Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #22(255), 24 октября 2000

Петр РАБИНОВИЧ (Нью-Йорк)

РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ В РОССИИ И АМЕРИКЕ

Новый Семейный Кодекс Российской Федерации, введенный в действие с 1 марта 1996 года, преподнес подарок супругам - будущим и настоящим. Отныне, они точно так же, как и в Америке, вступая в брак либо находясь уже в нем, могут заключать друг с другом брачные договоры. Разумеется, не на предмет выполнения супружеских обязанностей, а о том, какие права и обязанности будут они иметь в отношении имущества - как принадлежавшего им до вступления в брак, так и приобретенного ими во время брака. Надо отметить, что на Западе заключение брачных контрактов давно является обычным делом, особенно при заключении повторных браков.

Когда греческий миллиардер Аристотель Онассис повел под венец Жаклин Кеннеди в церкви на острове Скорлиос, он ей заявил:

- Как бы в будущем ни сложилась наша личная жизнь, на твоем материальном положении это не отразится.

Это обещание щедрого миллиардера было подкреплено брачным контрактом, согласно которому Жаклин на карманные расходы сразу же выделялось три миллиона долларов, а в случае развода или смерти Онассиса Жаклин полагалось пожизненное содержание в размере 200 тыс. долларов в год. Не были забыты и дети от первого брака с Джоном Кеннеди: на имя каждого из них был открыт счет по одному миллиону долларов.

Брачные контракты в Америке заключают не только миллиардеры и миллионеры, но и люди среднего достатка, не желающие иметь неприятностей в случае разводов, и суды с ними считаются.

Между тем, по старому Кодексу о браке и семье РСФСР, действовавшему с 1 ноября 1969 г. в течение почти двадцати лет, все имущество, нажитое супругами, являлось их общей совместной собственностью, и супруги имели равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом. Соглашение между супругами, направленное на изменение этого принципа имущественного равноправия супругов, немедленно влекло за собой признание судом незаконности таких сделок. Новый Кодекс не только узаконил такие сделки, но и подробно регламентировал порядок их заключения. Только не надо думать, что влияние рыночной экономики в России так велико, что ее законы полностью распространились на институт брака: хочешь идти под венец - сначала подпиши у нотариуса договор, что не будешь претендовать на мою "Ладу". Нет, новый Кодекс дает супругам выбор: они могут заключать брачные договоры, а могут и не заключать их: отныне устанавливаются два вида имущества супругов - законный и договорный.

К сожалению, Кодекс 1996 года, говоря о видах собственности супругов, употребляет явно неудачную, отдающую ГУЛАГом, терминологию - "режим собственности супругов". Что же, придется следовать этой терминологии.

ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

При отсутствии договоров имущество супругов находится в законном режиме, то есть это имущество является их совместной собственностью.

В отличие от старого Кодекса, новый дает подробный перечень совместной собственности супругов, причем в этом перечне появились такие объекты собственности, которые раньше, в условиях развитого социалистического общества, были немыслимы (выделим их курсивом).

Итак, согласно статье 34.2 Кодекса 1996 года, "к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов) относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплачиваемые в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие. Общим имуществом являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое, нажитое супругами во время брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено, либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства".

Наконец-то в закон внесено положение о том, что вклады супругов в кредитные учреждения и банки являются общим имуществом, независимо от того, на чье имя и кем внесен вклад.

Мне вспоминается дело Валентины К., которое я вел, будучи московским адвокатом, в Серпуховском суде Московской области. Валентина вместе с мужем Александром, врачом, которого по молодости все звали доктором Сашей, и восьмилетним сыном, проживала у мамы в небольшом поселке в Воронежской области. Там она работала медсестрой в больнице вместе с мужем, там у них было небольшое хозяйство, которое их поддерживало: корова, птицы, огород. Однажды доктор Саша получил письмо от своей мамы из Серпухова. Она звала к себе, обещая оставить большой дом, в котором жила одна. Кроме того, она договорилась с главврачом местной клинической больницы о Сашиной работе.

- Понимаешь, Валя - возбужденно говорил ей муж, - ну, сколько можно жить в этой дыре - ни дома, ни приличной работы. А там большой город и Москва близко. И дом большой нас ждет, ты же знаешь этот дом.

Валя знала этот дом, знала и его хозяйку, властную женщину, командовавшей своим Сашей, как маленьким ребенком. Но ведь добра ему желает, а значит, и всей их семье...

Ох, знала бы Валя, какого добра желает ей Сашина мама, не тронулась бы с места. А так быстро все распродали, с работы уволились, деньги со сберкнижки сняли - и в Серпухов. В Серпухове Саша быстро устроился на работу ординатором в крупную больницу и стал там пропадать чуть ли не сутками. А Вале приходилось длинными вечерами выслушивать монологи своей свекрови о том, какой Саша талантливый врач и как сложилась бы его карьера, если бы он так рано не женился...

Впрочем, как оказалось позже, мама вовсе не считала семейную жизнь сына раз и навсегда решенной...

Я видел потом эту маму, инспектора горисполкома, в суде: властно поджатые губы, презрительный взгляд, на голове - прическа "а ля Фурцева", плетенная из волос хала, форменная прическа всех партийно-руководящих дам того времени. Так вот, под этой халой у руководящей мамы родилась такая мысль: женить Сашеньку на дочке директора пищеторга, некоронованного царька Серпухова в эпоху дефицита. Для этого она все и устроила - увольнение, переезд. А развод сына с Валей и выселение ее с ребенком на улицуне представлялись партийной маме большой проблемой: как известно, у таких людей все было схвачено - и в милиции, и в суде.

Плохо, очень плохо пришлось бы Вале, если бы ее не пожалели соседи. Как-то вечером ее вызвала на минутку соседка, кассир сберкассы, и сообщила под большим секретом, что ее муж снял с книжки все деньги до одной копеечки - и счет закрыл. Валя похолодела - все, что они заработали за десять лет, все их имущество было на этой книжке, и такого еще не было, чтобы Саша хоть копейку снимал с книжки без ее ведома. Оставалась еще смутная надежда, может быть, Саша решил купить что-то крупное для семьи, например, машину. Но ведь об этом даже разговора не было.

Еле дождалась Саши, но разговора не получилось, Саша отводил взгляд, фальшивым голосом говорил о каких-то долгах за учебу. Слезы и упреки не помогли. Мама была на страже: не нравится жить у нас - убирайся к своей маме. И даже деньги на билет кинула. Может быть, Валя сгоряча и убралась бы к маме в Воронежскую область, да соседи не дали: приютили ее с сынишкой и посоветовали - езжай в Москву к адвокату.

Наутро, с первой электричкой Валя уехала в Москву - и к нам, в ближайшую к Курскому вокзалу юридическую консультацию на проспекте Мира. Так Валя оказалась у меня на приеме и, плача, рассказала свою историю. Нужно сказать, что тогда не было прямого закона о том, что вклад является общим имуществом, независимо от того, на имя кого вклад внесен, как это сформулировано сейчас в новом Семейном Кодексе. Да и самого вклада уже не существовало, так что надо было просто предъявить иск о разделе имущества, а заодно и о взыскании алиментов на сына. На что последовало возражение доктора Саши - мол, он и Валя набрали у его мамы долгов на учебу, и у мамы имеются расписки, которые она и предъявит суду.

Валя особенно была поражена расписками - да, его мать помогала, но ведь и ее мама тоже помогала и никаких расписок не требовала, и не думали они, что в долг.

Дело принимало затяжной характер. Серпуховские судьи, явно под нажимом, откладывали дело, пока нам не повезло: на помощь им, не справлявшимся с обилием гражданских дел, прислали судью из соседнего Подольска - да умную и справедливую. И в течение часа она рассмотрела дело и взыскала с доктора Саши не половину, а две трети исчезнувшего вклада, с учетом интересов ребенка. А руководящей маме, размахивавшей кучей расписок, очень просто сказала:

- Это расписки вашего сына, с него и взыскивайте.

И обратилась к Саше:

- С вас будут взыскивать 50% вашего заработка долгие годы, и не вздумайте уклоняться: судебный исполнитель вас всегда найдет через Минздрав. А за уклонение от уплаты алиментов - уголовная ответственность...

Может быть, эти слова подействовали на доктора Сашу, а может быть, совесть заговорила - только в тот же вечер пришел он к соседке, приютившей Валю, подхватил соскучившегося по нему сынишку на руки, попросил у Вали прощения и деньги все выложил. Все до копеечки. Договорились уехать назад, в глушь, к Валиной маме.

Приехав попрощаться со мной, Валя задала вопрос: как предупредить повторение таких срывов у мужа - можно ли заключить с ним письменный договор насчет денег, что все принадлежит им поровну, что, если он деньги занимал, то это только его, а не ее долги.

Увы, тогда это было невозможно, все имущественные отношения даже в семье строго регламентировало госдуарство. А сейчас - пожалуйста, заключайте в любой момент договор, лишь бы он был заключен добровольно и подписан в присутствии нотариуса.

Окончание следует

Адвокат Петр Самойлович Рабинович
Юридический консультант по советскому праву

Содержание номера Архив Главная страница