Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #26(259), 19 декабря 2000

Сай Фрумкин (Лос-Анджелес)

ПРОСТАЯ АРИФМЕТИКА

В воскресенье 26 ноября газета "Лос-Анджелес Таймс", одна из более уважаемых и влиятельных американских газет, напечатала статью о том, как население Израиля устало от участившихся за последнее время вспышек насилия со стороны арабов. Автор статьи Мэри Кертиз выглядит несколько озадаченной тем, что ей кажется неадекватной реакцией нации на относительно незначительные потери: "Поскольку список убитых израильтян дошел до 35 за последнюю неделю, - пишет она, - все большее количество граждан публично задаются вопросом, сколько еще смертных случаев может допустить их государство..." И далее: "Тот факт, что израильтяне считают эту войну слишком дорогостоящей в смысле уменьшения численности населения страны, говорит о недостаточном понимании эволюции их нации".

Я озадачен не меньше г-жи Кертиз. Я озадачен тем, что у кого-то может возникнуть проблематичное отношение к ужасу, горю, отчаянию и ярости, да, ярости, испытываемых израильтянами. Их реакция не имеет никакого отношения к эволюции нации: представьте себе на один момент эмоции американцев при подобных обстоятельствах. Я думаю, трудно возразить, что негодующая реакция американцев была бы гораздо сильнее. Все сводится к элементарной арифметике, изучаемой детьми в начальной школе.

Население Соединенных Штатов в пятьдесят раз превышает население Израиля. Следовательно, смерть одного израильтянина в пропорциональном соотношении равна смерти 50 американцев. В конфликте, который травмировал Америку многие годы и который оказал воздействие на ее иностранную и военную политику (речь идет о восьмилетней войне во Вьетнаме), во время военных действий погибли 47 тыс. американцев. Это приблизительно эквивалентно 940 израильтянам, погибшим в 6-дневной войне 1967 года, и одной трети из 2700 человек, погибших в течение 4 месяцев в 1973 году, когда Египет и Сирия напали на Израиль.

В течение четырех лет Второй мировой войны американские потери составили 292 131 человек, что эквивалентно 5842 израильтянам, отдавшим свои жизни во время 10 месяцев Войны за независимость в 1948 году. Разве кто-то когда-либо мог бы назвать "неадекватной реакцией" горе американцев по поводу их потерь?

Не так давно был взорван израильский школьный автобус. Погибли два преподавателя, многие дети серьезно пострадали, некоторым ампутировали конечности. Какова была бы реакция Америки, если бы группа, скажем, мексиканских националистов, взорвала 50 автобусов с американскими школьниками, уничтожила 100 преподавателей и искалечила свыше 1000 детей? Звучали бы тогда призывы к возмездию, к окончанию бессмысленного насилия, к прекращению отчаяния и горя нации? Держу пари, что да. И никому в голову не пришло бы анализировать, почему смерть всего лишь 1000 детей при населении в 260 миллионов имеет такое сильное воздействие на американское общество.

Помимо попыток понять очевидное аналитики из газеты "Лос-Анджелес Таймс" должны еще обратить свое внимание на кое-что еще, а именно: различие в похоронных обрядах. Еврейские жертвы хоронятся с печалью и достоинством. Присутствующие на похоронах ведут себя очень тихо, и единственные звуки - это молитвы и плач друзей и родственников. Нет на их похоронах ни молодых людей, бряцающих оружием и размахивающих лозунгами, ни душераздирающих воплей, угрожающих отомстить врагу. Почему арабское общество прославляет смерть и насилие? И почему нас это зрелище не потрясает так, как вид трупов американцев, служащих в наших войсках особого назначения, которых их убийцы на глазах у всех волокли по улицам сомалийского города?

По всей справедливости, реакция США на события в Сомали резко отличалась от событий в Израиле. После того, как мы потеряли 18 человек в Сомали, мы поджали хвост и ушли из страны. Как прокомментировали аналитики: "тени Вьетнама". Израильтяне не имеют такого выбора - им уходить некуда, они должны остаться и бороться любой ценой и любыми жертвами.

Я также хотел бы проанализировать то, что можно считать "корнем зла" израильско-арабского конфликта: абсолютный и безоговорочный отказ арабов от того, чтобы среди них жили евреи. Например, 300 евреев, живущих среди 100 тыс. арабов в Хевроне, - это аргумент, который арабы постоянно приводят как объяснение существующей проблемы. Почему? Почему арабы на Западном берегу отказываются мирно жить с евреями, точно так же, как миллион арабов сосуществуют в Израиле с 5 миллионами евреев? Почему продажа земли еврею в Иордании карается смертью? И почему культивируется такое негативное отношение к еврейским городам, с 1967 года существующим на Западном берегу ( городам, которые выстроены на земле, принадлежащей евреям по закону, и которые СМИ упрямо называют "поселениями")? Почему там не могут жить в мире с арабами евреи, работать и создавать рабочие места, совершенствовать экономику и не бояться за свои жизни?

Иногда даже кажется, что именно присутствие евреев на Западном берегу после 1967 года породило палестинский национализм. Никто не требовал отдельного палестинского государства в течение 20 лет, когда Западный берег и сектор Газа были заняты Иорданией и Египтом. Сегодня в государстве Иордания большинство населения - палестинцы, и, хотя они лишены гражданских прав, они ведут себя "тише воды, ниже травы" и не требуют самоопределения, автономии, гражданских прав, свободы самовыражения. Почему это?

И почему весь арабский мир молчит, подтверждая своим молчанием согласие с тем, что Арафат обратился за помощью к человеку, чья армия уничтожает их братьев-мусульман в Чечне? Палестинцы утверждают, что причиной нынешнего кризиса явилось намерение Ариэля Шарона посетить мечеть и тем самым "осквернить" ее, но разве такое намерение, даже если бы Шарон, вопреки всякому здравому смыслу, действительно хотел войти в мечеть, может идти сравнение с действиями Путина? Почему наши СМИ не задают этот вопрос Арафату?

Содержание номера Архив Главная страница