Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #17(250), 29 августа 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

"ФЕНОМЕН ЛИБЕРМАНА"

Обозреватели окрестили неожиданный выбор Алом Гором своего "вице" и всего того, что за этим последовало, "феноменом Либермана".

8 августа в Нэшвилле, штат Теннеси, многократно употребив слово "Бог" и цитируя Тору, сенатор-демократ от Коннектикута Джозеф Либерман принял предложение Гора баллотироваться в его вице-президенты. Либерман сердечно поблагодарил Гора за "шаг, который войдет в историю": впервые еврей стал кандидатом в вице-президенты от одной из двух главных партий Соединенных Штатов.

- Ал Гор, благодарю вас за чудо, ставшее возможным для меня лично, и за устранение этого барьера для всей остальной Америки! - воскликнул Либерман, ортодоксальный еврей, на митинге демократов в Нэшвилле. - Я знаю, найдутся люди, которые сочтут выбор Ала дерзостью. Но я говорю: спасибо вам, и да благословит вас Господь!

- Я знаю Джо Либермана вот уже пятнадцать лет, - сказал Гор. - Мы с ним стояли рука об руку в борьбе за политику и принципы, которые должен принести новый век - принципы процветания и прогресса.

Буквально несколько часов спустя после того, как в эфире появилось сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс о неожиданном выборе Гора, республиканцы уже комментировали его. По их мнению, вся деятельность Либермана свидетельствовала о том, что он идеологически гораздо ближе к Джорджу Бушу, нежели к своему будущему боссу.

Судите сами, говорили республиканцы, Либерман поддерживал законопроект о финансировании частных школ, стоял за ограничение судебных преследований крупных корпораций и был весьма лоялен к идее приватизации системы сошиал секьюрити. А все перечисленное, и еще многое другое, прямо противоречит убеждениям Гора.

Поэтому, когда оба претендента начали давать многочисленные интервью, одним из главных вопросов был: как же вы уживетесь?

"Ну, конечно же, у нас нет желания противостоять друг другу и вызывать такое ощущение, будто вице-президент старается затруднить выполнение президентом своих обязанностей, - сказал Либерман. - Ведь подобная ситуация бы была чревата самым настоящим конституционным кризисом".

"Что до меня, - заявил Гор, - то я не страшусь иметь при себе в качестве вице-президента того, кто в чем-то со мной не согласен. Политика есть политика, и принимать решения в качестве президента буду я".

Кто же такой Джо Либерман? О нем говорят как об умеренном демократе, часто голосовавшем вместе с республиканцами, поэтому к его кандидатуре благосклонно отнеслись обе партии - случай довольно редкий. Но согласно опросу, проведенному институтом Гэллапа, абсолютное большинство американцев вообще ничего не знает о нем - он относительно молодой сенатор.

Для объяснения этого неожиданного выбора, сделанного Гором, аналитики-профессионалы, зрящие в корень и презирающие суесловие предвыборной риторики, указали две главные причины. Первая - необходимость дезавуировать непрерывно используемый республиканцами ярлык "Гор-Клинтон". Клинтон скомпрометировал себя сексуальным скандалом с Моникой Левински, и демократы, в массе своей, стеной встали на его защиту. Гор, естественно, был среди них и даже назвал Клинтона "одним из величайших американских президентов". Теперь, когда Гор сам баллотируется в президенты, пришла пора срочно отмежеваться от фирмы "Клинтон-Гор", и сделать это можно было лишь с помощью сенатора-еврея Либермана: он, единственный из сенаторов-демократов, резко критиковал президента за распущенность.

Вторая причина - психологического характера. Опросы, проводимые среди будущих избирателей, показывали неуклонный рост популярности Буша. К концу республиканской конвенции она достигла максимума, и Буш опережал Гора на 18 процентов. Здесь дело шло не об избирательных программах, а о личной популярности кандидатов, что на "последней прямой" имеет решающее значение. Гор начал как-то постепенно отодвигаться в тень, и ему срочно требовалось нечто такое(комментаторы называют это "шоковый взрыв"), что мгновенно привлечет к нему всеобщее внимание. Ортодоксальный еврей в качестве вице-президента - это и был "шоковый взрыв". О кандидате в президенты А.Горе и его "вице" мгновенно заговорила вся страна, и разрыв между претендентами сразу уменьшился чуть ли не в 6 раз.

Впрочем, шок - он шок и есть, то есть явление краткосрочное. Уже к концу демократической конвенции, несмотря на шум и ликование, возвратился ветер на круги своя: опрос, проведенный газетой "Лос-Анджелес Таймс", показал, что популярность Буша и Гора соотносится как 48:37.

Гор и Либерман в совместном заявлении упомянули о своем решении как о "втором прорыве в американской истории". Первым "прорывом" они считают избрание на пост президента первого в истории США католика - Джона Кеннеди.

Мне такая аналогия представляется несколько сомнительной. Ведь католичество, что ни говорите, это все-таки всего лишь ветвь христианства; иудаизм же - это совершенно иная религия, и к евреям, согласно последнему опросу АДЛ (Антидиффамационная лига), 20% американцев относятся открыто враждебно, а что думают (а не говорят) на этот счет остальные 80, знают только они.

Точно так же, Кеннеди был типичным харизматическим лидером, молодым, обаятельным и взявшим на себя постоянную роль "своего парня": "Вот он я, ребята, такой же, как и вы! Играю в бейсбол, в уикенд жарю барбекю и люблю загнуть крепкое словечко". За это любили его и прощали его католичество.

Я слушал и наблюдал Либермана, когда он беседовал с Джимом Лерером на Пи-Би-Эс (PBS -некомерческое телевидение). Спокойный и сдержанный, обдумывающий свои слова, он говорит, как английский аристократ. Он соблюдает все еврейские праздники и традиции. Он не начинает ни одного серьезного дела, не посоветовавшись с ребе, а жена его, Хадасса, еще благочестивее его. Нет, это не аналогия с Кеннеди.

Буш откликнулся на выдвижение кандидатуры Либермана так: "Я уважаю сенатора Либермана за его убеждения, за то, что он человек глубоко верующий, а также за его положительное участие в таких вопросах, как приватизация сошиал секьюрити, противоракетной программы и школьной реформы. Я надеюсь, что его кампания будет носить позитивный характер и что нынешний вице-президент воспользуется примером манер сенатора Либермана, чтобы снизить уровень собственной грубости".

Вскоре после номинации Либермана телекомпания Эй-Би-Си произвела опрос общественного мнения по поводу личности номинированного. Первый вопрос: относитесь ли вы положительно к номинации еврея-сенатора Либермана в качестве вице-президента? 43% ответили "да", 27 - "нет", а остальные 30% предпочли не отвечать. 30% опрошенных выразили беспокойство, что в случае победы Гора правительство станет действовать в интересах Израиля, а не Америки - особое место среди них занимают три миллиона американских арабов и полтора миллиона прочих мусульман.

Либерман не только горячий сторонник Израиля - он в свое время был одним из инициаторов закона о переводе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Когда началось его нынешнее сотрудничество с Гором, он послал арабам "оливковую ветвь": официальное заявление, что в настоящее время он считает такой перевод преждевременным. Мусульмане усмотрели в этом простой политический ход и недвусмысленно дали понять, что Гору на их голоса рассчитывать не приходится.

Что думают о номинации Либермана евреи? Эхуд Спринцак, академик израильской Академии наук и исследователь экстремистских движений, дал интервью Еврейскому телеграфному агентству по этому поводу. Конечно, сказал Спринцак, я очень рад происшедшему, хоть и несколько смущен: ведь вице-президент может в любой момент стать президентом, а я отнюдь не уверен, что Америка уже созрела для такого прорыва, как президент-еврей. Результаты опросов - это одно, а реальность - совсем другое. Я не жду, сказал он, открытого мятежа правых экстремистов, но вспышка антисемитизма вполне возможна.

Он оказался прав. Действительно, начиная с 9 августа, когда номинация Либермана стала реальностью, Интернет буквально взорвался от антисемитской активности. "Я еще никогда не видел ничего подобного", - сказал об этом Эйбрахам Фоксман, национальный директор Антидиффамационной лиги.

Пресса для проявлений эмоций подобного рода закрыта намертво, поэтому в дело и пошел Интернет. Бесчисленные экстремистские и неэкстремистские сайты переговаривались, совещались, посылали сообщения о "еврейском заговоре" и фразу, написанную огромными буквами: "Мы же предупреждали вас, что евреи рано или поздно захватят власть в нашей стране!". И еще одну: "Сионистский переворот Гора свершается! Диктатор Либерман рвется к власти, чтобы уничтожить христианство!". Буша, естественно, обвиняли, что он действует по указке "еврейских банкиров, и такого рода предатель в сто раз хуже, чем еврей".

Только в первый день через "Америка-Онлайн" Либерману было отправлено более 28 тыс. антисемитских электронных писем, а дальше эта лавина стала нарастать. Столкнулись два закона - закон о свободе слова и закон о нераспространении расовой ненависти; второй взял верх, и письма начали "фильтроваться".

Но это, конечно, ничего не меняет: можно было бы вообще уничтожить все эти письма и все сайты, идущие "вразрез", - все равно становилось ясно, как правильна оценка: "Америка еще не готова к прорыву такого масштаба".

Комментатор "Джерузалем Пост" грустно отмечал, что Гор загнал себя в своеобразный тупик: если он проиграет, все злорадно будут говорить, что это - из-за выбранного им еврея; если же он выиграет, то любую его неудачу впоследствии будут сваливать, опять же, на выбранного им еврея.

Особо обратило на себя внимание публичное заявление Мэтта Хэйла, главы Мировой церкви Творца (World Church of the Creator) - ультрарасистской организации, базирующейся в Иллинойсе. "Мы от всей души приветствуем выдвижение Джозефа Либермана в кандидаты на пост американского вице-президента. Никакое иное событие не могло бы вызвать такую волну отвращения к евреям у нас в стране и послужить делу антисемитизма во всем мире. Я же лично просто счастлив, - продолжал Хэйл, - ибо все возрастающее влияние евреев в федеральном правительстве становится столь очевидным, что даже самые наивные люди начинают понимать, о чем говорят антисемиты".

Любопытно, как "феномен Либермана" сорвал непрочный камуфляж, прикрывавший "дружбой народов" реальное положение вещей. Я имею в виду отношения между евреями и чернокожими. Известный борец за права чернокожих и видный деятель Национальной ассоциации чернокожих (NAACP), президент ее Далласского отделения Ли Олкорн заявил на радиошоу, что выдвижение Либермана кандидатом в вице-президенты "вызывает сильное подозрение". "Вы спросите почему? - продолжал он. - Отвечу: потому что он еврей. Не связано ли его выдвижение с провалом мирных переговоров? Мы вообще должны относиться к сотрудничеству с евреями с подозрением, поскольку все, что их интересует, - это деньги и власть".

Квейси Мфуме, президент национальной NAACP, заклеймил это выступление как "возмутительное, антисемитское, антиNAACPовское и антиамериканское", и объявил, что отстраняет Олкорна от работы.

Олкорн же обвинил Мфуме во вмешательстве не в свои дела, в коррупции и продажности, наподобие профсоюзных боссов. Он официально подал в отставку и объявил о создании независимой Коалиции защиты гражданских прав, которая и будет выражать то, что чернокожие думают на самом деле.

Нелегко пришлось Либерману в разгаре демократической конвенции. Черные лидеры-демократы отнеслись к нему с недоверием, несмотря на его воспоминания о том, как в молодости он шел в одной колонне с Мартином Лютером Кингом в марше на Вашингтон, в борьбе за права.

Но черных лидеров не интересовала история. Прежде всего, они были оскорблены, почему им, афроамериканцам, предпочли еврея. Во-вторых, их интересовала программа affirmative-action, включающая "квоту" - гарантированное число чернокожих, которое, при любых обстоятельствах, будет принято на работу и в учебные заведения высокого стандарта. Либерман в Сенате резко выступал против "квоты". Но на конвенции он попросил черных лидеров поговорить с ним с глазу на глаз, и после разговора они согласились голосовать за него. Это, впрочем, касалось лишь его официальной номинации.

Есть одна существенная разница в отношении к Либерману белых и черных избирателей. Если для белых осуждение Либерманом скандала Клинтон-Левински - это чуть ли не решающий фактор, то чернокожие симпатизируют нынешнему президенту за его симпатию к ним, и детали его личной жизни им совершенно безразличны. Они ценят Клинтона за "квоту", за их участие в правительстве, за повышение их дохода - и знают, что при Либермане им на это рассчитывать нечего. Значит, и голосовать за него нечего.

Ну, и наконец, Либерман получил угрозу, что он будет убит. Не от белых и не от черных экстремистов-антисемитов, а от рабби Мордехая Фридмана, президента Американского совета ортодоксальных раввинов в Нью-Йорке.

Рабби выступил по кабельному телевидению (Long Island's Cablevision) и проклял Либермана за то, что тот, вместе с другими 60 сенаторами, не поддержал требование освободить осужденного за шпионаж в пользу Израиля Джонатана Полларда. Поллард, как известно, заявил некогда, что он прежде всего еврей, а уж потом - американец. Либерман же считает себя прежде всего американцем, а уж потом евреем. Вследствие этого, рабби, процитировав соответствующую цитату из Талмуда, признал Либермана "злодеем и предателем, подлежащим убиению".

Репортер из "Нью-Хейвен Реджистер" (Либерман родом из Нью-Хейвена, Коннектикут) спросил, воспринимает ли сенатор эту угрозу серьезно или как простое цитирование Талмуда.

"Мне было бы намного удобнее считать это простым цитированием Талмуда, - ответил Либерман, - но я в этом сомневаюсь".

Нет, непростая это вещь - "феномен Либермана"!


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница