Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #26(259), 19 декабря 2000

Джонатан Молдаванов (Англия)

НОВООБРАЩЕНЦЫ

Недавно кардинал Джакомо Биффи произнес со своей кафедры в Болонье знаменательные слова о том, что Италия, решая судьбу прибывающих в эту страну беженцев и иных эмигрантов, должна отдавать предпочтение католикам. Ватикан - неожиданно для многих - поддержал это рискованное требование. Папский престол встревожен не случайно. Европа давно уже не может считаться христианской частью света. А наши дни отмечены доселе неслыханным количеством людей, переходящих из одного вероисповедания в другое.

Согласно последним данным, в Великобритании еженедельно тысяча человек отказывается от веры своих отцов и принимает веру по выбору. В других западноевропейских странах прикидочные цифры несколько ниже, но тенденция эта - общеевропейская. Переходы совершаются во всех направлениях с небывалой прежде легкостью. Протестанты становятся католиками, католики - протестантами. Собирают свою дань мусульмане, иудеи, буддисты, индуисты и язычники всех мастей. Традиционные барьеры между вероисповеданиями сломаны - вот чем характерно наше время. Об этом пишет в своей недавно опубликованной книге "Твой Бог станет моим Богом" британский раввин Джонатан Ромэн.

По его словам, спонтанные переходы от одного алтаря к другому напоминают беспорядочное броуновское движение частиц в физике. Смятенные человеческие души, наталкиваясь на непреодолимые вопросы и жгучие обиды бытия, движутся наугад, безвольно следуя своим порывам и общественным поветриям. Их несет то в одну сторону, то в другую. Социологи лишь недавно стали присматриваться к этому явлению. Им бросилось в глаза, например, что среди тех, кто в сегодняшней Европе принимает буддизм, очень много евреев: от десяти до тридцати процентов. Один из новообращенцев, Дхармачави Вишвапани, еще недавно звался Шимоном Блюмфельдом.

- Буддизм, - говорит он, - лучше иудаизма тем, что эта религия отдает предпочтение практике перед догмой. Неудовлетворенность иудаизмом началась у меня в тринадцать лет, почти сразу после прохождения обряда еврейского совершеннолетия. Я увлекся медитацией - и понял, что мое место в буддизме. Иудаизм нацелен на поддержание скорее некой культурной преемственности, чем на человеческое счастье.

Притягательно для европейцев и мусульманство. Среди тех, кто переходит в ислам, значительный процент составляют католики. Почти все новообращенцы - а их в Европе многие тысячи - говорят, что ислам близок им своею стройностью, прозрачностью и простотой. Бог - один, нет ни Троицы с ее тремя лицами, нераздельными и неслиянными, ни первородного неизбывного греха, ни пышной обрядности, ни исповеди и отпущения. Обычаи дышат первобытной естественностью, общинным братством - и не оставляют места для лицемерия.

Однако и католицизм - не в проигрыше. Католиками в последние годы охотно становятся, во-первых, те же иудеи, а во-вторых и в главных - протестанты, особенно англикане, разочарованные практикой рукоположения женщин в сан священника и терпимостью к священникам-гомосексуалистам. Конфессию нередко меняют и сами священнослужители.

При всей спонтанности движения смятенных душ можно сказать, что в самые последние годы наибольшее число прозелитов стекается под сень буддизма и ислама. За ними следуют всевозможные сектанты и язычники, предводительствуемые друидами, а дальше - так называемое движение New Age (новая эра), представители которого тоже считаются религиозными сектантами, ибо заняты поисками смысла жизни.

Тон в новом европейском Вавилоне задает Великобритания, страна традиционной веротерпимости. За последние полстолетия здесь возникло по крайней мере четыреста новых сект.

Джонатан Ромэн объясняет происходящее тем, что современным европейцам, с одной стороны, не хватает элементарных знаний о вере отцов, с другой, - их влечет возросшая в массах духовная жажда. Люди хотят знать, зачем они живут и как им следует жить, а ответов не получают - потому и мечутся.

Однако, по мнению некоторых критиков книги Ромэна, выдвинутые автором причины сами нуждаются в объяснении - и коренятся в одном: в общем равнодушии к Богу, даже в полной утрате веры в него. Верующие не составляют сегодня и половины всех европейцев. Не верит и большинство тех, кто посещает церкви, мечети и синагоги. А вот почему это происходит - почему Бог оставил нас или мы оставили Бога - ответа не знает, похоже, никто, да и вопрос этот поднимать решаются немногие...

Содержание номера Архив Главная страница