Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №18(251), 29 авгycтa 2000

Людмила ШРОПШАЙР-РУСАКОВА (Оклахома)

SUBSTITUTE TEACHER

Я пожаловалась своему приятелю, что не могу найти себе работу. Он подумал немного и хлопнул себя по лбу: "Иди в школу - учителей замещать, когда они болеют. У них есть дети - они тоже болеют. Скоро учебный год начнется. Платят сороковник в день".

"А почему бы и нет?" - подумала я. Институт у меня за плечами, правда, не того профиля, но ничего, справлюсь. И я оставила свое заявление в школах поблизости.

Наступила осень, близился ноябрь. За окном дождь и ветер. Занятия в школах давно начались, а мне никто не звонит и не приглашает заменить заболевших учителей. Неужто у них такое крепкое здоровье?

Однажды вечером я, как обычно, читала перед сном - московская привычка. Вдруг зазвонил телефон: "Маргарита Браун? Я звоню из школы. У нас заболел учитель. Вы можете завтра приехать? В школе надо быть в семь двадцать. О кэй?"

Я растерялась. Завтра? В семь двадцать? Я стала лихорадочно соображать, что же ответить, а в голове роились совсем другие мысли. Прическа? Ничего, сойдет. Платье? Выберу утром. Далеко ли школа? Какой возраст школьников? И какой предмет замещать? Отказываться нельзя - это первый звонок. А, была не была!

- Да, конечно, могу. Где школа? Давайте адрес. Так, записала. Что надо замещать? Науки? А сколько лет ребятам? Спасибо, до завтра.

Итак, завтра я встречусь с американскими школьниками. Звонившая сказала, что им по 10-12 лет. Опасный возраст! В России я читала и слышала истории про американскую школу, про жестоких учителей и учеников, про каверзные вопросы и ответы, про рукоприкладство. Так ли это? По моим представлениям все американские ребятишки были похожи на "вождя краснокожих" из рассказа О'Генри, от которых можно ожидать всего.

На следующее утро я надела свое любимое платье, очень миленькое, и поехала на новую работу. Школьный двор кишел детьми, машинами и желтыми автобусами. Начинался обычный учебный день.

Я вошла в школу и сразу направилась в кабинет директора.

- Здравствуйте, я Маргарита Браун, сегодня я замещаю миссис Гейнер.

Приветливая женщина средних лет, в очках, поднялась со своего кресла и подошла ко мне. Она оказалась невысокого роста и была одета в коричневый свитер и фланелевые брюки. Это меня очень удивило: директор школы - и в брюках!

- Доброе утро! - поздоровалась она. - Меня зовут Нэнси Грэхэм. Пойдемте, я вас познакомлю с учителями и покажу ваш класс.

И она повела меня по коридору, по дороге отвечая на приветствия. Я заметила, что почти все женщины тоже были в брюках. Да, похоже, что в Америке и в школах платья носят редко.

Мы вошли в учительскую. Там было человек восемь-десять, большинство женщин. "Совсем как в России", - подумала я.

- Доброе утро! - поприветствовала Нэнси присутствующих. - Это Маргарита Браун. Она у нас сегодня замещает миссис Гейнер.

Все с интересом на меня посмотрели и сказали: "Здравствуйте!" Нэнси повернулась ко мне:

- Рита, если вам нужна будет помощь, не стесняйтесь, зовите любого учителя из соседнего класса, вам помогут.

Я удивилась, но сдержанно сказала:

- Спасибо, надеюсь помощь мне не понадобится.

Все мило улыбнулись и занялись своим делом. Нэнси повела меня дальше, на ходу объясняя мои обязанности:

- У вас сегодня пять уроков. Классы у нас большие - человек по двадцать пять в каждом. Ваша задача - держать учеников в классе. Читайте, рассказывайте, делайте, что хотите, только бы они не разбежались. Не позволяйте им часто ходит в туалет и в коридор взять что-нибудь из их шкафчиков. Предлогов увильнуть от занятий у них предостаточно. И еще: с утра они тихие - не проснулись. Но после обеда их настроение резко меняется, и тут от них можно всего ожидать. Ну, вот и ваша класс. Удачи!

Но что это? В классных комнатах нет дверей! Классы просто разделены между собой широкими проходами. В центре одного из них библиотека и кинозал, которым служит большое углубление в полу. Здесь стоит громадный телевизор и полукругом расположены ступени-сиденья. Я подумала, что в таком кинозале спокойно смогут разместиться человек двести, и каждый будет на виду. В России я такого не видела. "Что ж, здесь Америка - надо привыкать", - подумала я и спросила:

- Нэнси, а почему в классных комнатах нет дверей?

Она внимательно на меня посмотрела и очень мило улыбнулась:

- Так удобней для нас. Мы всегда видим, что происходит в классах.

Мне стало немножко не по себе. Интересно, что она хотела этим сказать - "происходит".... Но спрашивать я больше не стала.

Нэнси оставила меня одну. Я огляделась. Легкие небольшие парты для одного ученика, стулья на тонких металлических ножках, огромная доска на половину стены, небольшая трибунка для учителя и много шкафов. Я вспомнила инструкцию и написала на доске свое имя и фамилию. Потом я уселась на учительский стул и стала ждать. Надо признаться, я немного трусила и с опаской посматривала туда, где должна быть классная дверь. А двери-то не было!

Наконец прозвенел звонок, и ОНИ появились. Разные по росту и комплекции, по цвету волос. Вихры, веснушки, курносые носы. У многих во рту металлические пластинки - выправить зубы. Одеты пестро, кто в теплой куртке, а кто в майке и шортах. Я удивилась: это в ноябре-то?! Многие жуют жвачку. Смотрят с любопытством. С виду дети как дети. Сидят за столами по одному. Ни звука. Ждут, что я начну говорить первая? Ну что ж...

Я замешкалась, с чего начать, и тут мальчишка с озорными глазами, в заношенных джинсах и майке, спросил первым:

- Привет, вы кто? Как вас зовут?

- Меня зовут Рита. Мое имя и фамилия написаны на доске. Я замещаю заболевшую миссис Гейнер. Хочу вам сразу сказать, что я - иностранка и очень вас боюсь. Я прошу вас только об одном: не убивайте меня сразу и не кладите мне на стул гвоздь - это очень больно.

Все громко захохотали:

- Ха-ха-ха! Не убивайте! Здорово! Вы откуда приехали? Точно, не американка - это сразу видно. Откуда вы?

- Я из России, из Москвы. Знаете, где это?

- Немножко слышали. Россия - это там, где холодно. Да?

- Да, - ответила я.

- Ну, а здесь вы где живете? Дайте нам свой адрес! Скоро наш праздник, и только попробуйте не дать нам конфет - вот тогда вам страшно-то и будет!

В голосе говоривших звучали шутливо-угрожающие нотки.

Я ухватилась за эту тему и быстренько сказала:

- Ой, ребята, расскажите мне про этот праздник. А то я вижу кругом тыквы, кресты, кости, надгробья..... У нас в стране такого праздника нет.

- Ладно, слушайте, - проговорил тот, в веснушках, и быстренько посвятил меня во все подробности.

Я слушала с покорным вниманием. думая про себя: "Чудесно, контакт завязан".

- Спасибо, дети, - сказала я, когда веснушчатый закончил. - А теперь давайте поговорим о природе, о науках. Ведь миссис Гейнер у вас науки ведет? Но сначала я хочу задать вам вопрос: вы знаете, откуда берется молоко?

- Знаем-знаем. От коровы! - прозвучало несколько снисходительных голосов.

Я постаралась придать своему голосу нотки разочарования и ответила:

- А я думала, что американские дети на этот вопрос отвечают, что молоко берется в магазинах... Ну, а шоколадное молоко, оно откуда берется? - обрадовалась я своей находке.

По правде говоря, я и сама не знала, откуда оно берется.

- Шоколадное-то? А вы сами-то знаете? Ну, скажите! - раздался ехидный голос с "камчатки".

Да, надо как-то выворачиваться. И я заговорила нарочито медленно:

- Ну, я думаю.... если кормить корову шоколадом........

- Ха-ха! Здорово! Это никаких денег не хватит! - развеселился класс.

- Есть еще второй способ, - на ходу соображала я. - Если поливать шоколадом траву, которую есть корова, то, я думаю, она даст шоколадное молоко, - неуверенно сказала я и тут же спохватилась: - Есть еще третий способ: положить шоколад в обычное молоко и размешать.

- А вот и нет, неверно! - произнесла одна из девочек, наверное, отличница. - Шоколадное молоко получают из соевых бобов.

Курносый мальчишка за первым столом встал и повернулся к классу:

- Надо же, не знает! Вы что, никогда в жизни шоколадного молока не видели?

- Не видела и не пробовала. Я даже не представляла, что молоко может быть шоколадным. У нас в стране такого молока нет.

- Ух ты! Жаль ваших детишек! - сочувственно проговорил курносый.

Контакт, кажется, был налажен, и мы принялись разговаривать, придерживаясь моего "научного" направления.

- Ребята, у меня к вам еще вопросик: кто из вас хорошо бегает?

Класс снова оживился. Отовсюду послышалось:

- Я!

- Я!

- Хорошо, ну, а кто из вас высоко прыгает? - не унималась я. - Поднимите руки! Что, только двое? Не может быть. Ну, хорошо, слушайте мой вопрос. Представьте себе, что вы гуляете в лесу и вдруг увидели гремучую змею. Вы ее потревожили, и она готова напасть на вас. Что вы будете делать?

- Как что - убегать! - послышался голос с одной из парт.

- Замрем на месте! - проговорил другой.

Я продолжала:

- Хорошо, что замрете. Но кто-то решил бежать. Вот вы бежите, а змея гонится за вами. Вы уже почти добежали до дома, но чуточку заблудились - от страха. И вдруг перед вами высокий забор. Что делать? Змея-то ведь близко - укусит! А умирать-то не хочется.

- Ну, прыгать надо, - неуверенно произнес симпатичный мальчишечка в очках.

- Нет, высоко очень, - проговорил его сосед слева.

- Поищу палку, пока бегу, - сказал сосед справа.

Девочки с интересом следили за разговором.

- Ну, ладно, оставим пока змею в покое, никуда она не денется. - сказала я. - Вот послушайте, я расскажу вам удивительную историю, которая однажды произошла за тысячи миль отсюда, а потом вернемся к змее.

И я начала проникновенно-доверительным голосом:

"Жила-была в глухой сибирской деревне старушка. Было ей лет 80-85, никто точно не знал. Жила она одна и людей сторонилась. В последние годы почти не вставала с печки, только чтобы поесть да по нужде. И когда кто-нибудь заглядывал ее проведать, она жаловалась, что ноги уже не держат и смерть близка. Поговаривали, что отец ее был очень богат. Да и то: в ее избе стоял огромный кованый сундук. Что было в этом сундуке - никто не знал.

Однажды летней ночью в тех местах случилась страшная гроза. Полыхали молнии, освещая все вокруг белым ослепительным светом. Беспрерывно гремел гром. Те, кто спал, проснулись и выглядывали их окон на улицу, где потоки воды несли ветки и сучья, смывая все вокруг. Вдруг полыхнуло так, что глазам стало нестерпимо больно. И тут же раздался сильный удар грома, который буквально потряс землю. Кто-то закричал: "Смотрите, пожар! Бабка Анисья горит! Спасать надо, она же с постели не встает!" Все, кто был, похватали ведра и топоры и помчались к бабкиному дому. Вдруг опять раздался крик: "Братцы! Смотрите - чудо!" Все остановились, как вкопанные: бабка Анисья проворно тащила из горящей избы свой сундук и тянула его на небольшой холм недалеко от дома. Все не верили своим глазам: она же с печки годами не вставала! А бабка Анисья дотянула свой сундук до вершины холма и уселась на нем.

Гроза прошла, пожар потушили. Все окружили бабку. Она сидела, промокшая до нитки, крепко вцепившись в свое сокровище. Два дюжих мужика попробовали поднять сундук, чтоб перетащить его в соседский дом, но еле сдвинули его с места. Пришлось звать на помощь. Теперь уже четверо, пыхтя и кряхтя, несли сундук, а бабка Анисья бодро шагала рядом. Но войдя в дом, она тут же рухнула на пол и больше уже не вставала до самой смерти".

- Вот такая история, ребята. Как вы думаете, где бабка взяла силы, чтобы спасти свой сундук? - спросила я.

- Ну, это.... Она была в возбуждении, и сила у нее пробудилась, - сказал тот, кто поднял меня на смех из-за шоколадного молока.

- Правильно, - сказала я, - у нее проснулась скрытая энергия, которая есть у любого человека, даже у слабого. Надо только вызвать эту энергию к жизни. Ребята, вы даже и не подозреваете, какие вы сильные! Вы и высокий забор перепрыгнете, если понадобится! Змею помните?

- Помним! Теперь перепрыгнем! - послышались голоса.

Я была рада. Мой "научный" подход удался.

- А что в сундуке-то было? Его открыли? - спросила маленькая девчушка с живыми глазами за передней партой.

- Не знаю, старушка так и не дала его открыть. Значит, что-то ценное там было.

- Расскажите еще что-нибудь интересное!

Я замялась. До конца урока еще долго, и мне не хотелось терять установленный контакт.

- Хорошо, ребята, слушайте!

И я начала свой второй рассказ:

- Вы знаете, что мире есть космические корабли и управляют ими космонавты. Кто-нибудь из вас знает, сколько космонавтов не вернулось из полетов? Сколько их исчезло навсегда в космическом пространстве? В России их несколько. Но имен их почти никто не знает. Вот послушайте, как об этом стало известно.

Несколько лет назад радиолюбители из разных стран, в том числе и американские, поймали сообщения из космоса. Сообщения звучали по-русски. Космонавты молили о помощи. Из-за ошибок в расчетах их корабли уносились все дальше и дальше от Земли. Они поняли, что никогда больше не увидят нашу Землю, зеленую траву, голубое небо и своих родных. Впереди у них только черное пространство, белые звезды, медленная смерть. Помочь им было невозможно. Их было слышно, пока корабли были в пределах досягаемости радиоволн. Потом - ничего. Их могила - вечно несущийся корабль..... Родным сказали, что они погибли при выполнении специального задания, а следы случившегося постарались уничтожить - даже фотографии. Как будто этих людей никогда и не было на свете...

Школьники сидели притихшие. Потом кто-то спросил:

- А как вы об этом узнали, если все их следы были уничтожены?

- В России есть журнал "Совершенно секретно". В этом журнале, после долгих расследований, печатаются документы, которые долго и тщательно скрывались от народа. Там я и прочитала об исчезнувших русских космонавтах.

Я посмотрела на часы - через две минуты прозвучит звонок. Ребята нехотя поднялись со своих мест и, закинув сумки за спину, медленно потянулись к выходу...

Следующие уроки были также игрой в вопросы и ответы. Я много рассказывала, но уже другие истории. До конца последнего урока оставалось минут пятнадцать, и я уже радовалась, как гладко у меня прошел день. И вдруг один из мальчишек, который слушал меня с особым вниманием, проговорил:

- Эй, Рита! А вы знаете какое-нибудь нехорошее слово на вашем языке? Скажите, не стесняйся! Мы не донесем на вас!

Вот оно! А я-то надеялась этого избежать. Ну почему все школьнике в мире интересуются этим?!

- Конечно, знаю. Их много - нехороших.

Я тянула время.

- Ну, скажите какое-нибудь, не стесняйтесь! - настаивал тот же мальчишка.

Он явно наслаждался моей растерянностью.

- Боюсь, что вы не поймете. У каждого народа есть свои нехорошие слова. Их не всегда удается перевести.

- А нам и не нужно перевода, ты просто скажи его и все! На твоем языке!

Что делать? Звонка все нет.

- Ну, ладно, скажу. Вот у нас, когда люди злятся, они говорят слова про собаку, вернее, про собачью дочь или... сына, - протянула я негромко.

Но мальчишка не отставал:

- Ну, какие слова-то? Какие? Говорите!

- Какие? Ну, это..... Ну, в общем, эти слова такие... "Санова бич"! Вот какие это слова. Вы их знаете?

Послышались разочарованные голоса:

- Знаем-знаем!

- Вы нам скажите их на вашем языке, без перевода.

Звонка все не было, может, школьные часы отстают? И я выпалила.

-Эти слова такие: сукин сын или сукина дочь!

А про себя подумала: "Санова бич! Да где же звонок?" Но на ребят "сукин сын" не произвел никакого впечатления. Они явно ждали чего-то другого.

- Ну, а для мужчин? Мужчины как у вас ругаются?

- По-разному!

- Ну как? Как? Скажите, не бойтесь!

Я не знала, что делать. Весь мой удачный день пошел насмарку. Да где же этот чертов звонок?! Я оглянулась на школьные часы.

- Ребята, неужели это вам более интересно, чем про старушку или космонавтов?

- Да вы не переживайте так! Просто нам интересно, и все! А так мы хорошие!

Я не ответила. И тут прозвучал звонок. Последний урок кончился. За последние пятнадцать минут я устала как никогда. Вдруг ко мне подошел вихрастый:

- Спасибо, Рита, вы нам очень понравились. Приходите еще.

- Ладно, может и приду. Если ваш учитель опять заболеет, - устало добавила я.

Вихрастый ободряюще улыбнулся:

- О-о-о! Будьте уверены, уж мы постараемся!

Что же он имел в виду, этот мальчишка?


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница