Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №25(258), 5 декабря 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

БИТВА ЗА БЕЛЫЙ ДОМ

Сначала всё было хорошо. Даже название этих первых выборов нового века звучало красиво и внушительно: "Решение 2000-го года" - "Decision 2000". Потом появились первые тревожные признаки: непрерывно проводимые опросы, вплоть до последнего предвыборного дня, показывали одну и ту же пугающую тенденцию - оба кандидата, Гор и Буш, шли, как говорят на бегах, "ноздря в ноздрю". Но избирателям, в высшей степени пассивным, как показывали те же опросы, эти грозные признаки были совершенно безразличны; а активные избиратели и специалисты полагали, что опросы - это одно, а реальность - совсем другое.

И вдруг произошло нечто, превратившее выборы очередного американского президента в захватывающее развлекательное шоу, которое с изумлением смотрел весь мир, в том числе и сами американцы, и только кандидатам было совсем не до удовольствия. И, наконец, все снова заговорили о нелепой, устаревшей и изжившей себя американской избирательной системе.

Но прежде чем перейти к этой проблеме, давайте вспомним драматическую хронологию событий этих президентских выборов (время - восточное стандартное).

8 ноября, 2.16 утра. Сообщается, что голоса во всеобщем голосовании практически разделились поровну. Для избрания президента это никакого значения не имеет: важны голоса электоров, которыми располагают отдельные штаты. Чтобы победить, нужно получить как минимум 270 таких голосов. У Гора их 255 (победа в 19 штатах), у Буша - 246 (победа в 29 штатах). Электоры Флориды (25), Нью-Мексико (5) и Орегона (7) еще не подсчитаны. Но из них важна только Флорида - ее электоры сразу определят победителя.

После того, как крупнейшие телестанции предрекли Бушу легкую победу во Флориде, он объявлен победителем.

8 ноября, 2.30 утра. Гор признаёт свое поражение и по телефону поздравляет Буша.

8 ноября, 3.30 утра. Гор снова звонит Бушу, сообщает, что "обстоятельства изменились", и - аннулирует свое поздравление.

8 ноября, 3.40 утра. Телестанции радостно сами себя опровергают (сенсация-то какая!): Буш вовсе еще не президент. Оказывается, с Флоридой далеко не всё ясно, и ее выборщики-электоры еще неизвестно чьи.

8 ноября, 4.40 утра. Гор становится лидером во всеобщем голосовании.

8 ноября, 5 утра. Из Флориды приходит сообщение, что там лидирует Буш с разрывом в 1784 голоса.

8 ноября, 6.24 утра. Гор выигрывает 11 электоральных голосов в Висконсине, но это никого не интересует: президентом, как уже говорилось, станет тот, кто победит во Флориде.

8 ноября, вечер. Буш говорит репортерам, что пересчет голосов во Флориде подтвердил бы его верную победу. "Не торопитесь с выводами", - отвечает на это Гор.

9 ноября. Из-за неудачной формы бюллетеней в графстве Палм-Бич предполагается, что многие избиратели, желавшие проголосовать за Гора, по ошибке проголосовали за кандидата от реформистской партии Патрика Бьюкенена. Начинается скандал, и в результате 19 тысяч бюллетеней этого графства признаны недействительными.

10 ноября. Скандал растет. Принято решение: во Флориде должны быть проверены и пересчитаны все поданные бюллетени. И начинается долгая и жестокая битва претендентов за Флориду и Белый дом. С обвинениями и контробвинениями, с судебными исками и апелляциями, с отчаянным страхом, что всё может закончиться "вничью". Что и республиканцы, и демократы параллельно сообщат в Конгресс о своей победе.

Вот теперь можно перевести дыхание и сделать попытку во всем этом разобраться. В Америке спокон века существует некое заблуждение: всякий раз американец, идя голосовать, наивно полагает, что он отдает свой голос за желательного ему кандидата. А потом, когда оказывается, что он принял участие не в выборах, а в игре под названием "Победителю - всё", что голос его пошел на пользу противоположному кандидату и что вообще всё решает "Коллегия выборщиков-электоров", - он обалдело бормочет: "Какая там еще "коллегия"? Ведь я голосовал не за того!"

Ибо в Соединенных Штатах так же не существует прямого всеобщего избрания главы государства или правительства, практикующегося в прочих цивилизованных странах, как не существует в употреблении метрической системы мер, давным-давно принятой во всех прочих цивилизованных странах. Это, наверное, некая инерция мышления.

Принятая в Америке странная система выборов уходит корнями во времена отцов-основателей, во времена отчаянной борьбы федералистов, стоявших за мощное, централизованное государство, и антифедералистов, стоявших за максимальную автономию отдельных штатов. Федералисты требовали, чтобы президента избирали члены Конгресса, антифедералисты требовали всеобщего голосования. В результате достигнутого компромисса родилась система Коллегии выборщиков-электоров.

Население каждого штата избирает некоторое число членов Конгресса - двух сенаторов и депутатов Палаты представителей - пропорционально населению штата. Это число соответствует количеству электоров, избираемых в данном штате во время президентских выборов. Количество всех штатных электоров, плюс трое от Округа Колумбии, дает общее число электоров (сейчас - 538), которые в ближайший понедельник после второй среды декабря (в этом году - 18 декабря) и будут избирать президента США.

Что представляют собой электоры? Обычно это партийные активисты, не имеющие права занимать никакие официальные должности и, как правило, голосующие за кандидата, выдвинутого их партией. Появление электоров создало в дальнейшем совсем особые правила игры.

В каждом штате доминировала какая-либо из двух главных партий. Если большинство населения штата высказывалось за такого-то партийного кандидата, то группа электоров в целом обязана была подчиниться решению большинства, и победитель получал все ее голоса. (Эта система так и называлась: "Победитель получает всё" - "winner-take-all"). Даже если 51% избирателей были за этого кандидата, а 49% - против , их голоса не учитывались. В расчет принимались только выборщики-электоры, и кандидат либо получал все их голоса, либо ничего.

Долгие десятилетия эта система работала бесперебойно: Коллегия выборщиков отдавала предпочтение тем же кандидатам, что и всеобщее голосование, вследствие чего она постепенно приобрела чисто церемониальное значение.

"Сбой" произошел на выборах 1876 года, которые сейчас, 124 года спустя, вспоминаются чуть ли не ежедневно. Хотя каждые выборы, разумеется, должны рассматриваться строго в контексте своего времени, у тогдашних и нынешних выборов действительно наблюдались удивительные совпадения. В 1876-м президент Грант, отбывший свои два срока, тоже уходил запятнанный грандиозным скандалом, правда, не сексуальным, а финансовым. Оба кандидата, как и сейчас, клялись избирателям провести далеко идущие реформы. Один из них - республиканец - был губернатором и позарез нуждался в спорных голосах выборщиков, чтобы стать президентом. А потом, как и в этот раз, возникла почти "ничейная" ситуация, сопровождаемая грандиозным скандалом, повторения которой все так боятся.

В тот раз за Белый дом сражались республиканец Резерфорд Хейес и демократ Сэмюэль Тилден. Всеобщее голосование дало небольшой перевес Тилдену - всего 250 000 голосов. Страна состояла тогда из 38 штатов; Тилден победил в 17, большинство из них - южных (дело происходило всего 11 лет спустя после гражданской войны); Хейес победил в 18 - восточных и западных. В соответствии с этим, у Тилдена было 184 голоса электоров, у Хейеса - 165. А чтобы победить, требовалось 185 голосов. Тилдену не хватало всего одного голоса!

И тогда начался лихорадочный подсчет в трех оставшихся штатах - Флориде (о, эта злосчастная Флорида!), Южной Каролине и Луизиане, владевших 19 драгоценными выборщиками. И тогда разгорелись такие же страсти, как ныне. В итоге республиканцы объявили о своей победе, демократы обвинили их в фальсификации (не правда ли, похоже?).

Выборы зашли в тупик, каждая партия в каждом штате отправила результаты голосования в Конгресс, настаивая на своей победе. Вся сложность заключалась в том, что Конституция, предусмотревшая всё, такого варианта на предусматривала - как разбирать склоки при голосовании. Прошли Рождество и Новый год - никакого решения. В конце января Конгресс создает специальную согласительную комиссию, из семи республиканцев, семи демократов и одного независимого депутата - члена Верховного суда Дэвида Дэвиса. И вдруг в последнюю минуту Дэвис становится сенатором от Иллинойса, а его место занимает республиканец. Комиссия голосует, но меньшинство не желает признавать решения большинства.

Этот кошмар продолжался вплоть до 2 марта 1877 года, когда стороны разрешили вопрос тайной полюбовной сделкой ("мы вам - это, вы нам - то"), названной "Компромисс 1877 года". В результате Хейес был объявлен победителем при соотношении электорских голосов 185-184, и 5 марта официально приведен к присяге.

После этого, в конце того же 1877 года, Конгресс принял закон, по которому каждый штат обязан сам решать все недоразумения, связанные с выборами, и не вмешивать в это федеральные власти.

Вот теперь мы можем вернуться к нашим выборам. Пересчет флоридских бюллетеней, за которым следила вся страна, был прерван, согласно судебному постановлению, в 5 часов вечера в воскресенье, 26 ноября. Статс-секретарь Флориды Кэтрин Харрис объявила Буша победителем в этом штате с разрывом в 537 голосов (!). Неофициально считается, что этот разрыв на 200 голосов меньше. Гор объявил, что произведенный подсчет - антидемократическая фальсификация и что он готовится оспаривать его в судах трех графств - "для блага Америки". Буш, со своей стороны, полагает, что этого делать не следует, - тоже "для блага Америки". Чем кончатся эти судебные иски, неизвестно.

В пятницу, 24 ноября, Верховный суд Соединенных Штатов согласился выслушать спорные вопросы, касающиеся обоих претендентов на президентское кресло, и вынести по ним свое суждение. "Спорные вопросы", естественно, касаются драматического пересчета флоридских бюллетеней. Сторонники Гора настаивают на конституционном праве самого штата решать возникающие проблемы. Буш же на это возражает, что Гор уже нарушил существующий закон, произвольно перенеся дату окончания выборов, с тем, чтобы подсчитать нужные ему для победы флоридские бюллетени.

Что принесет решение Верховного суда (слушание состоится 1 декабря) - успокоение или еще большую сумятицу, неизвестно.

12 декабря Флорида должна избрать своих 25 выборщиков-электоров. При теперешнем накале страстей это может и не получиться, и тогда этот злополучный штат вообще выпадает из игры. А при таком варианте большинство электоров - у Гора, и он автоматически становится победителем. А 18 декабря электоры должны официально выбрать президента страны. И так как вполне возможны случаи "перебежки", никто не исключает роковой ничьей при голосовании.

Почему "роковой"? Конституционные эрудиты наперебой старались объяснить: потому что такая ситуация - это почти национальная катастрофа.

Допустим, что голоса выборщиков разделились поровну. До сих пор такого еще не было, но произойди это, и в этом случае решение проблемы президентства перешло бы в руки Конгресса.

Сначала в дело вступила бы Палата представителей, причем, делегация от каждого штата имела бы право только на один голос. Здесь, следовательно, тоже могла бы теоретически получиться ничья - 25: 25, и тогда дело перешло бы в Сенат.

Сенат не имеет права избирать президента, его дело - вице-президент. Но 100 сенаторов, каждый из которых имеет один голос, тоже могли бы "сыграть вничью" - 50: 50 (вице-президент - не сенатор и в данном случае права голоса не имеет).

Итак, дело заходит в тупик, и ко дню инаугурации страна не имеет ни президента, ни вице-президента. Что тогда?

Тогда вступает в силу Закон о президентской преемственности (Presidential Succession Act). В соответствии с этим законом исполняющим обязанности президента (acting president) становится спикер Палаты представителей. Если же он по каким-либо причинам не может исполнять эту должность, то следующей кандидатурой становится сенатор, второй по значению после отсутствующего "вице" (вице-президент - президент Сената), так называемый president pro tempore. Им по обычаю является старейший сенатор - в данном случае, им стал бы Стром Термонд от Южной Каролины, коему в декабре исполняется 98 лет.

Вот какая катавасия произошла бы, случись при этой удивительной системе "ничья".

А теперь - серьезный вопрос: как же относятся американцы к этой изжившей себя системе выборов?

Последний опрос Гэллапа показал, что около двух третей американцев (61%) высказались за устранение действующей электоральной системы и за замену ее прямым всеобщим голосованием. Это требование, однако, отнюдь не является новым. Приблизительно те же цифры фигурировали в опросах 1966 года. А самый большой процент поддержки идеи прямого всеобщего голосования - 81% - был зафиксирован в 1968-м, когда Ричард Никсон победил Хьюберта Хэмфри с ничтожным перевесом, вполне сопоставимым с нынешним.

Когда нынешняя выборная драма только начиналась, наиболее вероятным вариантом казался следующий: Буш проигрывает всеобщее голосование, но выигрывает голоса электоров и с ними - президентство. Вероятно, именно по этой причине, республиканцы ныне выражают электоральной системе большую поддержку, чем это было в прошлом. Сегодня 51% республиканцев стоит за сохранение существующей системы выборов, и только 44% настаивают на всеобщем голосовании. Двадцать лет назад, в 1980-м, изменения нынешней системы требовали 62% республиканцев.

Соответственно, демократы тоже чудесным образом изменились: сегодня за всеобщие выборы стоят 73%, по сравнению с 66% в 1980-м. Маркс-то, выходит, был прав: бытие определяет сознание.

То, что произошло во Флориде, этот хаос с голосами и бюллетенями, привлек всеобщее внимание к насущной проблеме: к необходимости устранения сумбура в законах о выборах в общегосударственном масштабе. По действующему законодательству каждый штат располагает собственными законами о выборах и о Коллегии электоров. Мало того, каждое графство каждого штата наделено правом создавать собственные модели избирательных бюллетеней и как ему угодно избирать своих электоров. Вот это и породило "флоридский хаос": администрация графства Палм-Бич создала такие бюллетени, что несчастные избиратели запутались, кого, где и как отмечать. Так что всё потребовалось пересчитывать заново, а иные предлагали даже провести новые выборы.

Это произвело впечатление, и опрос показал, что 67% американцев настаивают на унификации избирательных законов для всех штатов и на вводе единой формы бюллетеня для голосования. 29% желают оставить всё как есть. Естественно, сказываются возраст и образование: чем человек моложе и образованнее, тем он мыслит радикальнее. Партийная принадлежность особого значения не имеет.

Ну, и "под занавес". Смитсоновский Музей американской истории, как сообщило агентство Ассошиэйтед Пресс, послал во Флориду своего специального куратора, дабы приобрести два бесценных экспоната, связанных с "флоридской драмой": машину для голосования и использованный непригодный бюллетень. Так что нынешние выборы теперь уже наверняка войдут в историю.


Содержание номера Архив Главная страница