Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №24(257), 21 ноября 2000

Владимир ДАРДЫКИН (Нью-Джерси)

Резервист из русских

Многие эмигранты бежали от Советской Армии - в нее должны были идти служить наши дети. Уже был Афганистан и на подходе - Чечня, но даже без войны армия калечила или убивала своих солдат - наших детей. И вот они здесь, где нет всеобщей воинской повинности, где армия - дело добровольное. Но мы, бывшие советские, так напуганы своим прошлым, что на того, кто пошел служить в американскую армию по своей воле, смотрим, как на сумасшедшего, а его родителей нам до слез жаль: за что, мол, боролись, на то и напоролись...

Мой собеседник - студент Квинс колледжа (Нью-Йорк) и резервист морской пехоты Соединенных Штатов, бывший москвич Константин П. Он только что вернулся с трехмесячных сборов.

- Костя, начну с простого вопроса: как там кормили?

- Норма - чтобы никто никогда не наедался. Они говорят: кушать (именно так - В.Н.) надо не для того, чтобы удовлетворять свой желудок, а для того, чтобы выжить. Еда, конечно, есть, но времени, чтобы заглотнуть свою порцию, нет. Как только встал из-за стола, во рту должно быть пусто. Не дай бог продолжать жевать! Вставая по команде из-за стола с полным ртом, ты должен все, извините, выплюнуть. И - в строй.

- В строю с песнями ходили?

- Это не песни в нашем понимании. Сержант дает строчку, все должны ее хором повторять. Произносит вторую строчку - снова повторяем, и так далее. Сержант - это тот, кто ведет все тренировки. Их во взводе трое, и есть один старшина, которому вы можете на сержанта пожаловаться.

- Нагрузка физическая большая?

- Каждый раз, когда идешь в туалет, ты должен подтянуться на перекладине. На обратном пути - тоже. Сержант знает, на что ты способен, поэтому работать надо близко к пределу своих возможностей. Я подтягивался 10 раз, на занятиях по физкультуре - больше. Плавать надо было во всем обмундировании плюс автомат, плюс рюкзак - тоже нелегко. Ну, и кроссы, ползание по-пластунски - словом, не слабо.

- Что же тебя, Константин, подвигнуло на этот подвиг? Романтика, какие-то выгоды, связанные со службой, или что-то другое?

- Захотелось пройти мужскую школу, тренировку. До этого все давалось легко, был очень ленивым. Еще пошел туда за дисциплиной. Там все делается по команде и всей командой: подъем, туалет, завтрак, занятия, отбой. В день дается 30 минут личного времени для написания письма. Время кончилось - бросаешь письмо на полуслове, идешь чистить автомат.

- А автоматы вам что же - выдали сразу?

- Да, сразу, только без патронов. Автомат всегда при тебе, даже когда спишь. Потерял - трибунал. А патроны выдают только на стрельбище - из рук в руки, строгий учет. Когда уходишь со стрельбища, обыскивают до трусов.

- С чем связаны такие строгости? Были прецеденты?

- Когда человек находится под постоянным прессом, может возникнуть стресс, стало быть - непредсказуемое поведение. При нас ничего такого не было, а до нас один резервист, говорят, застрелился прямо на стрельбище.

- Ты захотел себя проверить, так? После всего, что там пришлось увидеть и перенести, устроил бы снова эту проверку?

- Сложный вопрос. Когда я был там, думал: никогда в жизни не пойду на это снова. А сейчас, когда вышел оттуда, думаю: может, и пошел бы. Там нагрузка ведь больше психическая, чем физическая. Ты сразу сталкиваешься с другим обращением к себе, и реакция такова: что это такое? Это - унижение, хамство и тому подобное. Потом начинаешь по-другому смотреть на это, потому что к тебе относятся по-мужски, без сюсюканья и нянченья. Под конец ты даже гордишься собой. Морская пехота - элитные войска, только она может вступать в бой по приказу президента. Остальных собирает конгресс, это долгая история. Девиз морской пехоты не "всегда готов", как пионер, а "всегда верен".

- С кем пришлось служить, Костя?

- Очень много выпускников школ. Среди них были довольно умные ребята, но основная масса - люди не очень далекие, средне образованные, с соответствующими запросами. Ребята просто не знают, что в жизни делать. Приезжают из американских деревень, говорят с деревенским акцентом, мечтают только о траке и девочках.

- О траке?

- Да, о большом грузовике. На юге он особенно необходим. В морской пехоте есть разные профессии, эти ребята выбирают самую простую: стрелка. Там требования только к физической подготовке.

- А русские ребята служили?

- В соседнем взводе был парень, его звали Смирнов, хотя фамилия у него на самом деле другая, которую американцы не могут выговорить. А "Смирновскую" водку все знают. Так вот, мы с этим "лжесмирновым" общались с помощью записочек, поскольку в чужой взвод ходить запрещено. Недавно встречались с ним, он живет в Бруклине. До нас, видно, служили и другие русские: в туалете на стене написано самое популярное русское словцо.

- Как с матерщиной в американской армии?

- Хуже, чем в советской, теперь российской. То есть по этой части мы их, конечно, перегнали.

- Костя, ты не мог бы описать свой обычный день там?

- Подъем в 4-4.30. На сон отводится 6 часов, то есть ложились в 10. Вместо "Па-а-дъем!" утром сквозь сон слышишь: "Свет!". Врубают свет, вскакиваешь и строишься. Проверка, потом одна сторона казармы бежит умываться, другая - заправлять кровати. Построились, пошли на завтрак. Чтобы построить взвод и прийти в столовую, уходит больше времени, чем на еду. Поели быстренько, опять построились, подождали сержанта. Весь день вы под контролем, сержант присутствует всюду и всегда. Возвращаемся в казарму.

Пока не рассвело, начинается бег - так, чтоб не было жарко. Летом там за 100 градусов по Фаренгейту (35 по Цельсию) и большая влажность. На поле расположены турники, штанги. После физкультуры принимаешь душ. В уставе морской пехоты записано: "Не бояться грязи". Нужно научиться ложиться прямо в грязь. А после этого всех строят в колонну, включают несколько душевых точек и проводят под ними. Что успел смыть - хорошо, не успел - все равно одеваешься.

Дальше занимаешься по расписанию, там постоянно чему-нибудь учат: истории морской пехоты, ее законам, правилам поведения после сборов и так далее. После занятий - строем на обед, это в 11-12 часов. После каждого приема пищи, как я уже сказал, остается легкое чувство голода. За столом надо сидеть так: левая рука лежит на левом колене - двумя руками есть нельзя ни в коем случае, живот придвигаешь к столу и вперед! Орудуешь в быстром темпе вилкой или ложкой, ножа нет. Шевелиться за едой нельзя! На ужин постоянно давали салаты, фрукты - это хорошо, русские к этому не привыкли. Гарнир часто - рис с фасолью, я никогда дома фасоль не ел...

Между обедом и ужином - классы. Либо учились маршировать, либо крутить автомат с закрытыми глазами, чтобы потом красиво всем это показывать, либо на высоте 50 метров ползешь по канату - и так далее. Много упражнений на смелость. Сразу учат стрельбе из автомата - только в морской пехоте это предусмотрено. Учат вежливости, между прочим. Ты должен обращаться к гражданским лицам исключительно "сэр" и "мэм". Морская пехота и этим отличается от других родов войск.

- Как там насчет пресловутой дедовщины?

- Из старослужащих там только сержант, но он никогда бить тебя не будет, это запрещено. То есть он может, поправляя тебе одежду, дать подзатыльник - не более. Самим ребятам драться между собой запрещено, сержант в случае чего вмешивается. Из-за постоянного стресса (прошу читателя обратить внимание на эту фразу - В.Н.) накапливается раздражение: кому-то иногда хочется и в глаз дать. Без драчек не обходится, но быстро разнимают.

- Как я понял, физические нагрузки там очень большие. Врач следил за вами?

- Врач осматривал нас здесь, до поездки на сборы. Там тоже следят, чтобы не было болезней. У одного парня начало шалить сердце - аритмия, кажется, они его проверили, отправили домой. А если случится, допустим, вывих или перелом, оставляют на лечение в госпитале, и пока не вылечат - в казарму не отпускают. Но время лежания в госпитале не засчитывается - ты должен весь курс обучения пройти обязательно, то есть сдать все нормативы.

- Ну, допустим, на стрельбище надо из 100 выбить 85, а ты выбиваешь 80. Что тогда?

- Тебе дают еще неделю, чтобы, как они говорят, пройти квалификацию. Если не прошел - отсылают в другой взвод, который идет за твоим с разрывом в 2 недели. И так - до бесконечности. Будешь ходить на стрельбище, пока не научишься. То есть вместо положенных трех месяцев сборов можешь пробыть там год! Один парень, как было написано в солдатской газете, колупался там 13 месяцев! То же самое - в отношении других видов подготовки: плавания, бега. Они могут держать тебя на сборах столько, сколько им нужно, минимум - три месяца.

- Н-да...На будущий год ты снова идешь на сборы, а живя дома, будешь раз в месяц уезжать на два дня, правильно?

- Да, чтобы поддерживать форму. Уходишь в пятницу вечером, возвращаешься в воскресенье вечером.

- Повторю свой вопрос, Костя: какие коврижки ты получаешь за все это?

- Пока ты на сборах, получаешь нормальную солдатскую зарплату: 800-900 долларов в месяц. За воскресные сборы, когда ты на гражданке, тоже платят, меньше, конечно. Что очень важно - бесплатный дантист, но ты должен найти его у военных, рядом со своим домом. Ну, и оплата учебы в колледже, так что лучше стать резервистом сразу после школы - оплатят все годы обучения...


Содержание номера Архив Главная страница