Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #19(252), 12 сентября 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

УГРОЖАЕТ ЛИ БИОТЕРРОРИЗМ АМЕРИКЕ?

Для убедительности начнем с художественной литературы. На американском литературном небосклоне среди прочих "звезд" сияет имя популярного Робина Кука (Robin Cook), пишущего в жанре так называемых "медицинских романов-триллеров" - фантастико-приключенческих бестселлеров, читаемых запоем и наполненных самыми жуткими и мрачными сюжетами. Недавно в издательстве "Патнэм" вышел его очередной и не совсем обычный триллер-предупреждение "Вектор".

Не совсем обычный, потому что речь в нем идет не столько о фантастике и приключениях, сколько о весьма реалистично описанной и, как следует из книги, неминуемой угрозе каждому из нас в отдельности и всем вместе - о биологическом терроризме. Как указал автор в предисловии, "наш мир полон смертельно опасных для жизни явлений - таких, скажем, как СПИД или войны, но немногие из них способны убивать так быстро и так много, как биотеррор".

Между тем, по мнению автора, соответствующие правительственные комитеты представляются совершенно неподготовленными к надвигающейся угрозе - нет ни нужных вакцин, ни антибиотиков - и неспособными своевременно засечь источник и начало заболевания, чтобы успеть спасти миллионы жизней. Сюжет "Вектора" и построен на художественной обработке этой угрожающей ситуации.

Я не стану пересказывать весь роман, вполне достаточно будет его завязки. Озлобленный и недовольный жизнью русский эмигрант-таксист Юрий Давыдов (кто ж еще может быть озлобленным и недовольным жизнью?) и члены организации крайне правых экстремистов подготавливают страшный террористический акт: они готовятся распылить в Нью-Йорке бактерии сибирской язвы и токсины, вызывающие ботулизм.

Юрий, оказывается, до эмиграции работал техником на советском предприятии, производящем биологическое оружие в виде запаянных ампул с бациллами сибирской язвы. Поэтому он запросто изготовил нечто подобное в подвале своего дома и испытал это на ничего не подозревавшем торговце коврами, который в муках умер. Итак, все готово к уничтожению населения столицы мира.

Банде террористов противостоит любимый герой многих триллеров Кука - патологоанатом Джек Степлтон, который (даже он!), произведя вскрытие, отнюдь не сразу раскусил злодейский замысел.

Перевод этого романа читатели наверняка найдут в каком-нибудь русскоязычном издательстве и из него узнают о дальнейшем ходе событий. Мы же сейчас, простив автору обычную для американцев наивность, когда дело идет о русской "развесистой клюкве", поговорим о поднятой им важнейшей проблеме: насколько реальна опасность биотерроризма, и насколько готова Америка к отражению этой опасности.

По странному стечению обстоятельств, три месяца спустя после появления "Вектора" Кука, в июне этого года, на специальном заседании Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне с докладом выступил Доналд Хендерсон, фигура, достаточно хорошо известная в американских научных кругах. Хендерсон - доктор медицины и магистр-эпидемиолог, директор Исследовательского центра гражданской биозащиты в балтиморском университете Джонса Хопкинса. Доклад его назывался весьма необычно: "Соединенные Штаты совершенно не подготовлены к угрозе биотерроризма".

Я предлагаю читателям краткое изложение этого доклада.

"Известно ли вам, - начал Хендерсон, - что 100-граммовая ампула, содержащая культуру сибирской язвы, соответствующим образом опорожненная, например, над Вашингтоном, способна убить до трех миллионов человек в самом Вашингтоне и прилегающей к нему территории. Это, в свою очередь, вызвало бы по всей стране панику такого масштаба, что миллионы людей ринулись бы к врачам, превратив всю систему здравоохранения в кошмар и хаос".

Как известно, один из самых страшных и жестоких видов химического оружия, следовало из доклада, это нервно-паралитический газ. Так вот, десять граммов "бульона" с бациллами сибирской язвы по результатам воздействия эквивалентны тонне такого газа.

У биологического оружия есть одна страшная особенность, которая делает смехотворными такие вещи, как, скажем, бомбардировки Ирака или Судана. У Саддама Хуссейна нет никакой необходимости прятать документацию по изготовлению биологического оружия от инспекторов ООН. Зачем? Ведь эта документация общедоступна и находится на полках библиотек и на интернетовских сайтах. И боеголовки с ракетами также не требуются: все, что нужно, это запаянная ампула, плавающая, например, в бутылке с пивом или вделанная в видеокамеру, и безоружный "турист"-террорист, спокойно прибывший на место назначения и не вызывающий никаких подозрений.

Что касается документации, то всего лишь на днях Национальная академия наук в своем журнале опубликовала по результатам исследований подробный отчет, который правильнее было бы назвать инструкцией. Инструкцией по выращиванию штамма опаснейшего вируса, вызывающего грипп, - вроде того, что убил в 1918 году 25 миллионов европейцев и поразил четверть населения США, принеся смерть 700 тыс. человек, - и все это за четыре месяца.

Имея в руках подобный "отчет", можно заняться воссозданием бактерии-убийцы. И тогда СПИД, ныне бушующий в Африке, покажется всего лишь тенью того ужаса, который может ждать нас в будущем.

Кроме хранящихся в России еще с советских времен запасов биологического оружия, им, вероятно, владеют не менее десятка других стран, включая те, что поощряют террористическую деятельность. Существует также неопределенное число стран, способных создать у себя биологическое оружие.

Все они, продолжал докладчик, представляют собой потенциальную угрозу Соединенным Штатам - либо в виде прямого нападения, либо возмездия за наши акции, вроде Косово. В последнем случае, они могли бы, например, уничтожить эпидемиями зарубежные военно-морские базы США.

Ныне общепризнано, что биологическое оружие, в смысле разрушительности и порождения паники и гражданского хаоса, вполне сопоставимо с ядерным оружием. Многие наши лидеры уже высказывали по этому поводу свою озабоченность, включая президента Клинтона, генерала Колина Пауэлла, Комиссии по национальной безопасности Рудмэна-Харта, сенатора Джона Уорнера, главы военного ведомства Уильяма Коэна и многих других.

Однако приходится признать, что до сего дня не существует чего-либо похожего на национальную стратегию или разработанный план по борьбе с биотерроризмом. Внимательное ознакомление с оптимистическими программами, изложенными в рапортах федеральных, штатных и локальных агентств, указывает на то, что это не более чем компилятивные обобщения весьма сомнительных достоинств, не выдерживающие никакой критики. А если необходимые программы и существуют - они находятся лишь в зачаточном состоянии. То есть, если говорить откровенно, мы сегодня подготовлены к столкновению с биотерроризмом не намного лучше, чем пять лет назад, когда по этому поводу была издана Президентская директива #39.

Если мы хотим решить эту проблему, прежде всего необходимо уяснить, что же этому мешает. Прежде всего, неспособность наших ведущих политиков понять, что итоговым результатом высвобождения биологического агента является эпидемия. Высвобождение химических или взрывчатых веществ сопровождается видимым драматическим эффектом, обычно с тем или иным числом жертв. Для эвакуации раненых, очистки местности и охраны порядка требуется срочное прибытие спасательных команд, пожарных и полиции. Совокупно они именуются ныне - "первые респонденты".

С другой стороны, высвобождение микробного аэрозоля происходит совершенно незаметно - беззвучно, невидимо, без запаха и без вкуса. Проходят дни или недели, прежде чем человек начинает ощущать, что он болен, - будь то оспа, или чума, или сибирская язва - и обращается за неотложной помощью к врачу. По мере роста числа заболеваний, государственным чиновникам потребуется определить, что происходит: диагностировать эпидемию, установить ее источник и организовать защитные меры. В этом случае первыми респондентами будут уже не пожарные и не полицейские, а врачи, медсестры и представители эпидемиологической службы. Казалось бы, для любого здравомыслящего человека это должно быть совершенно понятно. Но, как ни странно, многие политики федерального и штатного масштабов представляют себе это весьма туманно.

До самого последнего времени стратегическое планирование, выполнение намеченных программ и исследований, относящихся к биотерроризму, осуществлялось теми, кто не имел ничего общего ни с медициной, ни с эпидемиологией. Они понятия не имели, что такое инфекционные заболевания и что представляют собой эпидемии. Да и сегодня в этих программах врача или эпидемиолога можно встретить лишь случайно, а в основном это знатоки военной стратегии, химии, физики, политологии, контроля над вооружением, представители служб правопорядка и пожаротушения. Разумеется, эти люди стремятся все сделать хорошо - по их разумению, и запускают программы, с которыми они издавна знакомы: борьба с химическим и ядерным оружием. Лишь теперь они начинают уяснять себе, что угроза биотерроризма резко отличается от всего знакомого и привычного им. Она требует и иной реакции, и иных исследований, и иных условий контроля над вооружением, и даже иной разведки.

Есть и другая сторона этой проблемы. Исследовательский центр университета Джонса Хопкинса тщательно изучил, насколько система здравоохранения США адекватна угрозе биологической атаки. И оказалось, что она совершенно беспомощна перед ней. Ни один американский город не располагает медучреждениями достаточной емкости на случай массового поражения. Университет Джонса Хопкинса, например, имеющий одну из самых крупных больниц в стране, располагает всего пятью изоляторами для инфекционных больных. Из 5 тысяч американских больниц 30% себя не окупают и находятся на грани закрытия. В последние годы тысяча больниц уже обанкротилась и закрылась.

Помещения для оказания неотложной помощи (ER) переполнены, поскольку их используют те, у кого отсутствует медицинская страховка. При этом в большинстве ER прибегают к услугам временного персонала, а не больничного, и очень немногие из них принадлежат к штату данной больницы.

Следовательно, в случае эпидемии, положиться можно будет лишь на охрану и на штат кафетериев - как это случилось в 1994 г. в индийском городе Сурат, во время эпидемии чумы. Американская санитарно-эпидемиологическая служба (СЭС, Public Health System), указывается в исследовании, катастрофически неполноценна в смысле наличия профессионалов, не обладает необходимыми средствами и не является некоей реальной частью общегосударственной системы здравоохранения. Во многих местах отсутствуют биперы, компьютеры и даже факс-машины. Внешне СЭС кажется процветающей, но по существу в ней процветания столько же, сколько в дырявом носке, заключает исследование.

Хендерсон рассказал также о проведенных недавно в Денвере примерных учениях под кодовым названием "TOPOFF": предполагалось, что биотеррорист произвел нападение с ампулой бубонной чумы.

"Эти учения были прекращены всего через четыре дня, ввиду полного истощения его участников, между тем как "эпидемия" была в разгаре. Необходимо твердо уяснить себе, что реальная эпидемия должна быть захвачена в самом начале, иначе она очень быстро выйдет из-под контроля и, при массовом передвижении, распространится по всей стране и даже по всему миру. Как можно приостановить передвижение людей в такой ситуации? Вводить всеобщий комендантский час под угрозой расстрела?"

В заключение в докладе говорится о срочной необходимости ассигнования примерно 3 млрд. долларов ежегодно в течение 10 лет на исследования в области биологической защиты. Цель их - разработка более совершенных методов точного раннего диагностирования вида эпидемии (инкубационный период оспы, например, составляет 14 дней, в течение которых один бациллоноситель может заразить как минимум 15 других человек); разработка компьютерной программы, способной мгновенно решать возникающие проблемы; приготовление необходимого количества вакцин; укрепление иммунной системы; тренинг больничного персонала и создание единой больничной системы, связанной между собой электронно.

Одновременно необходимо ликвидировать нынешние системы, конкурирующие между собой и создать стимулы, порождающие заинтересованность больниц в решении этих проблем.

И в конце доклада дан ряд дополнительных замечаний:

- Биологическая война способна поставить государства в ситуацию, при которой их последующее восстановление окажется невозможным.

-"Локальная" атака биологическим оружием практически невозможна: эпидемия распространяется с такой скоростью, что жертвой может пасть и агрессор.

- Биологическое оружие представляет собой стратегическое оружие, употребляемое исключительно для истребления населения, чем оно и отличается от прочих видов оружия массового уничтожения.

- Ядерный реактор спрятать нелегко, но спрятать ферментер с возбудителем болезни не представляет никакого труда.

- При современном развитии генной инженерии, вполне возможно создание патогенов, способных внести путаницу в диагноз, затруднив принятие правильного решения и тем самым лишив врачей возможности быстрого реагирования на эпидемию.

- Большинство нынешних американских врачей вообще неспособны распознавать такие заболевания, как оспа или сибирская язва.

- У фармацевтических компаний нет аварийных мощностей на случай биологической атаки; они рассчитаны лишь на краткосрочное потребление лечебных средств населением.

- В наши дни несложно изменить ДНК любой бактерии таким образом, чтобы сделать ее многократно более опасной и не реагирующей на антибиотики.

Помимо всего сказанного выше, неизбежно возникнет качественно новый вид врачебной этики, порожденный биологической атакой: "Первая помощь оказывается не наиболее тяжело больным - наиболее тяжело больных оставляют умирать".

Так выглядел доклад о самой страшной угрозе, перед которой ныне стоят Соединенные Штаты. Вероятно, он возымел действие, поскольку два месяца спустя в "Вашингтон пост" появилась статья, напрямую связанная с рассматриваемой проблемой.

Находящаяся в Роквилле (Мэриленд), компания биологических исследований "BioReliance Corp.", говорилось в статье, получила правительственный контракт на изготовление противооспенных вакцин для армии. Это произошло впервые за несколько истекших десятилетий, под давлением все нарастающего страха перед биотеррористической атакой.

Представитель компании, в основном специализирующейся на генной терапии, сообщил, что изготовление первых 300 тыс. вакцин предусматривается начать к концу нынешнего года.

Противооспенная вакцинация, продолжала статья, не производилась с середины 70-х гг., и все население страны осталось совершенно беззащитным перед повальной эпидемией, которая возможна в случае злонамеренного высвобождения смертельно опасного вируса.

Считается, что сохранились лишь два тщательно оберегаемых образца вируса оспы: один из них в России, другой - в Федеральном эпидемиологическом центре (ФЭЦ) в Атланте. Но, по мнению специалистов в области биологического оружия, нет никакой гарантии, что культуры вируса не могут быть получены и другими странами, включая и такие, как Северная Корея, Ирак, Иран, Сирия и Ливия. И поскольку человек давно уже лишил свою иммунную систему способности противостоять оспе, в случае биологической атаки может произойти одна из самых страшных катастроф, какую когда-либо знало человечество.

Противооспенная вакцинация - это лишь одна часть новой десятилетней программы, призванной сделать американскую армию способной противостоять биотеррору. Представитель ФЭЦ заявил, что Центр располагает вакцинами, достаточными для 15 миллионов человек, но, по мнению специалистов, по меньшей мере четвертая часть этих запасов уже непригодна к употреблению. К концу сентября должна быть найдена фирма-изготовитель дополнительных 40 миллионов единиц вакцин оспы.

Почему выбор пал на оспу (вирус, ее вызывающий, называется вариолой)? Потому, что это заболевание унесло наибольшее число жертв в истории человечества, убив в общей сложности около полумиллиарда человек, - больше, чем все войны и прочие эпидемии вместе взятые. Последний случай оспы был зарегистрирован в Англии в 1978 г.

Не существует лекарств от оспы, и единственный выход в случае ее появления - строжайший карантин уже зараженных и массовая вакцинация населения. Такая всемирная кампания началась в 1966 г. и привела к исчезновению оспы. В США вакцинацию прекратили делать в 1972 г., и лаборатории компании Wyeth в 1975-м последними прекратили изготовление вакцины.

Такова тревожная ситуация с опасностью биотеррора в Штатах. Будем надеяться, что в ближайшие годы, пока будут развертываться соответствующие программы по защите населения от эпидемий, ни разочаровавшийся в жизни Юрий Давыдов, ни исламский террорист, ни сербский мститель не распылят над Америкой ампулу со смертоносным "бульоном".

А нашим врачам за это время остается научиться распознавать грозящие эпидемиями инфекционные заболевания.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница