Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #20(253), 26 сентября 2000

Марина СТУЛЬ (Кливленд)

КЛИВЛЕНДСКИЙ "НOКТЮРН"

В Кливленде хорошо знают ансамбль "Ноктюрн", который семь лет назад создал замечательный музыкант Семен Нагарам. На концертах ансамбля всегда полные залы - слушатели и русские, и американцы, потому что песни исполняются на русском и английском, на иврите и идиш, да еще вокализы, что тоже язык специфический. С собой зрители уносят чудесное состояние души: старые словно молодеют, молодые взрослеют душой, и все как будто умылись живой водой.

Я с пристрастием наблюдаю за жизнью маленького коллектива и пытаюсь понять суть его особого микроклимата. С кем из них ни поговоришь - услышишь: "Мы - одна семья". А вот члены этой семьи: Сима Коган, Жанна Магарам, Ольга Полнер, Марина Крейман, Саша Герчикова, Мила Бартрам, Ирина Бронзова и художественный руководитель, создатель ансамбля Семен Магарам. Обаяние интеллигентности исходит от этой группы. И первый вопрос, который задала я Оле Полнер, был такой:

- Как вы думаете, что такое интеллигентность?

- О, это первое слово, которое в нашей семье упоминали, когда оценивали нового человека. По-моему, это внутренняя тактичность, когда человек старается не причинить другому боль.

С этим же вопросом я обратилась к Семену Магараму. И он ответил:

- Интеллигентность - это скромность и помощь другим от души. И еще, знаете, не высовываться (это в искусстве-то!!! - М.С.). И может быть, главное - бескорыстие.

- И вы считаете, что "Ноктюрн" - такой коллектив и есть?

- В отдельности, может быть, и не у всех есть полный набор этих качеств, но как коллектив - да, несомненно - да!

И он стал рассказывать, как все начиналось. Когда ансамбль создавался, две одаренные молодые женщины поработали и решили: работать трудно и, в основном, бесплатно - нет, это нам не подходит. И ушли. Мы их не осуждаем, но для нас это чужие люди, потому что у нас не принято думать о деньгах.

Это сейчас, когда они прожили в Америке около десяти лет, у каждого есть все необходимое для жизни: образование, работа, дом, известный достаток. А когда ансамбль создавался, ничего этого не было. Надо было учить английский, получать новую профессию, искать работу - проблем было много. Но никто не бросил петь и не стал искать более выгодного применения сил и времени. Вы вдумайтесь: это в Америке, где жизненный идеал - деньги, финансовый успех!

- Ни у кого не было музыкального образования, опыта работы в музыкальном коллективе, но мы выстояли, потому что помогали друг другу во всем - и в быту, и в музыке.

Оля Полнер продолжает рассказ:

- Сначала я приходила на репетиции и просто слушала. Дома ведь я пела только для себя, не думая о правилах. Здесь мне нужно было петь вторым голосом, а я не знаю нот! Представляете? С полгода не понимала, что происходит, и думала: может быть, лучше уйти? Но мне очень нравилось в этом коллективе, нравилось, как они поют. Потом мне помогли решить эту проблему.

- И как?

- По моей просьбе девушки стали напевать мне мою партию на магнитофон отдельно, без других голосов. А я потом слушала дома и запоминала. Все меня очень поддерживали. Буквально втянули меня в музыку, помогли стать равноправным участником коллектива. И каждая из нас могла бы рассказать что-то подобное о себе, о чуткости и внимании остальных к твоим трудностям.

- Какие русские ценности остались важными для вас в Америке?

- Коллективизм. Тут не существует такого понятия: каждый сам по себе. Никто в твою жизнь не лезет, не вмешивается. Но поживешь так, по-американски, и затоскуешь. Ведь так приятно, когда кто-то о тебе беспокоится. Это как раз и есть в нашем ансамбле. Мы все как бы родные.

- Что еще вас связывает?

- Любовь к русской поэзии, к русскому искусству.

- Как вы сейчас чувствуете себя в ансамбле?

- Я уже пять лет пою в ансамбле. И в этом последнем выступлении я впервые чувствовала себя уверенно, на своем месте. В эти годы я училась в колледже, потом в университете, растила дочку. Трудно было все успеть, но помогал муж. И я не бросила ансамбль! Мы ведь как одна семья, даже отдыхать ездим вместе. Дома, в Одессе, я работала в Еврейском театре художником по костюмам. Там был тоже неплохой коллектив, но такого ощущения единства не было.

Теперь надо сказать, почему об ансамбле я разговаривала именно с Олей. Она - автор стихов для веселых капустников, которыми в последнее время венчаются все концерты "Ноктюрна". Стихи пишут все участницы ансамбля, но именно Олины стихотворные эпиграммы и юмористические куплеты признаны лучшими.

Тут надо отметить еще одно важное качество "Ноктюрна" - демократизм. На заре жизни коллектива песни для программы подбирал, конечно, Семен. Но не было и намека на режиссерский деспотизм - все предложенное сразу обсуждалось. Теперь программы составляются коллективно. И здесь, несомненно, действует феномен замечательного руководителя. Это только кажется, будто Семен ни на чем не настаивает и все решают сами молодые певицы. Его собственная культура, бескорыстие, дружелюбие, неизменная поддержка стали настолько привычными, что даже и не замечаются. Он - душа этого поющего организма.

Примечательна история сотрудничества С. Магарама с Еврейским клубом Кливленда. Много лет он занимался музыкальными программами на Рижской киностудии и просто не умеет жить без любимого дела. Так, с его легкой руки родились все музыкальные чудеса JCC: хор "Мазлтов", всем участникам которого далеко за 65 (!), ансамбль "Ноктюрн" и детская музыкальная студия. Все поколения заняты музыкой! Он несет сюда свет русской, еврейской музыкальной культуры и своего неординарного дарования.

Для нас поют песни любимых композиторов. Но время идет - и ощущается необходимость в современной аранжировке старых песен, в новых ритмах, чтобы они стали "своими" и для молодежи в залах. И Семен "омолаживает" знакомые песни с присущим ему безупречным вкусом и чувством меры.

...Последний концерт назывался "7:40" и начинался еврейскими песнями. Пели на идиш, а зал, в котором было много пожилых евреев, тихонечко подпевал. И это было так трогательно! А когда запели "Давайте вместе" - песню, в которой поднимают бокал за гостей, за друзей, за семью и народ, - у многих на глаза навернулись слезы.

Потом звучали танцевальная музыка, вокализ "Славянский танец" Дворжака, лирический "Старый вальсок" и озорно похулиганили, играя "Несостоявшееся свидание". А романсы вызвали легкую грусть и светлую печаль.

Во втором отделении ансамбль исполнял песни любимых бардов: Окуджавы, Клячкина, Юлия Кима. Все завершил забавный и остроумный капустник, пародии для которого сочиняла Оля Полнер. У девушки меткий глаз и острый язык, и ее "эмигрантские" стихи про то, что волнует всех, - про взаимоотношения родителей и детей в Америке, про непривычные сложности с работой - заставили слушателей от души смеяться:

С чего начинается Родина?
С катания на интервью,
И с первого чека, что с гордостью
Принес ты в родную семью...
А может, она начинается
С тех шуток, что нам не понять,
И с сына, что слово "пожалуйста"
Не может по-русски сказать...

"Ноктюрн" -ансамбль непрофессиональный, но слово "самодеятельность" тут решительно не подходит. Они - любители, вот точное слово. И от концерта к концерту растет местерство, и если сейчас на концерт попадает новый человек, не знающий их истории, он уверен, что слушает профессионалов.

Сейчас коллектив пополнился превосходным музыкантом Давидом Демуровым. Он не только чуткий аккомпаниатор, но и одаренный солист. И еще нельзя не сказать о заботе и помощи, тепле и поддержке директора русского центра Еврейского клуба Джекки Фельдман.

Хочется от души пожелать участникам "Ноктюрна" успехов и радости творчества. Им, таким талантливым, сердечным и бескорыстным. Словом, интеллигентным!


Содержание номера Архив Главная страница