Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #21(254), 10 октября 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

КУМИРЫ АМЕРИКИ

Понимание психологии американского общества, его вкусов, его симпатий и антипатий и эволюции его взглядов - в равной степени необходимо и для ученых-социологов, и для профессиональных политиков, и для дельцов. Именно с этой целью и был создан институт опросов общественного мнения, ставший ныне неотъемлемой и важнейшей частью американского общества. Кто лидирует в предвыборной гонке? Какой рейтинг у президента? Одобряют или не одобряют американцы такое-то решение правительства или Конгресса? Множество этих и других вопросов мгновенно проясняются после опросов, проводимых различными организациями или средствами массовой информации.

По своей солидности и авторитетности полученных результатов особое место среди опросчиков занимает Институт Гэллапа. Его результаты используются обычно в разного рода серьезных исследованиях в качестве статистических показателей и выводов. Об одном не совсем обычном опросе Гэллапа и о связанных с ним выводах я хочу рассказать читателям "Вестника".

Этот опрос проводится Институтом Гэллапа регулярно раз в два года, и цель его состоит в определении, какие лица - и в Штатах, и вообще во всем мире - вызывают у американцев наибольшее восхищение. Несмотря на кажущуюся простоту цели, итоги этого опроса подвергаются самому тщательному изучению, поскольку он неразрывно связан с такими категориями, как религия, экономика, расовая терпимость, политика и тому подобными.

Число мест для "кумиров" ограничено десятью, а при равном количестве поданных голосов (т.е. процентов от общего числа респондентов) то или иное место делят сразу несколько человек.

После этого вступления давайте ознакомимся с последним, недавно опубликованным списком, составленным независимо от пола избранников, их расы, гражданства и этнической принадлежности. И первое, на что обратили внимание комментаторы, - это явная тенденция снижения степени преклонения перед президентской четой.

Вообще-то, в том, что наибольшее число голосов получили Президент и Первая леди, нет ничего удивительного: это повторяется традиционно, начиная с 1946 года. Но два года назад своему президенту отдали голоса 18% американцев, а теперь - лишь 10%. Восторженные же чувства в отношении Хиллари Клинтон снизились еще в большей степени: с 28% среди самых почитаемых женщин в прошлом списке до 14% в нынешнем.

Как и подобает джентльменам, поговорим сначала о женщинах, наиболее восхищающих американцев. Второе место в списке, после Хиллари, заняла Опра Уинфри (6% голосов), а за ней идут последовательно Маргарет Тэтчер, Элизабет Доул, Маделин Олбрайт, Барбара Буш и королева Елизавета - все они были и в предыдущем списке. В том списке были также министр юстиции Джанет Рино и не требующая представления Моника Левински, но на этот раз они в заветную десятку не попали. Вместо них на восьмом месте появились Нэнси Рейган и тележурналистка Барбара Уолтерс. За ними следуют писательница Майя Эйнджелоу, экс-первая леди Бетти Форд, известный борец против сегрегации Роза Паркс и три представительницы шоу-бизнеса - Рози О'Доннел (ведущая собственного радиошоу, активный борец за запрещение ношения оружия), Селина Дион (певица) и всем известная Мадонна.

Среди мужчин наибольшее восхищение вызывает проповедник Билли Грэм - он появляется в подобных опросах вот уже 36-й раз, его назвали 7% опрошенных американцев (на 2% больше, чем в предыдущем списке), и он идет вторым, вслед за президентом Клинтоном. Дальше следует папа Иоанн Павел II, три бывших президента - Рейган, Буш и Картер, потом идут Нельсон Мандела, самый богатый человек в мире и владелец "Майкрософта" Билл Гейтс и генерал Колин Пауэлл. На 10-м месте оказались сразу 13 мужчин, набравших по 1% голосов каждый. В числе их - сенатор и неудавшийся кандидат в президенты от республиканцев Джон Маккейн, проповедник и политик Джесси Джексон, кандидат-республиканец в президенты Буш-младший (демократ Гор оказался за бортом), звезда баскетбола Майкл Джордан, "пророк" секты мормонов Гордон Хинкли, Далай-лама, неудавшийся кандидат в президенты от демократов Билл Брэдли, киноактеры Кристофер Ривс и Том Хэнкс, бизнесмен Доналд Трамп, ведущий радиошоу Раш Лимбо, бизнесмен и политик Росс Перо и Хью Хефнер - сомнительной популярности владелец журнала "Плейбой".

Таков пестрый состав лиц, вошедших в первую десятку тех, кого американцы склонны считать предметами своего поклонения. Согласитесь, что строить на этом какие-либо обобщения довольно трудно, и все-таки приведенный список послужил "информацией для размышления" над проблемой достаточно серьезной.

Тот, кто регулярно смотрит программы трех ведущих телевизионных корпораций, не мог не заметить одного удивительного явления: чуть ли не в каждом перерыве, предназначенном для рекламы, появляется Тайгер Вудс, ослепительная звезда профессионального гольфа, не так давно засиявшая на спортивном небосклоне. Вудс улыбается, Вудс хохочет, Вудс примеряет кеды, Вудс покупает машину или пробует на вкус консервированный суп... В остальное время Вудс завоевывает кубки и миллионы долларов в чемпионатах

Марк Мандел, вице-президент спортивного сектора телекорпорации АВС, в данном им интервью сказал: "В Соединенных Штатах сейчас не существует спортсмена, который собирал бы у своих телевизоров столь грандиозную аудиторию, как Тайгер Вудс. Он представляет собой фантастическую машину для повышения рейтинга телепрограмм".

С другой стороны, в американском шоу-бизнесе, не менее популярном, чем спортивный, не существует фигуры более влиятельной, чем Опра Уинфри. Число фанатичных поклонников ее шоу исчисляется многими миллионами. Она ежедневно получает тысячи восторженных писем и просьб о помощи. А ее способность превращать совершенно незаметные книги в бестселлеры можно сравнить разве что с религиозным таинством чудесного превращения воды в вино.

И, наконец, если говорить об искреннем уважении к личности масштабов национального лидера, то вряд ли можно найти кого-либо, кто мог бы сравниться с Колином Пауэллом. Если бы он согласился, он мог бы баллотироваться в вице-президенты Джорджа Буша в нынешней избирательной кампании; и если Буш одержит победу, Пауэллу все прочат пост государственного секретаря. Мало этого, комментаторы упорно настаивают на том, что Пауэлл получит этот пост и в случае победы Гора. Таков его грандиозный авторитет и таково преклонение перед ним американцев.

При всех различиях, у трех перечисленных личностей есть два качества, совершенно очевидно общие для них: первое - то, что они делают, они делают наилучшим образом; второе - все они афроамериканцы, чернокожие. В Тайгере, положим, кровь представляет собой сложную комбинацию таиландской, индейской и европейской, но для широкой публики он - афроамериканец и никто иной.

Приведенные примеры не могут не вызвать вопроса: случайное ли это совпадение или это неслыханная раньше в американском обществе тенденция преклонения перед черными кумирами? И как связано это с расовой проблемой в Штатах, одной из самых старых, самых болезненных и трудных проблем?

Ответить на это попытался Элайджа Андерсон, профессор социологии Пенсильванского университета, специалист по "негритянскому вопросу" в Америке. "Это чрезвычайно интересный феномен, - сказал он в своем интервью. - И это ни в коем случае не "токенизм" - не затыкание глотки критикам расизма путем искусственного создания крупных фигур среди чернокожих. Я вижу в этом результат процессов, протекавших в Америке последние три десятилетия, в результате которых афроамериканцы инкорпорировались в существующий истеблишмент".

Да, продолжал Андерсон, мы действительно наблюдаем фундаментальные сдвиги в нашем обществе. Разумеется, нельзя сказать, что Америка стала безразличной к цвету кожи. Но появился целый ряд людей, включая таких, как Тайгер Вудс, Опра Уинфри, Колин Пауэлл или Джесси Джексон, о которых все возрастающее число белых говорит: "Они мне ужасно нравятся!". И это можно расценивать, как некие коренные перемены в масштабе поколений.

С этим нельзя не согласиться. В самом деле, каких-нибудь 40 лет назад никакие Опры, Тайгеры и Пауэллы были немыслимы, как бы талантливы и обаятельны они ни были. До 1961 года, например, американская Ассоциация профессионального гольфа, в соответствии со своими правилами, не допускала к участию в чемпионатах представителей никакой иной расы, кроме белой. Эту традицию удалось поломать лишь знаменитому Джеку Никлосу.

Сегрегация в американской армии была отменена лишь к концу Второй мировой войны, и в те времена кандидатура председателя объединенных начальников штабов, вроде Пауэлла, попросту вызвала бы смех.

Но вот времена изменились, и теперь в самый раз, в порядке иллюстрации к рассматриваемой проблеме, еще раз взглянуть на "список десяти" Гэллапа.

В нем четверо из десяти самых почитаемых мужчин и трое из десяти аналогичных женщин оказались чернокожими. Это огромный процент.

В мужском списке, состоящем из 22 человек, получивших наибольшее число голосов, под номером 5 стоит Нельсон Мандела, под номером 9 - Пауэлл, а под десятым номером, с равным числом голосов, стоят Майкл Джордан и Джесси Джексон.

У женщин, как уже говорилось, Опра Уинфри идет под номером 2 - сразу вслед за Хиллари Клинтон и перед Маргарет Тэтчер. Майя Эйнджелоу и Роза Паркс (обе чернокожие) поделили 10-е место, вместе с четырьмя другими, среди которых - Бетти Форд и Мадонна.

В числе 18 человек, шедшими под рубрикой "самые замечательные люди ушедшего века", двое были чернокожими - Мартин Лютер Кинг и Мандела. Этот последний, кстати, был единственным из шести включенных в список неамериканцев.

Как видите, успех просто ошеломляющий, и тут уместно упомянуть о расовой проблеме. Профессор Андерсон полагает, что, невзирая на появление черных кумиров и их белых поклонников, расизм как таковой по-прежнему существует, и многие белые чувствуют даже некоторое облегчение оттого, что черные кумиры как бы прикрывают собой неприятные проявления расизма.

Я смотрю на это несколько иначе. По-моему, появление черных кумиров показывает, что наше общество основано на принципе: путь к успеху открыт для каждого, был бы у него талант, а раса тут не при чем. Хотя раса, может быть, и "при чем".

Был бы Тайгер Вудс кумиром, будь он белым? И была бы Опра Уинфри в подобном же случае способной делать 125 миллионов долларов в год, почти в 15 раз больше белой Барбары Уолтерс (8,5 миллионов в год), - в соответствии с публикацией Форбса?

Я уверен, что белый Вудс, совершив свои подвиги в Ассоциации профессионального гольфа, удостоился бы самое большее - блестящей характеристики, как и другие гольферы экстракласса. В кумира его превратило именно то, что он чернокожий. И это, разумеется, говорит - в пользу нашей демократии - как и об изменениях, происшедших в обществе, так и о месте чернокожих в этих изменениях.

Опра Уинфри - прирожденный общественный деятель, будь она черная или белая. Но то, что она - афроамериканка, придает ей особый блеск и, соответственно, особый успех.

Черные кумиры служат предметом поклонения белых, но в то же время целиком зависят от них. Ясно, что не покупай белые американцы товары, рекламируемые чернокожим Вудсом, он не получал бы 25 миллионов в год от фирмы "Nike" и прочих своих спонсоров (недавно он подписал стомиллионный контракт на пять лет только с "Nike"). Точно так же, без белой аудитории, желающей слушать Пауэлла, он никогда не получал бы 80 тыс. долларов за прочитанную лекцию.

Естественно, не все нынешние кумиры - и даже не большинство их - чернокожие. Но все-таки число крупнейших кумиров-чернокожих весьма значительно. И появление их началось не сейчас - эта тенденция наблюдается уже в течение некоторого времени.

Перед гольфером Тайгером был баскетболист Майкл Джордан - пожалуй, чемпион среди кумиров такого рода: 48 раз его портреты появлялись на обложках "Иллюстрированного спорта"! В телевизионные часы пик реклама продуктов с его именем побила все рекорды, имея в виду полученные фирмами прибыли. Но теперь опрос, проведенный специализированной фирмой "Спортивные знаменитости Бернса" среди полутора тысяч рекламных агентств, показал, что Вудс обошел Джордана.

А перед Майклом Джорданом был "величайший" Мухаммед Али: "Иллюстрированный спорт" 36 раз печатал его портрет. Но знаменитый боксер не обладал задатками великого дельца, со всеми вытекающими для него последствиями.

Перед Опрой Уинфри был Майкл Джексон, продававший альбомы со своими пластинками быстрее, чем Опра продает книги. А Пауэллу предшествовал Джесси Джексон, хотя он был (и остается) кумиром большего политического масштаба - но тоже, в основном, благодаря расе.

Только два актера - Том Хэнкс и Кристофер Ривс - фигурируют в списке "самых любимых" Гэллапа, оба белые и оба разделили 10-е место. Актрис же там нет вообще. Но, отвлекаясь от "великолепной десятки", нужно сказать, что впервые Голливуд смог предложить черных актеров, помимо Сиднея Пуатье, играющих главные роли в фильмах, рассчитанных как на черную, так и на белую аудиторию. Среди них можно отметить Дензеля Вашингтона, Сэмюэля Джексона, Дэнни Гловера, Эдди Мёрфи и Мартина Лоренса.

Профессор Андерсон отмечает: "Иные афроамериканцы кажутся отошедшими от привычных концепций, свойственных чернокожим. Они представляют собой некую переходную группу, и ее появление узаконивает очень важную идею: данный кумир не является собственностью только черных; то, что он собой представляет, выходит за пределы расовой группы и становится общим для всех. Долгое время подобные люди считались "предателями" своей расы. Это вменялось некогда в вину Пауэллу, но теперь всё осталось позади".

Важная особенность: у нынешних черных кумиров, которым поклоняются белые американцы, с небольшими отклонениями, существуют два главных поля деятельности - спорт и шоу-бизнес. И то, и другое были издавна областями, где чернокожие подвизались с успехом - достаточно вспомнить историю джаза и американского бокса. А вот такие области, как медицина, передовая технология, изобретательство и прочее в этом духе, и по сей день остаются для чернокожих практически недостижимыми, - разве что в кинофильмах, для самоутешения. Эта проблема выходит за пределы данной статьи, но читатели, должно быть, помнят бурные дискуссии в прессе по поводу дерзких выводов ученых, основанных на статистических исследованиях: насколько американацы африканского происхождения способны к артистизму и атлетизму, настолько же они слабы в науке.

Судя по всему, так оно и есть, хотя афроамериканцы расценивают подобный взгляд как проявление расизма. Оставим этот вопрос пока открытым.


Содержание номера Архив Главная страница