Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #20(253), 26 сентября 2000

Белла ЕЗЕРСКАЯ (Нью-Йорк)

В СЛАВНОМ ГОРОДЕ НЮРНБЕРГЕ

Все-таки, что ни говорите, а нацистское прошлое государства лишает бывшего советского, а ныне американского, туриста той радости восприятия, которая неизбежно должна была бы возникнуть при личном знакомстве с такой красивой страной, как Германия. Даже если исключить из маршрута Дахау; даже если абстрагироваться от прошлого - ведь нельзя же все время жить с головой, повернутой на 50 лет назад, все равно от ассоциаций не уйти. В мюнхенской пивной, куда нас повезли на "баварский вечер" (поллитровая кружка пива к тяжелому ужину, оркестр народных инструментов и хорошенькие фройляйн, играющие на коровьих колокольчиках), мне некстати подумалось, что в такой же пивной Гитлер пробовал на партайгеноссе всю силу своего дьявольского красноречия, и оттуда коричневая чума расползлась по всему миру. Или в гостинице, когда благодушный лифтер, сочувствуя нам, вечно спешащим, с улыбкой приговаривал "шнель, шнель" ("быстрей, быстрей"), меня передернуло. Потому что с этими словами фашисты загоняли евреев в газовые камеры. В каждом пожилом немце мне виделся солдат или офицер вермахта. Вот этот, например, седой, с тросточкой. Сколько ему лет? 70? Больше? Кто его знает, немцы такие ухоженные.

Ну, то мы, туристы - приехали и уехали. А как чувствуют себя там наши соотечественники? Те, кто выбрал Германию? Хотя "выбрал" - это слишком сильно сказано. Из чего, собственно, было выбирать? Такой пасьянс, который судьба разложила перед эмигрантами 80-х годов, - Америка, Австралия. Канада, Новая Зеландия, Израиль - нынешним и не снился. Из всего списка остался только Израиль, куда не все хотят и не все могут ехать. Почему - это сложный и болезненный вопрос, который выходит за рамки данной статьи.

Но зато появилась Германия, взявшая на себя вину за преступления нацистов и принимающая евреев в рамках искупления этой вины, а также русских немцев в рамках репатриации. И те, и другие чувствуют себя там замечательно: бесплатная квартира и такая же медицина, денежное пособие, деньги на мебель и обзаведение, два раза в году деньги на одежду по сезону, куча всяких бесплатных льгот, включая оздоровление на курортах. Живи - не хочу. С работой, правда, туговато, но ведь с пособия не снимают, мести улицы и чистить туалеты, как в нашем богоспасаемом Нью-Йорке, не заставляют. Так что мой вопрос оставался чисто риторическим. Хорошо себя чувствуют. Не жалуются.

Правда, молодая женщина из Мюнхенгладбаха (название - язык сломаешь), на вопрос ответила анекдотом, бытующим в русскоязычной среде. Суть его в том, что одного еврея спросили, как ему тут живется. Он ответил, что все ему нравится, всем доволен, одно плохо: утром откроешь окно, а в городе немцы! Образ немца-врага впечатался в подкорку даже тем, кто родился после войны и немцев видел только в кино. Даже тем, чьим дедушкам и бабушкам посчастливилось умереть своей смертью. И неизвестно, сколько должно пройти времени, прежде чем этот стереотип сотрется, хотя давно известно, что дети за отцов не отвечают. Так и живут - во враждебном, но комфортном окружении. До поры до времени. Вспышка антисемитизма и ксенофобии не дюссельдорфским взрывом началась и не им закончится. Это только верхушка айсберга.

Немецких ксенофобов можно, по большому счету, понять: Германия - мононациональная страна. Общую благостную картину портили только евреи, но Гитлер обещал своему народу "окончательное решение еврейского вопроса" и слово сдержал. Массовое уничтожение немецких евреев было бы невозможно без молчаливого попустительства всей нации. Бюргеры Дахау в упор не чуяли запах горелого человечьего мяса и не видели черных жирных хлопьев сажи на своих белоснежных занавесках. Неофашисты, правые радикалы, всякие бритоголовые еще вчера не принимались всерьез - какие-то жалкие 50 тысяч! А сегодня германская полиция беспомощно разводит руками. Виновник (или виновники) взрыва в Дюссельдорфе до сих пор не найдены; немецкое правительство обратилось к нации с призывом прекратить антисемитские выходки, "потому что русские и евреи - тоже люди". Очень сомневаюсь, чтобы такими человеколюбивыми призывами можно было остановить мерзавцев.

Террористическими актами нашу многострадальную планету, увы, не удивишь. На фоне других, более масштабных, взрыв самодельной бомбы в Дюссельдорфе может показаться детской игрушкой. Но это ошибочное заблуждение. Ростки неофашизма на немецкой почве опасны вдвойне.

Справедливости ради надо признать, что немцы ненавидят не только евреев: они ненавидят всех иностранцев. А тут еще восточные немцы - по сути, те же иностранцы. Эйфория братской любви на почве воссоединения давно прошла, уступив место раздражению и неприязни. Западная Германия перекачивает в Восточную огромные средства. Восточные немцы принимают это как само собой разумеющееся и все равно завидуют. Можно восстановить восточный Берлин и засадить Унтер Ден Линден новыми липами, взамен сгоревших, но как за каких-нибудь десять лет изжить иждивенческую коммунистическую психологию?

Немцев душат налоги. Пятьдесят процентов от заработка забирает государство. Отсюда и масштабные восстановительные работы и эти роскошные социальные пособия для эмигрантов.

Но я несколько отвлеклась. Вообще-то я собиралась рассказать о Нюрнберге.

Какой город! Средневековый музей под открытым небом. Альрехт Дюрер и Ганс Сакс. Кукольная столица мира. Город, где был изобретен карандаш. Среди гурманов Нюрнберг знаменит своими печеньями Libenkuchen и жареными сосисками, такими маленькими, что их просовывали осажденным в крепости через замочную скважину.

- И все?- спросите вы.

Ах, да, чуть было не забыла: еще Нюрнбергский процесс. В путеводителе по Нюрнбергу он, среди других достопримечательностей, занимает одну, последнюю страничку И даты (только не удивляйтесь) там обозначены такие: 1945-49. Четыре года! Что бы составителям заглянуть в любой справочник: они бы узнали, что процесс начался 20 ноября 1945 и окончился 1 октября 1946. Поведав нам, сколько километров кинопленки было просмотрено за это время, сколько тонн страниц обвинительных заключений прочитано, сколько переводчиков обслуживало трибунал (гиды обожают впечатляющие цифры), наша симпатичная немка-экскурсовод огорошила нас признанием, что она узнала о Нюрнбергском процессе только с падением Берлинской стены. То есть в 90-х годах. Ни в школе, ни в университете, ни в детском садике, они этого не проходили. Нет, не любят немцы ворошить прошлое, и, тем более, вспоминать позорные страницы немецкой истории. А кто любит? Русские, специалисты по переписыванию истории? Французы, которые выбросили из военного музея само упоминание о войне 1912 года? Да, еще одно шокирующее сообщение из того же источника: оказывается, Герингу передал цианистый калий американский охранник.

Кстати, процесс проходил не в самом Дворце правосудия, а в пристройке - аннексе, в комнате #600. Внутрь нас, разумеется, не пустили - не туристический объект. Пришлось ограничиться фотографированием фасада с четырьмя большими окнами. Тюрьма, где содержались заключенные, примыкала к аннексу с тыла. Там же, во дворе тюрьмы, 10 преступников были повешены. Мартин Борман был приговорен к смерти заочно.

Нюрнберг был выбран союзниками для трибунала не случайно (советские настаивали на Берлине): этот город Гитлер сделал центром нацистского движения. То ли ему льстили имперское прошлое Нюрнберга, то ли его традиционный средневековый уклад, но с 1927 года в Нюрнберге ежегодно проходили массовые съезды нацистской партии, а с 1933 года Гитлер официально объявил Нюрнберг городом нацистских съездов на вечные времена. В 1935 году в Нюрнберге был принят так называемый "Нюрнбергский закон", который переводил 9000 нюрнбергских евреев в категорию граждан второго сорта и, фактически, лишал их гражданских прав. Наконец, в Нюрнберг Гитлер вернул и выставил на всеобщее обозрение национальные сокровища, пребывавшие в Вене в течение нескольких столетий.

В соответствии со своими глобальными замыслами, Гитлер решил воплотить в Нюрнберге архитектурные мечтания своей юности. Известно, что Гитлер был бездарным художником; факт его провала на экзаменах в архитектурный институт известен меньше. Впоследствии архитектурные идеи фюрера в неоклассическом стиле (модерна Гитлер не выносил) воплотил любимый архитектор Альбрехт Шпеер. Нюрнберг имеет сомнительную честь явить эти "шедевры" публике в полном объеме.

Это, во-первых, самое большое недостроенное здание в мире - Конгресс-холл, в котором должны были происходить партийные съезды. Представьте себе римский Колизей, только в два раза больше. Эта гигантская подкова отражалась в водах озера. Ее диаметр был более полукилометра, она была рассчитана на 50 тысяч человек и могла быть заполнена в течение 10 минут. С началом Второй мировой войны средства на строительство были заморожены, и Конгресс-холл так и остался недостроенным. Сейчас там хранится разная строительная техника - такой гигантский склад железа под открытым небом.

Другая безумная архитектурная затея Гитлера, к счастью, не успела подняться выше фундамента. Это был плац для демонстраций нацистской партии и гитлерюгенда площадью в 148 акров. Плац должен был быть окружен 28-ю сорокаметровыми башнями. Рядом должен был быть построен Германский стадион на 450 тысяч зрителей.

Третий замысел Гитлера успел воплотиться. Он был построен по античному образцу, взятому, говорят, из древнего Пергама: это были мраморные трибуны для высших партайгеноссе, где четко соблюдалась иерархия. Ложа фюрера находилась в центре здания, по бокам которого бесконечно тянулись трибуны, на которых могли разместиться десятки тысяч человек. Фюрер лишь однажды успел освятить своим присутствием это святилище - во время партийного ралли 1938 года. Он обратился к полутора миллионам своих приверженцев, прибывших со всех концов страны с речью, зафиксированной в десятках документальных фильмов. Балкон, с которого фюрер обращался к нации, до сих пор сохранился. Что собираются делать городские власти с этим архитектурным шедевром, я так и не выяснила. Надеюсь, не использовать его по назначению.

А вообще-то Нюрнберг - очень красивый город: с толстых крепостных стен открывается очаровательный вид на море красных крутых черепичных крыш. Обязательно посетите крепость Кайзенбург, основанную в 1167 году. Впечатление незабываемое.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница