Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №23(256), 7 ноября 2000

Александр ЛОКТЕВ (Москва)

О космосе - с улыбкой

Герой Соцтруда, лауреат Ленинской премии, ветеран ракетно-космической отрасли Евгений Васильевич Шабаров долгие годы проработал заместителем главных конструкторов С.П.Королёва и В.П.Мишина, заместителем генерального конструктора В.П.Глушко. Будучи на пенсии, он написал воспоминания, с рукописью которых меня любезно познакомил и согласился, чтобы я подготовил на их основе ряд публикаций. Предлагаю первую из них.

"Мы завидовали собачьей жизни..."

Для исследования Солнца и проверки жизнедеятельности живых организмов (собак) в условиях полёта использовались ракеты 1РВ - модификация Р1, на которой вместо боевой головной части устанавливался контейнер с научной аппаратурой.

"Очень большим по количеству был состав участников испытаний - специалистов-медиков, готовивших собак к полёту. Наличие животных предъявляло и к нам, работникам ракетных КБ, ряд требований. Надо было учитывать некоторые особенности живого организма - время кормёжки, отдыха и т.д.

Кормили собак очень хорошо - сосиски, сливочное масло, соки. Мы в то время таких яств не пробовали и завидовали собачьей жизни (речь идёт о начале 50-х годов - А.Л.). Были и курьёзные, смешные случаи...

Как-то весной, когда степь благоухала разнотравьем, мы готовили к пуску одну из ракет, на которой должны были лететь животные. Началась заправка ракеты компонентами топлива, по окончании которой производилась посадка животных. Нам сообщили по телефону, что врачи с животными выехали с технической позиции. Заправка кончилась, а животных всё нет. Время тянется медленно. С.П.Королёв начинает нервничать... Наконец, показался газик с врачами. Они быстро выскочили из машины, держа на руках два лотка с пристёгнутыми к ним собачками. Мне показалось, что одна из них не очень похожа на тех, которых я видел. На мой недоумённый вопрос: "В чём дело?" - один из врачей бросил фразу: "Потом объясню". Быстро посадили животных, закрыли люки, провели заключительные операции и пуск. Он был удачным. Животные благополучно приземлились. И только на следующий день врачи мне рассказали, что произошло.

На полдороге одна из собачек начала беспокоиться, визжать. Делать нечего, остановились, освободили собачку от лотка. Она сделала своё дело и побежала в степь. Все попытки её поймать успеха не имели. Ни сосиски, ни кусок хлеба с маслом, ни кусок сахара не смогли её вернуть. Собачка убежала. Пока врачи гадали, что делать, шло время. Вдруг один из них заметил на другой стороне дороге небольшого пса, тощего и грязного. Поманили его. Он подбежал и очень быстро съел всё, что ему было предложено, хлебнул водички, позволил взять себя на руки и привязать к лотку. С ним и приехали врачи на стартовую позицию. Этот пёс благополучно перенёс все воздействия нагрузок в полёте, хотя и не был натренирован. После приземления он вёл себя так, как будто и не было ничего. А вторая тренированная собачка послё полёта, несмотря на все предыдущие тренировки и обучение, не сразу пришла в себя.

Мы очень долго хранили этот случай в тайне.

"Вероятно - значит, возможно"

Это произошло при пуске двухступенчатой ракеты на твёрдом топливе РТ-1. За два часа до пуска поступила информация, что районы падения ступеней подготовлены, жители эвакуированы. Но на краю одного из квадратов предполагаемого падения находится юрта с роженицей, которая уже не транспортабельна.

Как быть? На вопрос Шабарова, какова вероятность падения ступени именно вблизи от места, где находилась женщина, специалисты дружно ответили, что вероятность эта не более 0,0001. Получив такой ответ, Шабаров доложил председателю, что считает возможным проведение пуска. Начальник полигона В.И.Вознюк согласился, но как человек, умудрённый опытом, распорядился послать к роженице врача. И когда врач прибыл, провели пуск. Он был неудачным. А сразу же после пуска пришло сообщение: одна из ступеней ракеты упала в... 250-300 метрах от юрты. Произошёл взрыв, а вслед за ним - роды, и врач принял ребёнка.

Возмущённый, я потребовал объяснений от специалистов, гарантировавших вероятность попадания в 0,0001. Они же совершенно спокойно мне ответили, что я не учёл одно из положений теории вероятностей: вероятность события может быть бесконечно малой, но проявиться может в любой момент, поэтому при следующих пусках ступени будут падать в других местах.

Что им ответить? Формально они были правы. Я же, как испытатель, должен был обеспечивать все меры предосторожности вне зависимости от вероятности того или иного события.

"Запустили спутник, ну и что же здесь такого?"

4 октября 1957 года. Идёт подготовка к запуску первого искусственного спутника Земли.

15-минутная готовность. Стартовая площадка опустела. Все, кто проводил запуск, ушли в бункер. В пусковой комнате бункера глубоко под землёй, кроме операторов, находились С.П.Королёв, Н.А.Пилюгин и мы, руководители подготовки...

Я наблюдал за поведением С.П.Королёва. Он нервничал, хотя и старался не показывать этого, пристально наблюдал не за показаниями приборов, а за нашим поведением, за тоном наших разговоров. Если кто-либо из нас почему-то начинал проявлять нервозность, он мгновенно настораживался: не случилось ли чего. Но всё шло нормально, чётко отдавались команды, чётко фиксировалось поведение систем ракеты.

Последние команды, мгновение - и все транспаранты на контрольных пультах погасли: ракета ушла. Это произошло в 22 часа 28 минут 34 секунды 4 октября 1957 года.

Медленно текли секунды. По громкой связи сообщалась информация о ходе полёта ракеты. Наконец, отделение первой ступени. Опять томительно бегут секунды. С.П.Королёв плотно сжал губы, но стоит молча, слушает. И вот сообщение: "Выключение двигательной установки блока Ц", ещё через несколько секунд - "Отделение объекта". Все облегчённо вздохнули, немного помолчали и вдруг разом заговорили. Можно было и закурить. С.П.Королёв вообще не курил, но символически закурил вместе с нами.

Мы начали выходить наверх. Время шло. Наконец, новое сообщение: "Дальние пункты слежения сообщают о наличии сигнала со спутника".

Кто-то начал разговаривать, посыпались шутки, но С.П.Королёв сразу одёрнул: "Это может быть ошибкой. Пока сами не услышим сигнала при возвращении спутника после первого оборота вокруг Земли, радоваться рано. Поехали на приёмную станцию".

...Всё понимали, что надо ждать. Время шло медленно. Наконец, оператор Ф.Гайков встрепенулся, начал подстраивать станцию. Мы все замерли, и вдруг, вначале очень тихо, а затем всё громче и громче, зазвучали сигналы спутника! Это означало, что спутник - на орбите, что он функционирует.

Так был произведён запуск первого спутника Земли. Так началась космическая эра!

Правда, все мы, кто осуществлял эту работу, вначале отнеслись к этому событию довольно спокойно: "Запустили спутник, ну, и что же тут такого. Нужно будет - ещё запустим". И только позже, когда посыпалась масса сообщений из-за рубежа о том, что весь мир потрясён, мы по-настоящему поняли, ЧТО было осуществлено.

А ночью, когда я уже засыпал, мне позвонил кладовщик и сообщил, что много товарищей стоят у склада с посудой и предъявляют заявки на спирт.

- Что делать? - спрашивает он.

Я ответил:

- Выдавай всем по поллитра на "рыло", а требования и заявки я утром подпишу.

Утром он зашёл ко мне со всеми этими бумагами. Спрашиваю его:

- Сколько выдано?

- Около двухсот литров. Что скажет Королёв, если узнает?

Я ответил, что народ заслужил, о нас говорит весь мир. А насчёт Королёва - это мой вопрос. К слову сказать, на следующий день ни одного подпившего или плохо себя чувствовавшего я не встретил.


Содержание номера Архив Главная страница