Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #19(252), 12 сентября 2000

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ЗАТОПЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ЭЛИТЫ

Катастрофа с "Курском" высветила плачевное состояние, в котором пребывает российский военно-морской флот как раз в то время, когда он пытается вновь утвердить себя в качестве глобальной военной силы. Среди прочих дел ВМФ надеется направить позже в этом году свой единственный авианосец "Кузнецов" с другими кораблями для демонстрации флага в Средиземное море. Но то, как флот действовал во время аварии, поднимает вопросы о его фундаментальной компетентности и подконтрольности. Два дня флот отказывался признать аварию и не принимал помощи норвежских и британских экспертов по спасению, пока имел хоть малую надежду на обнаружение выживших моряков. Военные обрезали телефонные линии, ведущие к многочисленным базам, окружающим Мурманск, чтобы предотвратить утечку информации.

Если бы на месте гибели "Курска" оказался крупнейший в мире буксир-спасатель "Фотий Крылов", то его мощными кранами можно было бы поднять подлодку со дна моря, сообщает газета "Санкт-Петербургские ведомости"1. Этот буксир, аналогов которому до сих пор нет в мире, был построен по заказу СССР в Финляндии для спасения потерпевших бедствие судов. Но во времена "прихватизации" "Фотия Крылова", оказывается, продали греческой компании "Цавлирис и сыновья" за... один доллар.

"Предприимчивые махинаторы из некой фирмы "Интертаг" взяли буксир (военный) у командования ВМФ в аренду сроком на один год без права продажи, - передает из Афин собственный корреспондент "Санкт-Петербургских ведомостей" Владимир Малышев. - Потом выяснилось, что вместо "аренды" буксир тут же перегнали в Грецию... На бумаге это выглядело как "аренда", а на самом деле уникальный военный буксир-спасатель фактически перешел к грекам, которые не заплатили Российскому государству и нашему ВМФ ничего. (А кому заплатили, это до сих пор большой вопрос.) Один доллар был проставлен в документах просто как символическая сумма, необходимая при оформлении бумаг".

На днях Путин сказал: "Я не ожидал, что флот находится в таком бедственном состоянии". Да, на недавних парадах по случаю Дня Военно-морского флота это было как-то незаметно. В России президентам стоило бы по примеру Гарун аль-Рашида одеваться в рубище и ходить по базарам и военным базам, дабы, слившись с народом, узнавать, как дела обстоят в действительности, а не по докладам при встречном торжественном марше.

Зарубежная пресса, внимательно рассмотрев кадры местного телевидения об этой встрече, сфокусировала внимание на поразительном моменте. Родственница подводника Надежда Тылик атакует вице-премьера Клебанова: "Как долго вы будете мучить нас! Они там, на дне, в этой жестянке... За 35 долларов в месяц! Да у вас есть дети?!"

Женщина явно не в себе, вице-премьер - в полной растерянности. Ему отведена невольная роль публичного козла отпущения. Зато начеку "недремлющее око": за спиной Н.Тылик возникают человек в военно-морской форме и еще одна женщина - медицинский работник. Вроде бы по просьбе мужа самой Надежды, ей делают инъекцию, и она, не осознав даже, что в нее вогнали иглу, оседает на пол. Вопрос в прямом и переносном смысле снят...

Мировое общественное мнение в очередной раз задается вопросом: что происходит в России? Как власть допускает столь ортодоксальные методы принудительного успокоения, позаимствованные из арсенала КГБ?

Сначала решили выплатить вдовам-матерям оклады погибших за 10 лет. Выдали 7 тысяч долларов. Около 60 долларов в месяц без учета инфляции. Потом Валентина Матвиенко сказала (25 августа), что на сберкнижки семей погибших переведено по 720 тыс. - это уже более 25 тысяч долларов, или $260 в месяц.

Говоря о причинах неудавшегося спасения экипажа "Курска" на встрече с родственниками погибших подводников в поселке Видяево 22 августа, Владимир Путин выразился доходчиво: "Да нет в стране ни шиша!" Это прозвучало так же афористично и понятно народу, как "мочить в сортире". А 24 августа в беседе на радио президент раскрыл тайну "шиша". Он сказал так:

"В первых рядах защитников моряков как раз и оказались те люди, которые длительное время способствовали развалу армии, флота и государства. Некоторые из них даже по миллиону собрали (камень в Березовского - В.Л.). С миру по нитке - голому рубаха. Лучше бы они продали свои виллы на Средиземноморском побережье Франции или Испании. Только тогда им бы пришлось объяснить, почему вся эта недвижимость оформлена на подставные фамилии и на юридические фирмы. А мы, наверное, задали бы вопросы, откуда деньги. Ну, да Бог с ними".

Видите - все в сослагательном наклонении: "им бы пришлось объяснить... мы, наверное, задали бы вопросы". Да еще с "наверное". Это в XIX веке "наверное" означало "наверняка", а в наше-то время, - мол, кто его знает, на что намекает...

25 августа покончил жизнь самоубийством Александр Катусев, в 80-х годах служивший прокурором Северного флота. За время пребывания на флоте он возбудил более 120 уголовных дел против расхитителей и нерадивых офицеров, но все дела были закрыты "за отсутствием состава преступления". Самое главное - именно он занимался расследованием аварий на атомных подводных лодках.

И все его крики о диких непорядках никем не были услышаны. Вернее - были, и в результате он ушел в отставку. Теперь услышали выстрел.

Вот что пишет Андрей Дятлов в "Комсомольской правде" от 24 августа: "Давайте вспомним: в заметке "В Кремле тоже идет спасательная операция" ("КП" за 22 августа) некий высокопоставленный кремлевский чиновник сказал: в сотнях метров от "Курска" нашли кусок, как я понимаю, стали с другой подлодки ("английской"), а потом его, видимо, унесло течением". Теперь вдруг замгенштаба генерал Манилов снова сообщил (4 сентября) о нахождении рядом с "Курском" ограждения иностранной подлодки. Когда его захотят увидеть иностранные эксперты, он опять наверняка понесет свою маниловщину про течение.

Не могло течение унести металлическое ограждение. Норвежские водолазы свидетельствуют, что течение было не таким сильным, можно было стоять на лодке! А стоящий в воде человек - это вам не стальная конструкция, зарывшаяся в ил. Так вот, я предполагаю, что конструкция-то действительно была. И, вероятно, не одна. И именно поиском этих таинственных обломков и их "ликвидацией" могли быть заняты глубоководники на своих мини-субмаринах столько дней и ночей. Что это могли быть за обломки, которые надо было скрыть?

Читайте версии в "КП": то, что уцелело от таинственной новой суперракеты, которой, по одной из версий, стрелял флагман "Петр Великий" и которая якобы попала в "Курск". Либо остатки обшивки корабля, протаранившего лодку. Но раз их искали, значит, корабль мог быть только военным, причем, нашим. И настолько большим, что потеря фрагмента обшивки или какой-либо части не вывела его из строя или по крайней мере не поставила в положение, при котором он вынужден был бы срочно уйти на базу, в ремонт. Крейсер "Петр Великий"?

Если это так, все "посторонние предметы" нужно было убрать с палубы и вокруг мертвой лодки, чтобы они не попали под "вражьи" подводные телекамеры или не были подняты чужими водолазами. Прикрыть все это можно было только тягучей дезинформацией о том, что "есть надежда"...

Сергеев, Куроедов и командующий Северным флотом Попов подали рапорты об отставке. "Эти рапорта не будут приняты", - отрубил Путин. Дескать, сначала надо разобраться в причинах трагедии, а потом делать оргвыводы.

При этом произошла неожиданность: все полагали, что рейтинг Путина после столь позорной гибели лодки с экипажем резко упадет. Ничего подобного!

Согласно данным проводившихся в последние дни социологических опросов, отношение россиян к власти и лично к президенту Путину под влиянием трагических событий в Баренцевом море практически не изменилось. По данным РОМИРа, например, это почти 60% москвичей. А еще 3% изменили свое отношение к президенту в лучшую сторону.

Вот что пишет Евгений Крутиков в "Известиях" от 25 августа: "По сути дела, стабильность рейтингов власти - вне зависимости от реальных событий - продемонстрировала в эти дни еще одно существенное различие между российской и западной цивилизациями. Россияне (увы или не увы - это уж кому как нравится) предпочитают не давить на власть и не требуют от нее полного отчета за свои действия".

Мироощущение примерно следующее: мы вас избрали и теперь будем стабильно любить до тех пор, пока вы нам окончательно не станете поперек горла, но при этом не надо нас особенно трогать без нужды, а то мы примемся вас критиковать на кухнях почем зря.

Все более ясно, что в России начинается время технологических катастроф. Ничего удивительного - примерно 80% основных средств производства изношено. Это и суда, и железнодорожное хозяйство, и самолеты, и станочный парк и, что самое опасное, химические заводы и атомные электростанции.

Вот пример с пожаром Останкинской башни. Она стоит вот уже 33 года, ее перегрузили передатчиками, в том числе пейджерной и сотовой связи, но не снабдили современным спринклерным противопожарным оборудованием. Висят чуть ли не дедовские ведра с топорами и баграми да с убогими огнетушителями "Эклер", которые только и способны издавать шипение, напоминающее старинную песню "Коль славен наш Господь в Сионе". И когда что-то там замкнуло, власти и специалисты проявили протрясающий непрофессионализм. Башня не была обесточена, так что пожарные не могли проникнуть в шахту с горящими кабелями. И этот ток через короткое замыкание усиливал и питал огонь. Потом, напротив, отключили ток, и пожарные без нужной техники (вертолеты только бессмысленно кружили в вышине) вынуждены были ползти вверх на высоту до 400 метров. Огонь распространялся быстрее. У пожарных вскоре закончился небольшой запас переносных огнетушителей, следующую партию они ожидали много часов. Лифт с тремя пожарными и лифтершей упал вниз (они все погибли), а его еще более суток искали наверху. Внизу стояли десятки пожарных машин, но ни одна из них не приспособлена тушить огонь выше 10 этажа. Что оставалось делать - ставить эти машины друг на друга, что ли?! Только на вторые сутки догадались вырубить части кабеля, чтобы огонь не мог идти по ним далее вниз. Вот так и выгорело все с высоты 450 метров, где началось возгорание, до 64 - почти 400 метров прошел огонь вниз беспрепятственно! И двое суток вся Москва и область сидели без центрального телевидения.

Как написал Александр Агамов в "Известиях", "горящая Останкинская вышка - это вертикальная проекция терпящего бедствие "Курска": та же борьба за спасение, та же неумолимая, роковая сила стихии, те же несчастные, замурованные где-то внутри безжизненного железного каркаса (на момент подготовки данного материла о судьбе четырех человек, находящихся в башне, не было подтвержденной информации), та же потеря связи. Только на сей раз связь утрачена для миллионов зрителей и слушателей".

Путин на этот раз среагировал сразу. И был довольно резок в оценках: "Очередное ЧП показывает, в каком состоянии находятся жизненно важные объекты и в целом страна".

Любопытная вещь Россия. Она сконструирована как некий броненосец. Древняя рептилия. Громадный рак-отшельник. Россию, по словам Сталина, били все кому не лень - и дальше он начинал в своей любимой манере перечислять - шведы, поляки, немцы, французы, японцы... А Россия, между тем, стремительно расширялась - особенно во времена Петра Первого, потом Екатерины-матушки, да и потом - очень мощно при Александре II. Как видно, распухала от битья. И периодически должна была менять форму своего государственного устройства. Смена эта всегда носила характер именно сбрасывания окостеневшего покрова, мешающего ей расти. Тело внутри напрягалось, хитин трещал, лопался, отваливался кусками. Наружу выходило нечто очень мягкое и уязвимое, пока тонкий покров внешней защиты не нарастал, не твердел и прочно не сковывал за это время раздавшееся государственное тело до новых преобразований. Переход от многоукладного удельного княжения с его полицентризмом к Московской Руси привел к централизации и крепостному праву. Переход от местничества (в рамках уже Московской Руси), от кормлений и вотчин к управлению из столицы вызвал сначала клонические судороги зверств Ивана Грозного (разделение страны на земщину и опричнину), а потом введение губерний, Синода и Сената, должности обер-фискала при Петре Первом. И каждый раз это была революция. Старая элита либо уничтожалась (как при Иване Грозном), либо остригалась (чтобы увидеть выражение лица - на что, мол способен, как реагируешь на царское слово?) и попадала в опалу, как при Петре. Весьма большая чистка проходила при всякой замене царя-батюшки, равно как и царицы-матушки. Ранее - с потерей головы и с Сибирью. Я уж не говорю о верных ленинцах при Сталине.

Но вот из новой истории. Вся власть Временного правительства выросла из оппозиции к прежнему царскому режиму. Однако, и официальная, "законная" оппозиция - тоже часть власти. Керенский - лидер трудовиков, в Думе. Милюков - лидер оппозиционной фракции кадетов в той же Думе. Это относится к кому угодно - к князю Львову (первый председатель Временного правительства - тоже кадет), к "спикеру" Думы Родзянко, и вообще все Временное правительство состояло из кадетов, октябристов, эсеров и очень оппозиционных эсдеков-меньшевиков. Октябристы и в оппозиции даже не были, а, тем не менее, вошли в революционное антицарское Временное правительство.

Есть такой мелкий, но показательный штрих: лингвистами задолго до революции была подготовлена реформа русской грамматики, упраздняющей все эти фиты, ижицы, яти, дурацкие твердые знаки в конце слов после согласных. И никак новую орфографию не могли ввести в действие - ни до Февраля, ни после. Комиссии, согласования, возражения, недоумения, доработки и снова согласования.

В России действует некий почти мистический закон, по которому радикальные (или, как говорят, назревшие) реформы решаются только при полной смене правящей элиты. Если в других странах эта смена носит характер преемственности, то в России - полного отторжения политической элиты. А в радикальном случае - физического уничтожения. Факт, что новую орфографию ввели только большевики в разгар гражданской войны, в 1918 году. Это тоже полностью подходит под модель сбрасывания окостеневшего панциря нашим огромным ракообразным.

Большевики не были абсолютно никак связаны с наличной властью. Даже те пресловутые пятеро депутатов 4-й Думы (один - провокатор охранки Малиновский) не вписывались в образ "законной" оппозиции, были арестованы и сосланы в Сибирь. Потому большевики, придя к власти, никак и ничем не были обязаны свергнутой элите. Их не объединяли ни дружеские, ни деловые, ни родственные, ни культурные, ни, тем более, политические симпатии. Абсолютно ничего. И это позволяло им без всяких душевных мук, без психологических терзаний, хладнокровно и даже с высоким сознанием исторического долга очищать авгиевы конюшни российского скотного двора. Хорошо ли это? Мы знаем, что ужасно. Но в результате и произошло то, о чем говорил с придыханием старый английский империалистический бульдог Черчилль: "Сталин принял страну с сохой, а оставил ее с атомной бомбой". И далее, в 1959 году рассказывал (кто его об этом просил после исторического ХХ съезда по разоблачению культа личности?) о происходящем на Потсдамской конференции (июль 1945) так: "Когда входил Сталин, мы все как по команде вставали и держали руки по швам". Кто это "все?" Да вот сам Черчилль и Трумэн, уже похвалившийся первым взрывом американской атомной бомбы в Аламагордо. Печально, но факт. Из песни слова не выкинешь, но есть такие песни, которые хочется выкинуть вместе со словами. Только эту песню из истории не выкинешь.

Я к тому, что пока эта российская традиция не вступила в действие. Начиная со времени перестройки, не было сбрасывания прежней элиты. Была только замена первого ряда партийных функционеров на второй и третий. Я уже как-то замечал, что даже киндерсюрприз Кириенко был горкомовским комсомольским вожаком.

Я бы сделал такой вывод: пока в России не произойдет резкого размежевания с прошлой элитой, ее полного вытеснения с политической сцены, никаких действительных реформ ни в армии, ни в экономике не будет. Сейчас вот и Путин сказал, что за 10 лет "реформ" ничего в армии толком не изменилось, и что она продолжает пребывать в состоянии разрухи и развала. Сейчас главная задача, вдруг осознал Путин, - восстановить армию и флот. И - все прочее. Странным образом какие-то бифуркации и пертурбации российской истории связаны с техническими катастрофами - и часто именно на море. До сих пор не выясненный взрыв флагмана линкора "Императрица Мария" в 1916 году. Гибель "Адмирала Нахимова" (флагмана) в 1986 и подводной лодки "Комсомолец" (тоже флагмана) в 1989, не говоря уж о Чернобыле. Все это - накануне распада СССР. Теперь вот - флагман "Курск"...

Обветшавшая техническая инфраструктура будет сыпаться с неизбежностью падения ньютоновского яблока. И те самые слова президента о том, что в России ни шиша нет, - самая точная и как бы народная оценка всем усилиям демократов и нынешней элиты по преобразованию России.


Смотри также:


1 Поднятие затопленной и наполненной водой подлодки "Курск" с помощью буксира "Фотий Крылов" представляется крайне маловероятным по техническим соображениям. - Прим. ред.


Содержание номера Архив Главная страница