Содержание номера Архив Главная страница


"Вестник" #20(253), 26 сентября 2000

КАЦО

СТИХИ О ДЕТЯХ

Кацо (Александр Соколов) родился после войны в Германии. Всю сознательную жизнь прожил в Москве. Окончил технический институт, несколько лет поработал инженером, потом около 20 лет - учителем математики и вычислительной техники в школе и медучилище. Писать начал после 20 лет. В Америке 7 лет. В 1995 году был принят в Международный ПЕН-клуб. Участвовал в работе трех конгрессов ПЕН-клуба в Мексике, Финляндии и России. Под эгидой последнего конгресса 2000 г. в Москве организовал и провел Всероссийский конкурс "Неизвестные поэты России", по итогам которого сейчас в Москве выпускается одноименный альманах. Первая книга "Лица иммиграции" вышла в Нью-Йорке в 1995 году. Сейчас в Москве в издательстве ЭКСМО-Пресс готовится к выходу вторая книга - "Стихи, написанные ночью".


Хорошо! Хорошо!
Посадили на горшок!
Посидел немного - 
надо в путь-дорогу. 
Запыхтел, как паровоз, 
и горшок меня повез
мимо стула, табурета, 
по ковру и по паркету, 
мимо ванной, туалета, 
коридором... 
- Мама, где ты? 
На горшке въезжаю в кухню, 
там обед готовят вкусный. 
Снятых пирожков гора, 
и меня снимать пора! 


          * * * 

Я рисую стены, крышу, 
окна, форточки, крыльцо... 
Мне кричат, а я не слышу, 
я рисую пруд-кольцо. 
Огород к воде поближе, 
рядом яблоневый сад... 
Мне кричат, а я не слышу, 
я рисую небеса. 
А потом в углу, повыше 
нарисую красный круг... 
Мне кричат, а я не слышу, 
я раскрашиваю луг. 
Мне кричат, а я не слышу.
То есть слышу, но молчу.
Я рисую то, что вижу, - 
отвлекаться не хочу! 

                
           * * * 
                 
Если палкой по асфальту постучать, 
если палкой по забору провести, 
то в асфальте будет музыка звучать, 
то в заборе будет музыка цвести. 

Машешь в воздухе, разносится вжик-вжик, 
по трубе удар, как колокольный звон... 
Чудо-палка заставляет звуки жить, 
льется музыка на нас со всех сторон.

Ходит с палкою веселый дирижер, 
пробуждает ото сна притихший двор... 
Только жаль, по лужам ходит он опять. 
Дирижера будет бабушка ругать. 


           * * * 

Я вышел с ножиком гулять, 
а Колька с пистолетом.
- Смотри какая рукоять, -
похвастал я, - с секретом! 
Нажми на кнопку, посмотри... 
Но лезвие - ни с места... 
- Он только заржавел внутри, - 
сказал я Кольке честно. 
- А у меня зато пистоль, - 
ответил важно Колька, - 
почти как в настоящем сталь, 
но не стреляет только. 

- Такой, - сказал я, - пистолет 
и выбросить не жалко. 
- Твой ножик, - Колька мне в ответ, - 
давно пора на свалку! 

Друг другу мы кричали: "Врешь!" 
Чуть даже не подрались... 
Мы спорили, чья лучше вещь, 
а после обменялись. 


           * * * 

У мальчугана Вани 
карманы в куртке есть, 
волшебных два кармана - 
сокровищ в них не счесть:
в одном лежат стекляшка, 
резинка и мелок, 
шуруп, стальная бляшка 
и сломанный брелок. 
В другом лежат ракушка, 
печенье и значок, 
перо, сверло, катушка 
и циркуль, и крючок. 
Но вот явился как-то 
один железный гость: 
от ручки самоката 
кривой и острый гвоздь. 
Карман он понемногу 
прорвал кривой ногой 
и спрыгнул на дорогу, 
качнувшись раз-другой. 
Потом исчезла бляшка, 
а вскоре вслед за ней
шуруп, брелок, стекляшка 
и несколько камней. 
В другом кармане дырку 
проделало сверло 
и карандаш, и циркуль 
с собою увело. 
В течение недели 
почти на килограмм 
карманы похудели, 
и пусто стало там. 
Но отказалась мама 
карманы зашивать, 
и прячет сын упрямо 
находки под кровать. 

Родителям неясно, 
зачем они ему, 
а это все известно 
лишь Ване одному. 

     
        ВЕЛИКАН

Смотрите, люди, великан 
проходит через двор. 
Он ниже, чем подъемный кран, 
но выше, чем забор. 
Он может заглянуть в окно 
на первом этаже, 
и голову в дверях нагнет - 
так вырос он уже. 
Не дотянулся он пока 
до потолка рукой, 
зато достал до турника - 
вот он большой какой! 

Над головой цветет сирень, 
румянец в две щеки, 
и бескозырка набекрень - 
как носят моряки. 
Идет, по сторонам глядит,
весь в солнечных лучах. 
Всех ближе к солнцу он сидит - 
у папы на плечах.


           * * *

Огурец и помидор 
завели на грядке спор:
кто в салате больше нужен. 
В доме собирали ужин. 
Овощей нарвать во двор 
вышел дедушка Егор.

Оказались в миске рядом 
красный брат с зеленым братом. 

Чем закончился их спор,
неизвестно до сих пор. 
Но слыхал листок капустный, 
что салат был очень вкусный!

Содержание номера Архив Главная страница