Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #22(255), 24 октября 2000

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

Символы новой России

У России до сих пор нет полноценного гимна. То есть за музыку вроде бы приняли "Патриотическую песню" Глинки, а вот слов нет до cих пор. "За музыку вроде бы приняли" - означает, что и этот обрезанный марш в виде песни без слов не принят официально(как и прочие символы государственности - скажем, двуглавый орел и триколор). Дума государственную символику до сих пор не утвердила и не собирается этого делать впредь. Так что гимн да герб существуют только по указу Президента Ельцина еще от 1991 года. И гимн, и сам двуглавый орел на сегодняшний день как бы немного незаконные, можно сказать, подпольные, нечто вроде "Интернационала" на маевке путиловских рабочих-металлистов в 1905 году.

Гимн СССР трижды перелицовывали, дважды отменяли. Первый раз - после ХХ съезда партии, когда Н.Хрущев только приподнял завесу тайны над преступлениями тирана. В 1977 году были сделаны некоторые конъюнктурные поправки (имя Сталина убрали), однако музыка и текст все так же воспевали тоталитарное государство и его незыблемые идеологические устои. И каждый раз гимн видоизменял неувядаемый придворный баснописец Сергей Михалков.

Окончательно гимн Александрова-Михалкова отменили в 1991 году, когда рухнул СССР. А вообще в стране сменилось вот уже четыре гимна (не считая перелицовок гимна СССР). Вспомним этапы великого гимнотворчества.

Первый гимн "Боже, царя храни" на музыку Львова и слова Жуковского просуществовал до самой революции, около 80 лет. То есть его пели дольше всех.

"Интернационал" почитался гимном СССР после революции до 1944 года. В 1943 году объявили конкурс на написание нового гимна взамен "Интернационала". В нем приняли участие более 160 композиторов и 65 поэтов. Все писали новые тексты и новую музыку. А двум корреспондентам газеты ВВС "Сталинский сокол" С.Михалкову и Г. Эль-Регистану пришла в голову мысль написать стихи на существовавшую (с 1939 года) музыку "Песни партии большевиков" Александрова ( слова В.Лебедева-Кумача) - "о партии самой могучей на свете, о самом большом человеке своем", то есть о Сталине. Впервые она была исполнена в том же году, на XVIII съезде ВКП(б). Этот текст и был отобран Сталиным, причем он сделал ряд существенных редакторских поправок. Например, в начальном варианте текста было так: "Созданный народной волей братский союз". Тов. Сталин нахмурился: "Била такая партия - "Народная воля". Ви считаити, что именно она создала Советский Союз? Давайте-ка изменим на "Да здравствует созданный волей народов". Разви так нэ луче будит?" Так, действительно, стало лучше.

Сын баснописца, талантливый режиссер, патриот и предприниматель Никита Михалков побывал 13 октября у президента Путина и вышел от него совершенно окрыленным. Режиссер сообщил, что поговорил с президентом о гимне, который еще прежде обсуждался на заседании президиума Госсовета. Режиссер и патриот объявил, что гимном России может быть либо "Боже, царя храни", либо советский гимн. Режиссер-предприниматель высказался в том духе, что это - без разницы, а слова может придумать его папа. Ибо сам факт, что папа Михалков много раз перелицовывал гимн, а сейчас может написать либо на знакомую музыку Александрова, либо на подзабытую музыку Львова ("Боже, царя храни"), либо на музыку М.Глинки "Славься", говорит о высочайшем профессионализме баснописца, которому все равно, что писать, на какую тему и на какую музыку, ибо профессионализм в том и состоит, что позволяет справляться с любой, для профана кажущейся невыполнимой, задачей. На той же встрече сын "гимночиста" (так уже давно называют старшего Михалкова за то, что он удачно чистил текст гимна) сообщил Путину мысль о необходимости поддержания отечественного кинематографа путем формирования госзаказа на качественную патриотическую кинопродукцию. Михалковы готовы взять семейный подряд: папа пишет тексты к гимнам, сын снимает по госзаказу патриотические фильмы.

Новый орган - Госсовет, которому прочат полномочия Совета Федерации, всем хорош, кроме одного: не хватает ему конкретного, реального дела, о котором бы враз заговорила вся страна. И вот, похоже, вопрос решен: на первом заседании Госсовет обсудит вопрос о том, какую мелодию в конце концов выбрать для гимна России: нынешнюю - Глинки или добрую старую - Александрова? Проблемой живо интересуется и сам президент Путин, причем "александровский" вариант гимна ему нравится больше, чем изрядно подзабытый царь, хранимый Богом.

В президентской администрации живо смекнули, что создание гимна - замечательная акция для очередной попытки консолидировать общество, и поручили вопрос Госсовету. Губернаторам, как и Путину, тоже больше нравится мелодия Александрова. Однако, чтобы решение в пользу последней не выглядело слишком уж "междусобойным", обсуждается предложение провести по поводу гимна общероссийский референдум. С чем-чем, а с гласом народа не поспоришь.

Нынешняя российская власть, констатирует газета "Сегодня", отрекается от прошлого - от того, что в последние годы в обыденном понимании воспринималось как "завоевания демократии". Отдав предпочтение музыке А. Александрова как основы будущего гимна России, президентский Госсовет не склонен останавливаться на достигнутом. На одном из ближайших заседаний Госсовет (ГС) может рассмотреть вопрос о реставрации одного из самых ярких символов советской эпохи - церемонии смены почетного караула. Речь идет о "посте #1" - у входа в Мавзолей.

Смысл грядущего обсуждения, видимо, в том, чтобы вернуть усыпальнице вождя мирового пролетариата статус одного из государственных символов России. По данным газеты, вопросом о статусе Мавзолея, как и госсимволикой в целом, вплотную занимаются не только "консультанты" из ГС, но и эксперты Совета безопасности (СБ). Позиция аналитиков СБ вкратце такова: Мавзолей, по-прежнему "держащий" визуальный ряд Красной площади, нынче, в идеологическом смысле, простаивает - ни на какую идею не работает. Перезахоронение же тела Ленина, к чему призывали демократы ельцинской поры, принесет, по мнению СБ, еще больший идеологический вред. Да и коммунисты против со своим лозунгом "Тело Ленина - только через наш труп". Оставили идею выноса тела. Теперь и Мавзолей, и само тело будут работать на новую русскую идею. Эксперты Совбеза склоняются к тому, чтобы вернуть Мавзолею статус госсимвола, со всеми его атрибутами. Официальное обоснование может выглядеть вполне рациональным: историю надлежит чтить, а не переписывать.

Картина между тем, отмечает "Сегодня", складывается экзотическая: соединение гимна СССР, двуглавого монархического орла на неузаконенном по сей день гербе, звезды на кремлевских башнях, петровский триколор и... пролетарский вождь в Мавзолее, которому отдают госпочести. Куда идет страна с таким символическим набором, понять непросто. Впрочем, судьба флага и герба также не определена. Сочетание гимна СССР и византийского орла действительно двусмысленно, но и к этому легко привыкнуть.

России позарез нужна идеология. Пока вместо нее - вакуум. Вот и ищут. Деидеологизированные организации, пишет журнал "Эксперт", "не в состоянии не только эффективно развиваться, но и долго существовать. Смерть организации идет по цепочке: идеология-психология-социальные отношения-технологический уровень". То есть, нет идеологии - в конце концов не будет и технологии. Экономика, полагает еженедельник, "все в большей степени будет управляться системами идей. И в этом смысле деньги будут значить все меньше и меньше, превращаясь в ресурсы все более низких степеней".

В середине 80-х годов представители Гарвардской школы бизнеса под руководством Брюса Скотта провели исследование, наиболее сенсационным выводом которого было следующее утверждение: важнейшим фактором снижения конкурентоспособности американской промышленности на мировых рынках является слабая идеологическая работа в американских компаниях. Исследователи рекомендовали заказчикам "в полной мере осознать значение идеологического фактора для экономической эффективности национального хозяйства".

Характерный пример - вытеснение олигархов с политической сцены. Их организации, преуспевшие только на ниве материально-технической базы коммунизма, по выражению председателя Совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Сергея Кугушева, если и обладали какой-то идеологией, то "пиратской". "Банда победителей врывается в город и захватывает трофеи, - предлагает метафору Кугушев. - Причем, в первый момент они даже не очень понимают, что захватили". "Пиратская" идеология формирует соответствующую систему управления, службу персонала, финансовую политику. Она не в состоянии воодушевить и мобилизовать сотрудников (не говоря уже о партнерах и клиентах), так как истинный смысл деятельности компании в этом случае - обогащение или удовлетворение властных амбиций ее лидера. Они не были не только настоящими предпринимателями, на взгляд "Эксперта", но не были и "настоящими бандитами".

Вот, к примеру, Дон Корлеоне, "крестный отец", был настоящим мафиози. Он ведь заботу проявлял не только о своих (о "семье"), но и о тех, кто к нему обращался за помощью. Он защитил гробовщика, дочь которую жестоко изнасиловали и избили два негодяя, которых прикрыл продажный судья. То есть "крестный отец" частенько выступал в качестве социального гаранта справедливости - даже вопреки официальной власти, и этот делало его образ привлекательным для многих. Живучесть криминального бизнеса в любом обществе как раз объясняется наличием у него сильной идеологии. Но Россия - это, конечно, не мафия.

У США есть своя идеология - "американская мечта". Каждый может достичь любого успеха, если будет стараться. У России есть традиционная идеология - примат государства над личностью: "была бы страна родная, и нету других забот". Захоронение в центре страны, которое становится местом паломничества и святым местом, рисует опасную метафору: мощь государства была достигнута (в СССР - это уж точно) благодаря массовому рабскому труду и массовым смертям в ГУЛАГе.

Так было, но так не должно быть. Мощь государства может быть достигнута на пути свободы личности. Но вот как подобрать этому пожеланию нужную символику?


Содержание номера Архив Главная страница