что уходит в отставку.

Этот очередной зигзаг Барака вновь перетасовал всю израильскую политическую колоду. Большого ума, чтобы разгадать новый трюк Барака, не требовалось. По израильским законам, в случае, когда премьер-министр подает в отставку, проводятся выборы только главы правительства, а члены Кнессета остаются на своих местах. Но главное состоит в том, что на пост премьера в такой ситуации имеет право баллотироваться лишь член Кнессета, а Биби таковым не является, ибо полтора года назад добровольно сложил с себя эти полномочия.

Таким образом, подав в отставку, Барак не только, как он считал, избавился от опасного конкурента, но еще и гарантировал для себя место кандидата на пост премьер- министра от "Единого Израиля" - группировки партий, которые 18 месяцев тому назад вывели его на вершину славы. Так как по закону выборы премьер-министра должны состояться через два месяца после подачи прошения об отставке, то у его соперников-однопартийцев фактически не осталось времени на проведение собственных предвыборных кампаний. И ошарашенным Хаиму Рамону, Аврааму Бургу, Шломо Бен-Ами и нескольким другим потенциальным кандидатам от левых партий не оставалось ничего другого, как дружно проголосовать 11 декабря за Эхуда Барака - нового кандидата на пост премьер-министра Израиля.

Все это привело к довольно забавной ситуации. Барак, не имеющий ни малейшего шанса создать правительство из партий, населяющих на сегодняшний день Кнессет, хочет стать премьер-министром для того, чтобы... создать правительство из все тех же членов Кнессета. Все попытки искать в этом какую-либо логику полностью обречены на провал, ибо логики тут нет, а есть одно огромное желание удержаться у власти. Если предположить, что противником Барака будет "неизбираемый" Шарон, то вполне возможна ситуация, когда Барак, победив, вновь станет премьер-министром и получит опять в свое распоряжение прежний неуправляемый Кнессет. Если продолжить наши рассуждения, то Барак, таким образом, сумеет пробыть у власти, как минимум еще полгода: два месяца предвыборной кампании, выборы, один месяц попыток создания правительства, в промежутке всего этого, как минимум, один месяц еврейских праздников и... новая подача в отставку. Затем опять два месяца до новых выборов, и карусель израильской демократии будет готова к совершению очередного самоубийственного круга.

Однако теория эта будет верна лишь в том случае, если Кнессет не проголосует за самороспуск. И вот тут-то начинается самое интересное. На главную роль в создавшейся ситуации выходит сефардская религиозная партия ШАС, та самая, которую Барак безуспешно пытался обуздать в течение всей его такой бездарной каденции. Обладая 17 мандатами, она держит в своем кармане ключи к выборам в Кнессет, но совершенно не торопится ими воспользоваться. Загвоздка состоит в том, что, как показал опрос, проведенный институтом Гэллапа 8 декабря, в новом составе Кнессета, если будут проводиться всеобщие выборы, ШАС не досчитается как минимум шести мандатов. Правда, с другой стороны, духовный лидер партии раввин Овадия Йосеф понимает, что лучше иметь 11 мест и шанс сохранить страну, чем остаться с 17 мандатами и большой вероятностью уничтожения Израиля арабами. Но расставаться с таким трудом собранными мандатами, ох, как не хочется, и поэтому Овадия Йосеф предпочитает проверить вначале еще один из вариантов, которыми как всегда богата израильская политическая жизнь.

Дело в том, что еще до того, как Барак согласился уйти, чтобы вернуться, Овадия Йосеф обьявил, что ШАС поддержит кандидатуру Нетаниягу на пост премьер-министра, если тот будет баллотироваться на этот пост. Сам Биби долго хранил молчание по этому вопросу, хотя наверняка с большим вниманием следил за тем, как барометр народной поддержки перемещался от 27% к 50%. Даже когда Барак согласился на проведение новых выборов, Биби, находившийся с визитом за границей, как в рот воды набрал. Когда он вернулся 2 декабря в Израиль и все ожидали, что он наконец раскроет свои карты, журналистов по-прежнему ожидало разочарование: Биби вновь уклонился от ответа и опять улетел в Америку. То ли он проверял нервы Барака, то ли хотел отложить момент удовольствия, когда на него вновь начнет выливать один за другим ушаты помоев израильская левонастроенная пресса, но факт остается фактом - Биби молчал. И лишь, когда Барак швырнул свой второй сапог, Биби, к тому моменту вновь прилетевший из заграницы, заявил, что готов вернуться в политику и возглавить "Ликуд" и страну.

Нетаниягу объявил о своем решении на пресс-конференции 10 декабря и тут же окунулся в работу. Он обвинил Барака в попытке уклониться от борьбы и сказал, что не сомневается, что Кнессет проведет в жизнь законопроект, который позволит ему баллотироваться в премьеры. В течение двух дней он заручился поддержкой нескольких небольших партий голосовать за роспуск парламента, и с учетом того, что "Ликуд" заинтересован в таком ходе событий тоже (опросы показывают, что "Ликуд" может приобрести дополнительно больше дюжины мандатов), дело опять уперлось в ШАС. Так как на выборы ШАС не стремится, но и Барака видеть премьером больше не желает, Овадия Йосеф поставил ультиматум партии Барака - либо та поддержит законопроект, который позволит Биби участвовать в выборах, либо Йосеф отдаст команду, чтобы ШАС голосовала за роспуск Кнессета. Безусловно, в случае необходимости делать выбор Барак предпочтет позволить Биби баллотироваться и не допустить роспуска израильского парламента. В таком случае, даже если он и проиграет выборы, очень сомнительно, что Биби сможет создать что-то путное в качестве главы правительства, составленного из теперешнего Кнессета. А там, глядишь, и до следующих выборов рукой подать.

Содержание номера Архив Главная страница