Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #23(256), 7 ноября 2000

Борис Шустеф (Рочестер, Нью-Йорк)

МЕЧ ДЛЯ СВЯЩЕННОЙ КОРОВЫ

Каждый, кто прочел в американской или европейской прессе хоть один репортаж о кровопролитных столкновениях между Израилем и палестинскими арабами, неизбежно придет к выводу, что их авторы, в основном, обеспокоены неравномерным распределением жертв среди враждующих сторон. Сообщая, что на сегодняшний день убито 120, или 125, или 130 человек, пресса непременно упомянет, что среди убитых "всего 5" или "всего 7", или "всего 8 евреев". Социалистические принципы всеобщего равенства, очевидно, по мнению подавляющего большинства авторов, должны быть применимы и для военного конфликта тоже. Стоит отметить, что, когда в результате террористических взрывов в Израиле погибали десятки евреев, мировая пресса почему-то не упоминала при этом, что вместе с ними погиб "всего один араб-террорист".

Казалось бы, кровью, пролитой евреями за всю их многовековую историю, можно затопить весь земной шар. Ан нет, "еврейское неравенство" среди убитых, прямо, как бельмо в глазу цивилизованному человечеству. Похоже, что лидеры демократических стран, так дружно голосующие в ООН, осуждая Израиль, с нетерпением ждут, когда в результате очередного террористического взрыва в Израиле, не дай Б-г, погибнет достаточное число евреев, чтобы они могли сказать, наконец, Арафату: "Ну, будет, надо вернуться к столу переговоров".

Демократическая "правдолюбивая" пресса почему-то не акцентирует внимание на том, что погибшие арабы, в прямом смысле, сами лезут на рожон, и если бы это случилось в любой другой стране, число жертв среди арабов было бы во много раз больше. Стоит вспомнить, происходившие несколько лет назад беспорядки в Лос-Анджелесе или штурм "крепости Давида Кореша" доблестными американскими полицейскими и солдатами, когда погибли десятки невинных детей и женщин, чтобы согласиться, что "учителя" демократии, особо не церемонятся, когда дело касается их собственного дома. Однако в чужой монастырь они не просто лезут со своим уставом, но еще и требуют его безоговорочного выполнения.

А ведь в упомянутых из американской истории случаях дети булыжников в солдат не швыряли, и никто не вел прицельного огня по американским поселениям в течение нескольких часов подряд, чтобы американские врачи были не в состоянии прийти на помощь раненым, как это имело место при убийстве раввина Беньямина Херлинга, когда еврейские врачи в течение пяти часов не могли приблизиться к нему. Американская пресса почему-то не акцентировала внимание читателей на том, что израильский военный вертолет, так и не нанес ракетного удара по дому, откуда велся огонь по евреям, попавшим в засаду, ибо летчики не были точно уверены, какой именно это дом, а посему не хотели, чтобы пострадали "невинные арабы". Стоит напомнить и о двух танках, которые израильтяне подогнали в иерусалимский район Гило, чтобы попугать арабов, ведущих оттуда стрельбу, но так и не использованных евреями по назначению. Произведя за неделю три выстрела по пустым строениям, танки гордо удалились восвояси, очевидно, будучи не в силах перенести собственный позор.

Да и так называемые "предупредительные атаки" по объектам Арафата израильскими ракетами, скорее, относятся к категории землетрясений. Разница лишь состоит в том, что при землетрясении Всевышний не сообщает обитателям домов, что будет их трясти, а вот Эхуд Барак не забывает поставить Арафата и его когорты в известность не только о времени, но и о месте нанесения удара. Похоже, что главная задача, которая ставится перед израильскими вертолетчиками, заключается в том, чтобы отчитаться после выполнения задания: "Жертв и разрушений нет".

Однако беспрецедентная сдержанность израильтян в применении оружия для предотвращения жертв среди арабов в реальности не только бесполезна, но и вредна. Дело в том, что сами арабы о сдержанности евреев не знают. Антиизраильская-антисемитская пропагандистская машина арабов работает на полную мощность. Ее главная цель - разжечь ненависть к евреям еще больше. Именно эту задачу преследует радиостанция "Голос Палестины", которая заливает грязной ложью волны эфира. Видимо, число убитых арабов недостаточно велико для арабских наследников Геббельса, поэтому арабское радио имеет собственные версии "израильской агрессии".

Американский корреспондент газеты "USA Today" Jack Kelley опубликовал 25 октября статью, в которой привел образцы арабской лжи. Вот как он описывает один из репортажей: "В третий раз в течение дня сводка новостей прервала арабскую музыку, звучавшую на радио "Голос Палестины": израильские самолеты только что бомбили город Бетлехем, сообщалось в сводке. "Израильские преступники стреляют ракетами по домам невинных палестинцев", - произнес запыхавшимся голосом корреспондент. "Палестинская кровь течет по улицам! О Боже, Боже, как могут эти преступники убивать невинных детей?" Однако проверка в городе сразу же после этой радиосводки не нашла никаких следов подтверждения атаки. За час до этого голос другого корреспондента "Голоса Палестины" сообщил, что Хеврон осажден вооруженными еврейскими поселенцами, которые стреляют "в палестинских женщин и детей". Визит в Хеврон обнаружил там тишину и покой".

В то время, как палестинские арабы ведут с Израилем настоящую войну, Израиль притворяется, что, якобы, на самом деле речь идет о небольших беспорядках, которые вот-вот прекратятся. Дело доходит до абсурда: Арафат выпускает из тюрем хамасовских террористов, а израильские лидеры продолжают талдычить о "мире". Среди новых израильских "партнеров по миру", только что вышедших на свободу, стоит упомянуть Мохаммеда Деифа, стоящего первым в списке разыскиваемых Израилем хамасовских террористов; Махмуда Раджиб Затму, специалиста по изготовлению бомб, который соорудил бомбы, взорванные в Бет-Лиде в 1995 году и унесшие жизни 22 солдат; Аднана Джабера Гула, который сконструировал бомбы, использованные террористами-самоубийцами в двух автобусах ╧18 в Иерусалиме в 1996 году, когда погибло 56 человек.

Надежды умирают одними из последних. Однако предпочтительнее, чтобы погибли надежды, чем еврейское государство. Израильским лидерам пора осознать то, что поняло уже большинство израильтян - миром на Ближнем Востоке и не пахнет. Пора начать говорить правду, вне зависимости от того, что она политически некорректна. 6 октября израильская газета "Хаарэц" опубликовала интервью с бывшим судьей Верховного суда Моше Ландау. На протяжении почти 60 лет свой карьеры он воздерживался от публичных высказываний по идеологическим и политическим вопросам. Однако в сегодняшней, исключительно опасной для Израиля обстановке он прервал свое молчание.

Вот что Ландау сказал в интервью: "Наибольшая опасность, которую я вижу - это ислам. Мы хорошие наивные люди, которые видят в мусульманских лидерах своего рода партнеров по диалогу. Но с исламской точки зрения, евреи - нация, чей суверенитет не может быть признан ни на какой части земель, которые ислам считает своими. Поэтому, если мы согласимся признать примат ислама и откажемся от политической независимости, то они, может быть, согласятся терпеть нас. Но если мы не пойдем на это, они нас терпеть не будут. Они будут действовать против нас, используя необузданный террор. Более того, на картах, висящих на стенах в школах палестинской автономии, государство Израиль не существует. Потому что это ситуация, к которой они стремятся".

Что может служить лучшим подтверждением намерений арабов, чем идущая сейчас война на истощение? Какое еще доказательство необходимо для тех евреев, которые не хотят расстаться с идеей о "мире с арабами", чем захлестывающая сегодня израильтян арабская ненависть в пределах и за пределами Израиля? Как долго еще они собираются обнимать арабских террористов, называя их "партнерами по миру"? Как долго они намерены притворяться, что Израиль движется по дороге к миру? Ландау сказал, что "те люди, которые верят в "мир храбрых" - настоящие трусы. Потому что это именно они говорят, что, если мы не достигнем мира немедленно и за любую цену, то все будет потеряно. Что мы тогда обречены на провал. Поэтому они гоняются за Арафатом и умоляют его согласиться на наши огромные уступки. Потому, что они пытаются спасти то, что еще можно спасти. Спасти своего рода анклав, своеобразный еврейский кантон а-ля Сингапур вокруг района Гуш-Дана. Но, конечно же, это тоже иллюзия".

Время для "мира храбрых" закончилось. Настало время для "войны храбрых". Еврейское государство не хотело ее. Оно считало, что делает абсолютно все, чтобы ее не допустить, отдавая Арафату свое сердце и душу. Конечно, можно еще пытаться спорить, что Израиль исчерпал не все возможности. Ведь Эхуд Барак обещал не оставить неперевернутым в поисках мира ни одного камня. И теперь, когда израильский премьер исчерпал запасы израильских камней, он имеет возможность переворачивать все новые и новые камни и булыжники, исправно швыряемые в израильтян палестинскими арабами. Однако очень сомнительно, что под одним из этих камней Барак отыщет мир. Как сказал 8 августа 1982 года в своей речи Менахем Бегин, "не существует морального императива, согласно которому нация обязана бороться только в том случае, когда она приперта спиной к морю или к пропасти. Такая война, может быть, предотвратит трагедию или даже Катастрофу для любой нации, но она приведет к неимоверным потерям жизней".

Как и в 1967 году, Израиль должен принять решение, которое определит его дальнейшую судьбу. Еврейское государство должно, в первую очередь, подумать о судьбе еврейского народа. Самосохранение должно стать превыше осуждения мировым сообществом. Израиль должен повести себя точно так, как на его месте поступила бы Америка, Франция, Англия, Россия, Германия или любая другая страна, оказавшаяся в подобном положении, когда враг посягает на ее землю и суверенитет. Израиль должен вспомнить, что сказал о подобной ситуации Менахем Бегин, человек, подписавший первый мирный договор между Израилем и арабской страной. Бегин сказал: "Свободная и суверенная нация, которая ненавидит войну и любит мир и которая беспокоится о своей безопасности, должна создать условия, при которых война, если она необходима, будет вестись только из-за отсутствия альтернативы. Условия должны быть таковы, что ценой победы будут небольшие жертвы, а не крупные потери".

Еврейское государство больше ждать не может. Священная корова "ословского мирного процесса" должна быть умерщвлена. К сожалению, без жертв не обойтись. Их будет намного больше, чем если бы не был приведен в действие механизм самоубийства, заведенный в Осло. Увы, такова природа войны. Непререкаемый военный авторитет генерал Карл фон Клаузевиц написал: "Давайте не будем притворяться, что есть генералы, которые побеждают без кровопролития. Если кровавое побоище являет собой ужасающее зрелище, то это лишь еще одно основание относиться с большим уважением к Войне, вместо того, чтобы все сильнее и сильнее затуплять наш меч чувствами гуманности, до тех пор, пока кто-нибудь не выйдет вперед с острым мечом и не отсечет нашу руку от туловища".

Настало время для Израиля воспользоваться своим острым мечом. И если израильские лидеры не хотят прислушиваться к советам Менахема Бегина или Карла фон Клаузевица, то, может, на Барака подействует авторитет президента Клинтона, который сказал своему советнику по национальной безопасности Тони Лэйку после линчевания американских солдат в Сомали: "Когда люди убивают нас, их надлежит убивать в большем количестве... Я верю в убийство тех, кто пытается причинить тебе боль". Неужели кто-то еще сомневается сегодня в том что Арафат намерен причинить боль Израилю?


Содержание номера Архив Главная страница