Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №25(258), 5 декабря 2000

Евсей КАЦ (Цинциннати)

Парк развлечений

После посещения с сыном Кингс Айленда я чувствовал себя, как солдат, доживший до конца войны. Хотелось петь, смеяться и целовать встречных женщин. Что я и сделал, придя домой.

- Ты случайно не выпал из ролокостера? - спросила жена, морщась, как всегда в таких случаях.

-Ай вил сурвайв! Тра-та-та-та! - пропел я. - Ролокостер - это детский лепет.

Сказав это, я невольно вспомнил "Бист и Вортек". Внутри у меня тут же все перевернулось, глаза застыли, а рот открылся в немом крике.

- Ты обязательно должна попробовать. Получишь неописуемое удовольствие, - сказал я и вытер проступивший на лбу холодный пот. - Я даже готов заплатить тебе за это сто долларов, так сильно я хочу, чтобы ты получила это удовольствие.

- C чего это ты так расщедрился? - подозрительно спросила жена.

- Хочу, чтобы у нас были общие воспоминания, - ответил я.

-Надо подумать, - серьезно сказала жена.

-Подумай, - согласился я. - Я постараюсь не пользоваться телефоном в ближайшие два дня.

"Подумать" - у жены значило обзвонить подруг...

- Есть мнение, что ты хочешь меня убить, чтобы получить страховку, - сказала жена через два часа.

-Кетрин, - констатировал я. - Есть мнение, что после пятого развода она слегка недолюбливает мужчин. Но ты не бойся: к счастью, у тебя никакой страховки нет. Так что подумай еще.

Глубокой ночью я проснулся от возмущенного шепота жены:

- Нашел дуру! Всего сто! Я точно знаю - это стоит, как минимум, четыреста.

- У Лисы паранойя. Она торгуется даже с телефонным автоматом: все время пытается всучить ему дайм и два удара кулаком. Думай.

На следующий день жена сказала:

- Сама я на это дело не пойду.

- Как хочешь. Иди с кем-то. Но деньги те же.

- Ты все о деньгах, - с презрением сказала жена. - Ты даже не подозреваешь, что есть настоящая крепкая женская дружба.

-Науке об этом неизвестно. Подозреваю, что она существует только в нездоровом воображении Полины.

На следующий день моя жена и Полина стояли в очереди к "Бисту". Обе были смертельно бледны. Я пытался их ободрить:

-Страшно только вначале. Затем думаешь: "Какой я был дурак, что боялся раньше. Тут такое начинается!" Не сдерживайте себя. Если захочется блевать - блюйте. Не беспокойтесь о том, что ветер задерет вам юбки и мужчины внизу увидят ваше белье. Вы проноситесь мимо них на такой скорости, что кажетесь бесформенными кусками мяса. И главное, не пытайтесь звонить друг дружке во время замедления, чтобы обменяться впечатлениями. Отдайте мне ваши сотовые телефоны. Были случаи, когда они протыкали тела своих владельцев.

Жена зашаталась, но Полина подхватила ее и внесла в кабину. Ролокостер заурчал, как тигр перед приемом пищи, и двинулся...

Когда все было кончено, ко мне подошел служащий парка и попросил пройти с ним.

Женщины сидели в кабине, не отпуская металлических поручней. Они не отвечали на вопросы и не мигая смотрели вперед. Несколько техников суетились вокруг них, пытаясь разжать их пальцы.

- Ступор, - сказал один из них. - У нас есть еще несколько минут. Может, вам удастся. Хочу вас предупредить. Если не успеем, придется их ...

Он замолчал и виновато отвел глаза.

Я решил прощупать почву и начал с ничего не значащей фразы:

- Дорогая, у тебя муж и дети. Ради них ты должна оставить этот ролокостер и пойти домой.

Как я и ожидал, это не подействовало. Тогда я решил пустить в ход тяжелую артиллерию:

- Звонили твои подруги и оставили тебе важные месиджи. Хочешь их послушать?

Никакой реакции. Это было серьезнее, чем я думал.

- Последняя минута, - предупредил техник.

- Если вы сейчас же не уйдете, вас запустят еще на один виток! - выкрикнул я.

Женщины вскочили, вырвав с мясом железные поручни, и побежали.

- Вот это сила! Не приведи господи встретиться с такими в темном переулке, - испуганно прошептал техник.

...Жена и Полина еще долго не могли разжать пальцы. Я должен был кормить их из ложечки и ухаживать за ними, как за малыми детьми. Им это нравилось. Полина предложила пальцы вообще не разжимать, а поручни сварить, чтобы никогда не расставаться. Были и другие мнения. Кетрин предложила объявить меня истязателем женщин и отдать под суд. Лиса потребовала, чтобы я оплатил каждую минуту страданий. По ее подсчетам я должен был своей жене 69 миллионов. Я сказал, что это абсурд. Она согласилась и скостила пять миллионов.

В конце концов все наладилось. Пальцы сами по себе разжались, и я выбросил железяку в мусор. Единственное, что напоминало нам о том событии, это медицинские счета. Их присылали нам мужчины, которые иногда неосторожно протягивали моей жене руку для пожатия.

Однажды жена пришла домой поздно. Ее глаза горели, как у Анны Карениной после первого свидания с Вронским. Я сразу заподозрил что-то нехорошее.

- Я прыгнула с моста, - торжественно сказала она.

- Прямо в песочницу? - усмехнулся я, подразумевая полуметровой высоты пластмассовый мостик на детской площадке неподалеку.

- Это был банджи джампинг, - продолжила жена, не замечая моей иронии. - Мы с Полиной долго летели, взявшись за руки, в бездну. Теперь мы все хотим попробовать парашют. Представляешь: Кетрин, Полина, Лиса и я образовываем в небе звезду.

- Представляю, - прошептал я, и внутри у меня все похолодело от страха.

- Кстати, для звезды нам нужен пятый партнер. Мы решили взять тебя. Ты же сам хотел, чтобы у нас были общие воспоминания...

Содержание номера Архив Главная страница