Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #19(252), 12 сентября 2000

Виктор РОДИОНОВ (Кентукки)

КЕНТУККСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Через проволочную ограду виден завод ядерного топлива в Падуке

В США есть свой сухопутный "Бермудский треугольник", о существовании которого - в отличие от знаменитого тезки - мало кто знает. Возьмите подробную карту страну, найдите на самом западе штата Кентукки город Падуку; затем на юге штата Огайо город Пайктон; потом на севере штата Теннесси населенный пункт Оук Ридж. Соедините точки прямыми линиями, и в образовавшемся треугольнике почти целиком окажется штат Кентукки.

В "Кентуккском треугольнике" не зарегистрировано природных и космических аномалий, появления НЛО или пропаж судов и самолетов, но по части тайн он может дать солидную фору Бермудам. В Падуке, Пайктоне и Оук Ридже производится ядерное топливо. Около года назад самая влиятельная газета штата Кентукки "The Courier - Journal" начала собственное расследование причин подозрительно высокого уровня заболеваний и смертности от эмфиземы и различных видов рака среди бывших и настоящих работников ядерного завода в Падуке.

"Империя зла" давно почила в бозе, и в системе строжайшего режима секретности наступили определенные вольности - ухватившись за медицинскую ниточку в границах завода, журналисты Джеймс Кэрролл и Джеймс Мэлон негаданно для себя потянули клубок проблем в масштабах страны. И хотя до окончательных выводов было еще далеко, наиболее шустрые жители Падуки - первоначальная тройка стремительно выросла до семисот человек - вчинили коллективный иск бывшим и настоящим "управляющим" завода: "Мартин-Мариетте", "Локхид Мартин" и "Юнион Карбайд" за утраченное здоровье и моральный ущерб в связи с долголетним обманом относительно безопасности производства.

После табачных исков я уже не удивляюсь чудовищным суммам исков, да и похоже, в Соединенных Штатах преодолен психологический барьер - судиться за жалкие миллионы стало неинтересным и непрестижным. Счет пошел на порядок выше. Падукские истцы совместно со стряпчими оценили свои истинные и мнимые потери в 10 миллиардов долларов. А начиналось так красиво...

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

Почти полвека назад, в 1951 году, на захолустный кентуккский город Падуку снизошла благодать. Федеральная комиссия по атомной энергии решила на месте фабрики армейской амуниции создать завод по выработке ядерного топлива.

Кому война, кому мать родна... Пусть даже холодная. Благодаря ей на 30-тысячный город, не вылазивший из полосы невезений, - Великая депрессия, великое наводнение 1937 года, военные годы - посыпались несметные деньги. На ядерную программу правительство не жалело средств. За год завод был построен и дал городу не только тысячи высокооплачиваемых рабочих мест, но и преобразил инфраструктуру целого региона - западной части Кентукки и соседних районов Иллинойса и Миссури. Для энергоснабжения промышленного гиганта на реках Теннесси и Камберлэнд возвели две мощные гидростанции.

В городе стремительно шло строительство, но жилья все равно катастрофически не хватало. Снять комнату было большой проблемой. Цена земли подскочила в десять раз и достигла тысячи долларов за акр. За год удвоилось число бизнесов. Население росло не только количественно, но и качественно - высокотехнологичному заводу была нужна образованная квалифицированная рабочая сила. Но и это не все. "Режимному объекту" требовались не только грамотные рабочие, но и надежные, преданные стране граждане.

И действительно, абсолютное большинство из них были истинными патриотами Америки и гордились тем, что находятся на "передовой" битвы с коммунизмом. За Падукой закрепилось второе имя "Атомград". В отличие от СССР с его "Арзамасами-16" и "Свердловсками-45", в Соединенных Штатах не опутывали колючей проволокой свои "особые" города. Больше того, о Падуке и ее заводе в 50-е годы писалось в пространном репортаже в известном на весь мир журнале "Life". Естественно, в рамках цензуры.

Когда дело касается высших национальных секретов, у гласности - даже в Америке - существуют свои табу и ограничения. На предприятии с особым режимом секретности одна охрана состояла из 300 человек, да и в самом городе считалось моветоном вдаваться в детали производства.

Желающих кусать кормящую руку было немного, и проблемы обсуждались кулуарно и шепотом.

АТОМГРАД

Место ядерного завода в 50-тысячном городе можно определить знаменитым изречением: "государство - это я". В Падуке на нем, прямо или опосредованно, "завязано" все.

Хозяин завода, как и его "побратимов" в Пайктоне и Оук Ридже, - правительство США в лице Минэнерго страны. Оно владеет территорией, отвечает за режим предприятия и безопасность производства. Однако само изготовление деликатного ядерного продукта дано на откуп "частникам". За полувековую историю комбината их было три - корпорации "Мартин-Мариетта", "Мартин Локхид" и печально известная по трагедии в индийском Бхопале "Юнион Карбайд". Все они внесли несомненный вклад в развитие и совершенствование технологии и производства ядерного горючего, обороноспособность страны и равно ответственны за негативные последствия.

Сначала завод специализировался на простой переработке урана. Затем к ней прибавилась технология извлечения золота из списанных ядерных бомб и восстановление использованных радиоактивных элементов. Наконец, полная переработка оружия с целью извлечения и вторичного использования металлов и расщепляющихся материалов. По данным Минэнерго, за годы существования завода там переработано 1600 тонн ядерных отходов.

О "специфичности" производства можно судить по перечню радиоактивных элементов в технологической "обойме" производства: уран, нептуний, плутоний, америций, кюрий, берклий, калифорний... Дополнительные "украшения" в виде "сверхсильных" кислот, "грязного" металлолома и "падукской грязи", к которой мы еще вернемся. В этом списке 25 опасных веществ и элементов. Например, одного плутония через завод прошло 11,6 унций. В плане веса - ничтожное количество, но достаточное, чтобы умертвить свыше 4 млн (!) человек, все население штата Кентукки. И вот несколько унций плутония "испарились" в процессе производства - никто не знает куда, скорее всего они очутились в воздухе и подземных источниках, к счастью, не в концентрированных дозах.

А вот другие данные.

Радиоактивного металлолома на заводских свалках достаточно для постройки авианосца класса "Миссури".

Из хранящихся на заводе бочек с радиоактивными отходами можно заполнить водоем глубиной в ярд и равный по площади 22 футбольным полям.

Отравленными радиацией подземными водами можно наполнить 680 тыс. плавательных бассейнов.

Прямая из 37 тыс. бочек с отработанным ураном (и хранящимися под открытым небом!) составит 70 миль...

Главные "собаки", которых сейчас вешают на корпорации-распорядители, - пренебрежение правилами техники безопасности в условиях особо опасного производства, обман и утаивание от работников реальной ситуации относительно их здоровья, нанесенный ущерб окружающей среде.

ПЛАТА ЗА РИСК

Двадцатилетний Харалд Харган устроился на завод в 1953 году на "царскую" по тем временам оплату - 1,7 долларов в час и отдал ему сорок лет жизни. В начале девяностых у него обнаружился рак мочевого пузыря, перешедший на печень и почки, плюс хронический бронхит, эмфизема и потеря слуха. По заключению независимых врачей, все болезни связаны с его предыдущей трудовой деятельностью.

Большую часть трудового стажа Харалд отработал на участке С-400, самом грязном и шумном на заводе, где он чистил урановое оборудование и фильтры. Везде и всюду была так называемая "падукская грязь" - коричнево-серая радиоактивная пыль с примесью токсичных химикатов. По грязи ходили без всяких защитных средств и спецодежды, дышали ею, на обуви несли в свои машины, дома и квартиры. Со временем к "просто" урану добавился плутоний, в миллион раз более радиоактивный, в сочетании с другими тяжелыми металлами, растворителями, аммиаком, хлором, фтором.

Анита Бин, чей муж работал сварщиком на заводе с 1952 по 1978 гг., свидетельствует: "Арвил гордился заводом и любил свою работу и часто рассказывал мне о ней. Но никогда не заикался о каких-то особых требованиях по технике безопасности - они были точно такие же, как и на обычных предприятиях. И когда у него обнаружили лейкемию, никто из администрации не хотел связывать болезнь с радиацией на производстве. 49 дней он провел в госпитале без страхового покрытия - "Юнион Карбайд" отказалась оплатить счета. Через шесть месяцев муж умер. Вскоре от лейкемии скончались еще 13 его коллег. Но тогда мы не знали об истинных причинах смертей - под покровом государственной секретности прятались ведомственные и корпоративные тайны, в том числе опасная для интересов бизнеса медицинская статистика".

Прекрасной ширмой для манипуляций было курение, широко распространенное среди рабочих завода. Никаких ограничений на курение на рабочих местах не было, и оно даже завуалированно поощрялось, зато потом на него списывались все претензии по поводу бронхитов, эмфизем и рака.

ЧТО ПОКАЗАЛИ ИССЛЕДОВАНИЯ

С окончанием холодной войны в "закрытых" американских городах значительно расширились границы гласности. О проблемах стали говорить сначала вполголоса, затем все громче. В Падуке был создан совет города по контролю за ядерным заводом; на предприятие стали допускаться представители общественности; инспекция штата по контролю за состоянием окружающей среды получила возможность проводить проверки чистоты воздуха, воды и почвы. Однажды случилось небывалое - администрация завода была оштрафована аж на целых 5 тыс. долларов!

Потом на смену неуверенным догадкам стала приходить обоснованная тревога. Главный враг - радиоактивное и химическое загрязнение. Источников утечки несколько: разносимая рабочими и механизмами "падукская грязь"; коррозия десятков тысяч бочек с радиоактивными отходами, хранящимися под открытым небом; горы грязного металлолома; попадание отработанных вод в подземные источники...

Разрозненные проверки и исследования, в частности, показали:

Раньше жители Падуки, у которых был хотя бы клочок земли, выращивали на них что-нибудь "для души". Теперь это не запрещено, но просто не рекомендуется, равно как и пользование автономными источниками воды. В подпочвенных и ближайших к заводу наземных источниках ученые Кентуккского университета обнаружили присутствие бериллия, кадмия, свинца, никеля и цинка... В Падуке стало модным слово "Чернобыль".

ДОБРЫЙ ДЯДЮШКА РИЧАРДСОН

Министр энергетики США объявил о том, что по его инициативе в Конгрессе начаты слушания о выплате компенсаций работникам ядерных предприятий, потерявшим здоровье в связи с производственной деятельностью. Каждому пострадавшему выдадут по 200 тысяч долларов, необлагаемых налогами. В случае одобрения Конгрессом президент страны обещал немедленно подписать документ. Кроме того, Минэнерго выработан проект программы ликвидации всех негативных последствий, причиненных населению и природе родственными Падуке предприятиями. Впрочем, к моменту речи у Падуки остался всего один "родич" - Пайктон. В связи с сокращением объема производства завод в Оук Ридж правительство закрыло.

Первым практическим шагом в Падуке должна стать ликвидация гигантской свалки из 85 тыс. бочек с радиоактивными отходами, рассчитанная на 10 лет. Параллельно будет начата очистка подземных источников и "грязной" почвы. На эти цели намечено ежегодно расходовать в течение 30 лет по 30 млн. долларов. Если, конечно, опять же предложение получит одобрение Конгресса.

КАК СЕБЯ ВЕЛИ КОРПОРАЦИИ

К чести корпораций, они не раз обращали внимание правительственных агентств на радиационные и химические проблемы, проводили собственные исследования. Однако, интересы бизнеса в итоге брали верх, и негативные данные прятались под толстое сукно, или ими ловко манипулировали в нужную сторону.

На мельницу корпораций работает и бюрократическая неразбериха. Завод одновременно подчиняется 14 (!) правительственным организациям. Каждая издает свои правила и инструкции, конторы путаются друг у друга под ногами, и зачастую одна не знает, чем занимается другая. Время от времени кто-нибудь начинал заниматься исследованиями в русле своих задач, нанимал ученых, тратились огромные средства на изучение частных проблем, когда требовался единый комплексный подход. В этом немалая вина Минэнерго как главного хозяина среди "хозяйчиков", и именно оно в эпицентре критики.

ТАМ - ЗА ГОРИЗОНТОМ...

Расчистку заводских свалок министр Ричардсон оценил в 1 млрд. долларов и от слов немедленно приступил к делу: заключен правительственный контракт с компанией по радиоактивной уборке, и первые из 85 тысяч бочек двинулись к месту вечного хранения, в штат Юта. За 10 лет определено очистить от радиации и химикатов почву и грунтовые воды на территории завода и в радиусе 10-11 миль от него. Опять же на это накинули еще миллиард. Завершить работы намечено к 2010 году.

Независимые эксперты отказываются серьезно говорить о какой-либо научной обоснованности объявленных проектов. По их осторожной оценке, только механическая уборка территории обойдется минимум в 10 раз дороже, и то при условии, если завод остановить насовсем. Но таких планов пока не предвидится...

Теплыми летними вечерами я выхожу во двор своего дома, и не перестаю изумляться. Боже, какой запас прочности ты дал природе противостоять нашей неразумности! При всех проблемах радиоактивного и химического загрязнения продолжают вспыхивать брюшками светлячки, заходят в пике летучие мыши, снуют под ногами бурундуки и белки, шуршат в соседних кустах опоссумы...

Надолго ли?


Содержание номера Архив Главная страница