Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #19(252), 12 сентября 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

БЕЗДНА ЛЖИ

Недавняя авария на Останкинской телебашне, последовавшая за трагедией на подводной лодке "Курск", породила множество анекдотов. Вот самый показательный из них: "Российское правительство заявило, что телевизионная башня в Останкино потерпела аварию в результате столкновения с неопознанной западной телебашней".

Ложь в России - дело привычное. В случае с подлодкой "Курск" дезинформация на правительственном уровне выдавалась в соответствии с отработанными традициями. Первый этап - попытка скрыть то, что случилось, и надежда, что "все само как-нибудь образуется" Точно так же власти вели себя, когда несколько десятилетий тому назад гражданское население в отдаленной от центра области пострадало от утечки биологического оружия, или когда на старте взорвалась ракета и погиб весь космический экипаж, а вместе с ним десятки ученых и техников, или когда случилась авария в Чернобыле. Нежно любимый Западом реформатор и защитник окружающей среды Горбачев вначале категорически отрицал, что взорвался атомный реактор, и назвал отчеты шведов о распространении радиации "злобной западной пропагандой".

Второй этап - попытка минимизировать проблему. Именно с этой целью нам рассказывали, что в "Курск" закачивался воздух и что с подводниками поддерживалась связь. Затем поступило сообщение, что российские эксперты полностью готовы к спасению экипажа, а посему иностранная помощь не требуется. Но без нее не обошлось, и прибывшие на место аварии норвежцы и британцы подтвердили необратимость трагедии.

Заключительный этап - это переложение вины "с больной головы на здоровую", т.е. объявление во всеуслышание, что опять во всем виноват западный империализм. Либо неопознанная субмарина врезалась в подлодку "Курск", либо ее потопила иностранная торпеда, либо она подорвалась на старой нацистской мине.

Ложь на правительственном уровне - неотъемлемая принадлежность российского общества. Никого эта ложь не удивляет, к ней так привыкли, что практически не обращают на нее никакого внимания. Это отношение формировалось многими десятилетиями на плодородной ниве советских лозунгов, утверждавших, что советские люди живут в самом лучшем, самом свободном, самом демократическом, самом богатом обществе мира, что в СССР непревзойденные образование, наука, культура, медицина и политическая система и что советское общество - это общество любви, братства, равенства, где все национальности и народы равны, а союз их нерушим. Все это порождало запрещенные анекдоты, в которых советские карлики были самыми большими карликами в мире, а школьник Вовочка, услышав от учительницы, как хорошо живут дети в Советском Союзе, громко плакал: "Я хочу в Советский Союз!"

С тех пор мало что изменилось. Московский корреспондент американского журнала "Нью Рипаблик" Маша Гессен рассказывает в сентябрьском номере о своем посещении одного из самых крупных военных госпиталей в Ростове. Вначале власти ее уверили, что госпиталь имеет прекрасное оборудование и любые лекарства. На самом же деле оказалось, что "...когда я уходила, главврач незаметно сунул мне список самых необходимых медикаментов, в числе которых был аспирин, самые простые болеутоляющие средства, витамины... Проблема заключается в том, что и здравоохранение, и социальное обеспечение в России сейчас на уровне стран третьего мира, но российские должностные лица не хотят это признать. А рядовому населению по-прежнему твердят на все лады о новых достижениях и мощи их Родины. Российские журналисты гордо сообщали об участии во встрече "большой восьмерки" на высшем уровне в Окинаве, однако предпочли не упоминать, что к участию в экономических переговорах Россию, чей бюджет равен бюджету среднего американского штата, не при ласили... Несмотря на десять лет непрекращающегося разрушения инфраструктуры, большинство русских все еще с пеной у рта защищают мифы советской эры: о самой лучшей в мире системе образования, о разветвленной системе здравоохранительных учреждений на уровне высокоразвитых стран мира и т. д."

В разговорах и письмах мои друзья и знакомые из России, упоминая о трагедии с подлодкой "Курск" и аварии в Останкино, не очень сильно расстраивались. "Да, люди погибли, это плохо, но они же были военными моряками, а моряков всегда поджидает опасность. Ведь от жестокости моря куда денешься?" А уж ложью правительства вообще никто не возмущался - чего еще от них ожидать? Они всегда лгали и всегда будут лгать.

Россия - страна, в которой живут в основной своей массе добрые, умные, интеллектуальные люди, которые ничего, помимо достойной жизни для себя и своих детей не хотят. Но они попались в культурную ловушку. В течение 70 лет каждый был вынужден жить, как параноик, в постоянной лжи, никому не доверяя, за исключением, может быть, самых близких родственников. Это было насквозь милитаристское общество, воспевавшее мир, насквозь полицейское общество, проповедовавшее правосудие, насквозь классовое общество, провозгласившее равенство и братство, но дискриминировавшее евреев, женщин, "лиц кавказской национальности" Советские люди научились никому не доверять, потому что, помимо лжи, ничего хорошего им, по большому счету, и не перепадало.

Это общество, у которого не может быть счастливого будущего. У этого общества опять только одна надежда: "жестокий и строгий царь", который "наведет порядок" и которого все будут бояться, любить, уважать, и чью ложь с восторгом будут принимать как "ложь во спасение". Может, этот царь - Путин, а может, кто-то посильнее и похитрее, но я не сомневаюсь, что на эту престольную роль в Кремле актер найдется.


Содержание номера Архив Главная страница