Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #23(256), 7 ноября 2000

РОЗА АМЕРИКИ

В статье "О кинолжи и киноправде" (в 20-м номере "Вестника" за нынешний год) автор её, Сай Фрумкин, упрекает героев фильма "American Beauty" в том, что "их переполняет только одно чувство - жалость к себе". Не спорю. Но на то - мы, зрители, чтобы чувствовать что-то ещё. Автор статьи ушёл из кинотеатра с чувством брезгливости к нравственному уродству и бездуховности героев фильма. У меня тоже герои фильма вызвали брезгливость и отвращение. Но, признаюсь, кроме этих чувств, я невольно испытала и чувство глубокого сострадания к ним. Нет, не жалость, не сочувствие. Это ведь, как известно, разные вещи. Многим, наверное, помнятся слова Корнея Чуковского о Чехове (цитирую по памяти): "Его сострадание (к собственным героям - А.М.) так велико, что по ошибке его можно принять за сочувствие". И, конечно, чувство печали. А "печаль приводит к размышлению" (последний афоризм я позаимствовала в том же, 20-м, номере "Вестника" из статьи В.Орлова "Человек, коллекция, мечта").

Я не собираюсь размышлять сейчас об истоках нравственного уродства и духовной пустоты персонажей фильма. Хочу только сказать, что отмежеваться от "таких" американцев (и только ли американцев?), с которыми "у нас ничего общего", конечно, можно - но можно ли игнорировать сам факт их существования? Написано и пишется немало статей - социологических, философских, религиозных и прочих - о том, что современное общество духовно и морально дезориентирует многих людей. Родители не знают, как воспитывать детей, потому что сами нередко растеряны, смолоду не успев обрести даже понятия о духовных ценностях. Судя по краткому пересказу С.Фрумкиным фильма "Восток-Запад" (которого мне, живущей в маленьком городке центрального штата Америки увидеть едва ли доведётся), причины трагедии его героев налицо. Они, прежде всего, в разном политическом устройстве "востока" и "запада". И куда как всё не так ясно с героями американского фильма. И ещё: если упрекать героев за то, что, хотя жизнь их "весьма комфортна и даже роскошна", это "не мешает им считать себя беспредельно несчастными и этой самой жизнью неудовлетворёнными". А куда нам деваться, например, с Эммой Бовари, героиней Флобера, или, скажем, героиней фильма "Монтенегро"? Едва ли нужно продолжать список, но если продолжить, то трудно ли дойти и до Онегина с Печориным? Что из того, что нынешние "герои" помельче? Измельчение героя - тоже, и ещё какая, социальная трагедия.

И всё-таки к одному из героев - точнее, героинь - фильма "American Beauty" я испытываю больше, чем только сострадание. Мне в самом деле жаль ту самую девочку, с её довольно смазливым, но совсем невыразительным личиком, которая врёт направо и налево, что она "переспала" со всеми мальчиками. А презрительно осудившим её двум девочкам (вот вам и положительные героиньки в фильме, если угодно!) не менее презрительно заявляет, что эти глупышки просто ничего не понимают. И которая на поверку оказывается робкой девственницей. Помните, с какой жадностью выспрашивает она у подруги, уже осведомлённой в делах интимных, тайны её романа - я ж, мол, тебе "всё" рассказываю о своих! А подруга вместо этого холодно отвечает, что как своими тайнами делиться не собирается, так и о её предпочла бы не слышать. Ухаживания и внимание отца подруги не просто льстят ей, они нужны бедняжке, прежде всего, для самого элементарного чувства самоутверждения (при всей её смазливости ни один мальчишка явно не заинтересовался ею, а, может, и не вызвал в ней самой серьёзных чувств). Как и ему нужны её признание и, прежде всего, та юность и с ней та свежесть чувств, которые он уже растерял, но ещё жаждет вернуть. Возможность будущего романа с этой девочкой (ради которого и его тайные гимнастические экзерсисы в гараже, что уже - какой-то акт сопротивления засосавшей его опустошительной рутине) значит для него куда больше, чем то, чему предалась его жена.

Поклонник ли девочки в своих мечтах о ней осыпает её лепестками алой розы, сама ли она мечтает быть усыпанной ими, как символом красоты и возвышенной страсти, - но образ этот явно объединяет их. И так жестоко для бедняжки эти воображаемые алые лепестки - той самой розы, которая и носит название American Beauty - - обернулись вдруг страшными брызгами живой крови (если и был грех в тяге её поклонника к ней, он за него, пусть невольно и совершенно неожиданно и мгновенно, поплатился жизнью, - - а каково же теперь ей?).

Я понимаю, что при переводе названия этого фильма на русский язык трудно выбрать между двумя значениями слова "beauty" - "красота" и "красавица". Но авторы фильма, конечно же, имели в виду второе значение. Не настаиваю, но, может быть, "Американская красавица" или "Роза Америки" точнее бы ориентировали зрителя на замысел фильма, тогда как "Американская красота" или другое встреченное мной название "Красота по-американски" настраивают как раз на то широкое обобщение (вот, дескать, вам все американцы и их идеал красоты), против которого и возражает критик и на которое вовсе не претендовали создатели фильма. Заслуживает фильм Оскаров или не заслуживает, но рассказывает он - не знаю, о многих или некоторых, но никак не обо всех американцах. И независимо от того, зачем ходит в кино зритель, авторы этого фильма намеревались не оставить зрителя безучастным к рассказу о нелепых судьбах своих героев - ожидая именно со-участия его.

Ариадна Мартин (Канзас)


Содержание номера Архив Главная страница