Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #25(258), 5 декабря 2000

Джонатан Молдаванов (Лондон)

БАСКОНИЯ: ДИКТАТУРА ПОДПОЛЬНОГО МЕНЬШИНСТВА

Обе древнейшие формы организации общества - монархия и демократия - претендовали на титул "наименьшего из зол" в политике. Обе оставили в истории примеры величия и беспомощности, а сверх того - примеры тупиковых ситуаций, о чем нам с такой наглядностью напомнили президентские выборы в США. И та, и другая форма склонны к вырождению, выхолащиванию своего содержания. С древности известны такие личины демократии, как олигархия (власть горстки сильных) и охлократия (власть толпы,черни). XX век обогатил понятие охлократии примерами фашизма, нацизма и большевизма. Дал он и неизвестный доселе гибрид охлократии и олигархии: диктатуру подпольного меньшинства.

Это чудовище зародилось в XIX веке в России. Над его колыбелью видим мрачную фигуру террориста Сергея Геннадиевича Нечаева (1847-1882), организатора общества "Народная расправа". Европа тогда с изумлением взирала на жестоких фанатиков, убивающих из-за угла во имя возвышенной идеи. Никто и подумать не мог, что эта, казалось бы, специфически российская язва станет настоящим бичом западной цивилизации - и, в сущности, новой формой власти.

А кто сегодня правит (или, лучше, заправляет) в стране басков? Парламент этой страны - именно страны: ведь она обладает самой полной автономией внутри Испании - утверждает налоги и школьные программы, а заправляет в ней горстка сепаратистов-боевиков, попирающих волю большинства. Ни образумить их, ни сломить не удается. Но парадокс в том, что их испепеляющая любовь к родине может, судя по некоторым признакам, обернуться уничтожением этой родины.

Лучшая иллюстрация этой мысли - жизнь Борхи Сэмпере. Ему двадцать четыре года, он в расцвете сил и здоровья. Однако вот уже пять лет встречает каждое новое утро с мыслью о том, что наступающий день может стать его последним днем. Борха - не миллионер, не знаменитость, не бывший мафиози и не обладатель важных секретов. Он всего лишь член муниципалитета в захудалом городке Ируне и занимается городским планированием. Но он выбран на свой пост, выбран своими соплеменниками-басками, да еще от правящей в Испании правоцентристской Народной партии. Всё это равносильно смертному приговору. В глазах ЭТА, подпольной баскской террористической группы, он - предатель, сотрудничающий с оккупантами.

Жить и работать Борха может только в присутствии двух телохранителей, не оставляющих его ни на минуту ни днем, ни ночью. Он никогда не выходит из дому в одно и то же время, никогда не едет на работу одним и тем же путем, никогда не садится в машину, пока телохранители не осмотрели ее сверху донизу. После каждого нового убийства - а их только в этому году ЭТА совершила 19 - на его доме появляется надпись: "Ты будешь следующим!" Угрозы по почте приходят ежедневно. Вполне понятно, что никакой частной жизни у него нет.

- Моя подруга, - говорит Борха, - ушла от меня, ибо устала от жизни под дулом автомата. Я не осуждаю ее, но и свое дело бросить не могу - это было бы изменой принципу демократии, уступкой насилию фанатиков, учредивших в стране диктатуру подпольного меньшинства. Наконец, это было бы малодушием... Разумеется, я и мне подобные - легкая мишень для боевиков. Несколько недель назад мы хоронили члена нашего муниципалитета Мануэля Индиано - у него тоже были телохранители. Сегодня я - первый в списке тех, на кого идет охота. Почему? Да очень просто! Убить министра у них руки коротки. Член муниципалитета - иное дело. Они убивают тех, кого легче убить, и предпочитают молодых - чтобы другим неповадно было. Я же - самый молодой член муниципалитета во всей Испании. Когда меня избрали в первый раз, мне было девятнадцать лет.

В сходном положении - еще более двухсот членов местных советов от Народной партии в стране басков. Партия тратит на их защиту более шести миллионов долларов в год. Некоторые не выдерживают и оставляют политику - как, например, Элена Аспирос из муниципалитета города Сан-Себастьяна. Для нее последней каплей явился вопрос пятилетней дочери: "Мама, почему люди хотят тебя убить?"

Аббревиатура "ЭТА" на языке басков означает "Родина и Свобода" (Euzkadi Ta Azkatasuna; если совсем точно: Баскония и Свобода). Со свободой террористы обходятся вот как: всякий, кто решится публично осудить их деятельность, рискует головой - его выследят и убьют. Самое меньшее - в качестве первого предупреждения - изобьют до полусмерти, взорвут его машину или контору. Даже в частных беседах вольно высказываться опасно. В итоге вся страна держит язык за зубами - и не спешит осуществлять свое священное право на свободу слова. Никакая цензура ни в какие времена не достигала такого эффекта. При Франко людям дышалось свободнее. Осложнена и профессиональная жизнь. Университетскому историку приходится выборочно излагать факты (есть профессора с телохранителями!); содержателю гостиницы или ресторана - отказывать клиентам, неугодным подпольной клике.

Отношение боевиков к родине тоже специфично. Народ - для них не родина. Они потирают руки, видя, как цвет народа басков - ученые, писатели, артисты, способная молодежь - тысячами покидают страну, спасаясь от гнета своих соплеменников-экстремистов. Эмигранты же, как правило, перестают быть басками, теряют свой язык и культуру (во всяком случае, через одно-два поколения). Получается, что боевики работают на истребление своего народа. Они готовы унаследовать безлюдную страну - лишь бы избавиться от несогласных. А несогласных - подавляющее большинство. От 70 до 90% басков не хотят независимости, и совсем уж горстка, в основном агрессивные подростки, одобряют тактику убийств и запугиваний.

О демократии и говорить не приходится. Вы попадаете в черный список, едва вступаете на политическое поприще. Потому-то страна басков и считается самым опасным в Европе местом для занятия политикой.

Недавно полиция обнаружила несколько документов верхушки ЭТА. Из них ясно, что террористы настроены решительнее, чем когда-либо. С сентября среди них верховодит некая Мария Соледад Испаррагирре Генеча, хладнокровная и безжалостная. Ее ближайшее окружение - такая же свирепая молодежь, сделавшая убийство профессией. Надежды испанского правительства на то, что терроризм сам собою выдохнется, когда головорезы старшего поколения уйдут на покой, не оправдались. Неудивительно, что Борха Сэмпер не надеется закончить дни в своей постели.

Но вот что особенно горько. Исторические примеры заставляют предположить, что героем в народной памяти останется, скорее всего, не Сэмпер и подобные ему подвижники демократии, а их страшные антиподы. Так уж устроено человеческое сознание, что оно из поколения в поколение возносит на пьедестал преимущественно тех, кто не способен ни к чему, кроме разрушения и убийства.

Уже сегодня европейская печать со жгучим интересом перебирает скудные сведения о Марии Солидад Испаррагирре Генече. Сообщают, что ей 39 лет, что одевается она с необычайной элегантностью и по последней моде, что к террористам примкнула девчонкой - после того, как в перестрелке погиб ее друг из ЭТА. Вступив в организацию, она быстро начала продвигаться наверх - как раз благодаря своей жестокости. Из рядовой террористки она сначала сделалась предводителем отряда под названием Араба, а теперь - уже вождь всей организации.

Что ж, ветер, как известно, всегда дует слева. Место в истории для этой новой пассионарии - обеспечено...

Содержание номера Архив Главная страница