Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #24(257), 21 ноября 2000

Борис Шустеф (Рочестер, Нью-Йорк)

ЭТО НАША СУДЬБА

Это наша судьба быть в состоянии
непрерывной борьбы с арабами,
и нет альтернативы потерям жизней.

Артур Руппин. Дневник, 1936 г.

Политика Израиля в последние годы может быть охарактеризована как непрерывный жест доброй воли. Израильские лидеры слепо верят в то, что, как сказал 11 ноября заместитель министра обороны Израиля Эфраим Снэ, "мы сможем прийти к соглашению, когда сумеем разделить землю между нами и палестинцами на основе компромисса и примирения". Если не считать трех тысяч лет еврейской истории, когда евреи из последних сил цеплялись за каждый клочок Эрец-Исраэль, и взять за точку отсчета вручение Англии мандата на Палестину, то мы обнаружим, что евреи "делят" землю между собой и арабами уже на протяжении 78 лет, и этот дележ происходит по принципу: это тебе, это, конечно же, тебе, это все еще тебе.

Очень многие "борцы за справедливость по отношению к арабам" напрочь забыли, что дележ земель, начавшийся после Первой мировой войны был более чем щедр по отношению к арабам. Мир увидел рождение полдюжины арабских стран и передачу им более 99% территории, подлежащей разделу. Лишь 1% разделяемых территорий и еще меньшая часть природных ресурсов были выделены на воссоздание еврейского национального очага. Дележ продолжался, когда еврейские лидеры, промолчав, позволили раскроить Эрец Исраэль "пополам" таким образом, что почти 78% исторически еврейских земель были "временно", как это декларировал британский мандат, конфискованы у евреев и переданы на заселение арабам. В 1947 году механизм дележа был вновь приведен в действие, когда ООН предложила "поделить" жалкие крохи земель, все еще предназначавшихся для евреев, на две части, для создания на одной из этих частей еще одного арабского государства.

Стоит отметить, что предполагавшееся тогда к созданию арабское государство никто не называл "палестинским", ибо такового понятия по отношению к арабам просто не существовало. Наоборот, палестинцами в то время сами арабы именовали евреев, и, как сказал 31 мая 1956 года Ахмед Шукэйри, первый руководитель Организации Освобождения Палестины (ООП), "это всем известная истина, что Палестина - не что иное, как южная Сирия". Ставить сегодня Израилю в вину тот факт, что еще одно арабское государство не было создано в 1948 году, просто абсурдно. Именно агрессия арабских стран в 1948 году привела к уничтожению еще не родившегося арабского государства. Именно арабские страны захватили большую часть земель, на которых рекомендовалось это новое арабское государство создать.

То, что земли этой, так и не рожденной страны подпали под контроль Израиля, совсем не означает, что Израиль теперь обязан создавать на них "палестинское" государство. Ибо, как только Израиль соглашается на его создание, сразу же напрашивается вопрос: а на какой территории это государство "должно" быть создано? Почему его территория должна ограничиться лишь территориями, завоеванными Израилем в 1967 году? Следуя такой логике, земли, завоеванные Израилем в 1948 году, также подлежат включению в состав нового "палестинского арабского" государства, которое израильская левая элита так спешит помочь построить?

Нынешнему израильскому министру иностранных дел Шломо Бен Ами стоило задуматься над этими вопросами накануне телеинтервью 1 ноября с Джимом Лерером. Тогда не надо было бы ломать голову, чтобы понять его следующую сентенцию: "Создание палестинского государства - долг перед палестинцами, потому что арабский мир, когда он оккупировал эти территории, не дал палестинцам никаких прав, не говоря уже о самоопределении. Израиль готов к созданию дружественного палестинского государства".

Трудно поверить, что Бен Ами, рассуждавший о дружественном Израилю палестинском государстве, не был знаком с проповедью, транслировавшейся из мечети в Газе по палестинскому телевидению 13 октября, через день после того, как арабы линчевали двух израильских солдат. Ее произносил профессор Ахмад Абу Халабия, бывший ректор Исламского университета в Газе. Он сказал: "Мы не забудем Хайфу, и Акко, и Галиллею, и Яффо, и Треугольник, и Негев, и все остальные наши города и деревни. Это только вопрос времени. Слабый сегодня - не останется слабым навсегда, а сильный не будет всегда сильным. Если мы слабы сегодня... и не в силах восстановить наши права, то по крайней мере мы должны передать высоко поднятое знамя борьбы нашим детям и внукам. Не щадите евреев, где бы они ни были, ни в какой стране. Боритесь с ними, где бы вы ни находились. Где бы вы их ни встретили - убивайте их. Убивайте их всюду, этих евреев... потому что они создали Израиль здесь, в бьющемся арабском сердце, в Палестине.... Мы не отдадим ни одной песчинки земли Палестины из Хайфы, и Яффо, и Акко, и Мулабасса [Петах-Тиквы], и Салама, и Маждала [Ашкелона], и всех земель, и Газы и западного берега..."1

Уму непостижимо, как Бен Ами услышал "призыв к дружбе и миру" в словах молодой арабской женщины, участвовавшей 22 октября в антиизраильской демонстрации, показанной по палестинскому телевидению, которая заявила: "Единственное, что мы просим от арабских стран - это быть на нашей стороне, дать нам оружие, и мы сами победим. Мы сами будем убивать евреев, уничтожать их, забивать насмерть, всех до единого. Мы просим дать нам только оружие, и мы не пощадим ни одного еврея".

Спор между евреями и арабами за крохотный клочок земли, называемый евреями Эрец-Исраэль, никогда не может быть решен за столом переговоров. Когда израильский премьер-министр Эхуд Барак говорит, что пытается "разрешить столетний конфликт", то он просто демонстрирует полнейшее пренебрежение к истории. В то же время реакция арабского мира на отказ Арафата довольствоваться тем, что ему было предложено Бараком в Кемп-Дэвиде, еще раз подтверждает серьезность намерений арабов избавиться от еврейского присутствия в Палестине.

Израильский "лагерь мира", возмущенный отказом Арафата принять кемп-дэвидские предложения Барака, не в силах понять, что их Арафату недостаточно. До израильских лидеров просто не доходит, что наименьшее, на что, возможно, согласится Арафат - это временная передышка, которую получит Израиль, если полностью отойдет к линии перемирия, существовавшей 5 июня 1967 года. Арафату надо не просто победить Израиль, ему надо еще и унизить еврейское государство. Он хочет показать всему арабскому миру, что Израиль с его сильнейшей на Ближнем Востоке армией не в силах противостоять арафатовской наглости, и палестинские мальчишки с рогатками способны отпихнуть этого "колосса" к границам, существовавшим до начала Шестидневной войны.

Выступая в Вашингтоне 2 ноября, египетский посол в Америке Набил Фахми завил: "То, что было выставлено Израилем на стол переговоров в Кэмп-Дэвиде с ощущением, что израильтяне пошли гораздо дальше, чем до них поступало любое другое израильское правительство, было отвергнуто палестинской стороной как совершенно недостаточное и не соответствующее их законным правам. Если Израиль стремится к миру, он должен выставить на стол переговоров больше, чем он выставил в Кемп-Дэвиде... Я буду откровенен, мир на Ближнем Востоке означает палестинское государство на западном берегу и в Газе, и западный берег включает в себя восточный Иерусалим. Это также значит, что тогда Израиль будет признан, и ему будет позволено жить в безопасных границах, существовавших на момент июня 1967 года".

Египетский посол забыл упомянуть еще одно условие, которое Израиль обязан выполнить, чтобы ему было "позволено жить". Саиб Эрекат, один из ведущих лидеров палестинских арабов, назвал его 8 ноября в статье в газете "Вашингтон Пост": "Требования палестинцев для достижения реального и прочного мира с Израилем просты... Израиль должен уйти к черте, существовавшей до 1967 года, включая восточный Иерусалим, и признать право палестинских беженцев на возвращение".

Главная часть условия Эреката - возвращение беженцев - не вписывается в стратагемы даже таких "голубей", как Йоси Бейлин, Йоси Сарид, Шимон Перес и Шломо Бен Ами. Даже они понимают, что согласие на поселение палестинских арабов-"беженцев" в Израиле равносильно подписанию смертного приговора еврейскому государству. А что касается арабского якобы "согласия" удовлетвориться отходом Израиля к границам 1967 года, то стоит вспомнить, что, во-первых, Израиль там уже был, но почему-то "жить ему тогда не позволяли". А во-вторых, стоит прислушаться к тому, что написал 22 октября американский арабский журналист Джозеф Фара в статье "Мифы Ближнего Востока": "Имейте в виду, что арабы контролируют 99,9% земель Ближнего Востока. Израиль представляет одну десятую от 1% этой массы земель. Но и этого слишком мало для арабов. Они хотят все эти земли. Именно в этом суть борьбы с Израилем сегодня. Жадность. Гордыня. Алчность. На какие бы территориальные уступки ни пошел Израиль, их всегда будет мало".

Древний еврейский народ борется за крохотный клочок земли под жарким средиземноморским солнцем. Еврейское присутствие в Эрец-Исраэль не прекращалось на протяжении всей истории существования еврейского народа, с того момента, как евреи пришли на землю,"текущую молоком и медом". Преподобный Джеймс Паркс написал в своей книге "Чья земля?", что сионисты сделали огромную непростительную ошибку, не акцентировав на этом внимание мировой общественности. Евреи, как народ, никогда не покидали Эрец-Исраэль. "В 1099, через тысячу лет после падения еврейского государства, еврейские общины существовали в Иерусалиме, Тверии, Рамле, Ашкелоне, Кесарии, Газе и во многих других местах. К 1600 году в одном только Цфате жило 30 000 евреев"2.

Для того, чтобы сохранить и отстоять свою государственность в Эрец-Исраэль, евреи отдали бессчетное число жизней. В борьбе с римской империей еврейский народ потерял 1,1 млн. человек. Во времена восстания Бар Кохбы погибло 580 тыс. евреев. С момента создания государства Израиль в арабо-израильских войнах погибло более 20 тыс. израильтян. Сегодня еврейская земля вновь окроплена кровью защищающих ее евреев. И девизом для них служат слова героя Энтеббе, полковника Йони Нетаниягу, написавшего в 1967 году в своем дневнике: "Мы должны, мы обязаны цепляться за нашу страну ногтями, льнуть к ней изо всех сил телами. Только если мы так сделаем, если мы отдадим все, что у нас есть, ради благосостояния нашей страны, Израиль останется еврейским государством. Только тогда никто не напишет в учебниках истории, что, действительно, однажды евреи поднялись на борьбу и в течение двадцати лет держались за землю, но потом их перебороли, и они вновь стали бездомными странниками".

Израиль не может уйти от своей судьбы. Как сказал доктор Артур Руппин, "это наша судьба быть в состоянии непрерывной борьбы с арабами, и нет альтернативы потерям жизней".

1 MEMRI 10/14/2000

2 Samuel Katz. Battleground. Fact and Fantasy in Palestine. Bantam Books, 1973. 11/20/2000.


Содержание номера Архив Главная страница