Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №17(250), 15 августа 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

НАЦИОНАЛЬНАЯ КОНВЕНЦИЯ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ В ФИЛАДЕЛЬФИИ KAK ЭЛЕМЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Если кто-нибудь скажет вам, уважаемые читатели, что жители славного города Филадельфии не могли оторваться от телевизоров, радио и газет в течение тех четырех дней, когда здесь происходила национальная конвенция республиканцев, - не верьте этому. Ибо, как это ни печально, дело обстояло как раз наоборот. У упомянутых жителей при слове "конвенция" губы самопроизвольно начинали шептать нехорошие слова, а у тележурналистов в глазах появлялось особое тоскливое выражение.

Объясню почему. Представьте себе, что к вам домой некто принес записанное на видеоленту телевизионное шоу, которое вы уже видели раз двадцать. И этот некто, в течение четырех дней, раз за разом, с утра до вечера, прокручивает вам принесенную кассету. Вы уже все знаете: когда, кто и что скажет, когда по команде раздадутся восторженные вопли публики, с чего все начнется и чем все кончится. Поэтому вам нудно и даже слегка тошнит, но вас заставляют смотреть.

Точно так же обстояло дело и с конвенцией. Она проходила с 31 июля по 3 августа в спортивном комплексе так называемого Первого Юнион-центра. Все, естественно, было увешано красно-сине-белыми гирляндами, тысячами воздушных шариков и слониками - эмблемой республиканцев. Над трибуной для выступающих висел огромный телевизионный экран, так что выступающий был виден и слышен в самых дальних уголках колоссального помещения. В разных местах оного помещения стояли помрежи, повторявшие сигналы главного режиссера: по этим сигналам в зале возникали продолжительные аплодисменты, бурные аплодисменты, переходящие в овацию, хохот и восторженный визг, - точно как в записанном телешоу. По сигналу же мгновенно наступала тишина, и почетный гость продолжал демонстрировать свое ораторское искусство.

Почетных гостей было множество, и среди прочих прибыли два бывших президента-республиканца с супругами - Джералд Форд и Буш-старший, гордый успехами сына. Больного Рональда Рейгана представляла верная Нэнси. Присутствовали генерал Колин Пауэлл и бывший конкурент нынешнего претендента в президенты сенатор Джон Маккейн.

Если попробовать хронологически и кратко описать республиканскую конвенцию , то это будет выглядеть примерно так.

День 1-й. Все делегаты и гости собрались в Первом Юнион-центре. Семь тысяч филадельфийских полицейских, три тысячи их собратьев из смежных графств, а также прибывшие агенты ФБР и Секретной службы приведены в полную боевую готовность, ибо ходят слухи о возможности кровавых беспорядков. В Филадельфии находятся около 20 тысяч"протестантов", демонстрации которых начались еще накануне, и которые загадочно обещают телерепортерам, что те "еще кое-что увидят". Телерепортеры, естественно, жаждут крови - ведь это их хлеб насущный.

Тем временем, с речью выступает кандидатка в первые леди Лора Буш, объявив, что ее супруг намерен из каждого американского ребенка сделать высокообразованного человека. За ней слово берет генерал Пауэлл. Он говорит на тему о межрасовых отношениях, и многочисленные делегаты приветствуют его с неподдельной симпатией.

День 2-й. Перед делегатами выступил другой генерал - Шварцкопф - через спутник связи, прямо с авианосца в Персидском заливе, где он доблестно служит родине. Генерал скептически отозвался о талантах верховного главнокомандования Клинтона и Гора и выразил уверенность, что если за дело возьмется Буш-младший, любимый город, то бишь любимая страна может спать спокойно.

Затем выступил сенатор Джон Маккейн. Все еще хорошо помнят о жесткой предвыборной борьбе между ним и Бушем. Но теперь все волшебным образом изменилось: Маккейн назвал Буша своим другом и "единственной надеждой Америки".

День 3-й. Дик Чейни под радостные клики делегатов объявил о своем согласии баллотироваться в вице-президенты. Радость эта была несколько омрачена: 87-летнего экс-президента Форда хватил легкий удар, и его поместили в больницу. Позже врачи сообщили, что непосредственной угрозы нет, и Форду, вероятно, через пару недель будет разрешено отбыть домой.

День 4-й. Свершилось! Ура! Прибывший накануне в Филадельфию Буш-младший дал-таки свое согласие баллотироваться в президенты. Те, кто в этом сомневался (если таковые имелись), были посрамлены. На этом конвенция, ко всеобщему облегчению, была завершена.

Из моего рассказа видно, какой неблагодарной была бы работа телевидения и прессы, если бы все упиралось лишь в описание конвенции, сценарий которой заранее был известен. Главная надежда возлагалась на демонстрантов-"протестантов". Эти полчища обосновались в Северной Филадельфии - в палатках, в картонных коробках и просто на голой земле. Грязное, шумное и живописное поселение было названо ими "Бушвилль", пресса подхватила это название, и репортеры всех видов околачивались там чуть ли не круглые сутки, с нетерпением ожидая "чего-нибудь такого".

Боже мой, кого только не было в "Бушвилле"! Прежде всего, борцы за всевозможные права: за права бездомных и права инвалидов, за право на аборт и против него, за права геев и права проституток, за права животных и права охотников - и у всех были красочные плакаты-лозунги, весьма обидные для Буша и его партии. Защитники права носить оружие соседствовали с теми, кто требовал его категорического запрета. Здесь были защитники рас всех цветов кожи - от белой до лиловой, а рядом с ними анархисты, яростные противники глобализации и "зеленые" - защитники окружающей среды.

Сначала все были уверены, что кровопролитие начнется прямо в "Бушвилле" - слишком уж много там было диаметрально противоположных идеологий. Но, ко всеобщему изумлению, ничего такого не произошло. "Тем хуже, - сказали опытные знатоки этого дела, - тогда вы увидите здесь второй Сиэттл".

Но наш комиссар полиции Джон Тимони оказался на высоте. Полицейские работали в три смены, пройдя перед этим специальный тренинг (в Филадельфию приезжали ребята из Лос-Анджелеса - перенимать опыт для предстоящей демократической конвенции). Им было дано несколько простых указаний: ограждать свои ряды от демонстрантов велосипедами или лошадьми; ни в коем случае не вступать в рукопашный бой и никак не реагировать на оскорбления; демонстрантов, изображающих трупы и ложащихся, чтобы помешать движению транспорта, арестовывать и аккуратно укладывать в полицейские машины, не нарушая при этом цепочки.

Эта тактика дала блестящие результаты. Пару сотен человек арестовали и тут же выпустили, пару полицейских машин и одного полицейского закрасили красным спреем, а сам комиссар Тимони получил бутылкой по голове, но, подавая пример, мужественно остался в строю - рана была пустяковая.

Так что можно считать, что республиканская конвенция прошла без ЧП. И, конечно же, проведение конвенции в виде грандиозного шоу не является атрибутом только республиканской партии. Можно с уверенностью сказать, что подобное представление ждет нас в Лос-Анджелесе на предстоящем съезде демократов.

Атмосферу конвенции очень оживила ироническая "Инструкция", написанная известным журналистом Томом Ферриком для делегатов-республиканцев. Я подумал, что читателям "Вестника" будет небезынтересно ознакомиться с ней и предлагаю ее сокращенный перевод.

Одно разъяснение. Английский язык, как никакой другой, создан для терминологии. Длинное русское "Кандидат на выборах, целующий детей избирателей для собственной популярности" обозначается коротким английским "беби-киссер". А "человек, специально назначенный городской администрацией для восторженного приветствия приезжих официальных гостей" по-английски звучит просто "гритер".

ИНСТРУКЦИЯ

Всех делегатов и гостей республиканской национальной конвенции Филадельфия приветствует от всего сердца!

Наш мэр Джон Стрит назначил для приветствия вас официальных "гритеров", к коим принадлежу и я, желающий вам как можно лучше провести время в нашем городе. Мэр попросил меня ознакомить вас с несколькими несложными рекомендациями, которые могут оказаться для вас весьма полезными. Что я с радостью и делаю.

1. Если, случайно, вас остановят наши полицейские по какой-либо причине, - не выхватывайте у них оружие, не крадите одну из их патрульных машин и не пытайтесь удрать на ней. Наша полиция этого не любит, и это крайне раздражает ее.

2. Наш город располагает тысячами официальных "гритеров", которые с радостью будут приветствовать вас. Этот сервис - бесплатный. Если кто-нибудь скажет вам "Привет!", а потом потребует за это чаевые - знайте, что это не официальный "гритер".

3. Ультралиберальные СМИ изображают обычно Филадельфию как твердыню партии демократов. Это, конечно, несусветный вздор. Согласно последнему подсчету, в нашем пятимиллионном городе приблизительно 191317 республиканцев. Это больше, чем во всей Аляске. Кроме того, имеются 794 595 избирателей, которых можно определить как потенциальных республиканцев, поскольку они вообще не ходят на выборы.

4. Если делегаты конвенции мужского пола захотят приятно провести вечер, к их услугам так называемые "Клубы для джентльменов", расположенные вдоль набережной Делавэра. Правда, джентльменов вы там не найдете, но зато найдете женщин, которые за небольшую плату будут швырять вам в лицо свои лифчики и трусики, тряся голыми телесами. Они почему-то называются "экзотическими танцовщицами", хотя это не экзотика, а довольно распространенное явление.

5. Вы обнаружите, что множество филадельфийцев бежало из города на время конвенции. Не обижайтесь: они сделали это не потому, что им обрыдла вся эта шумиха, а для того, чтобы в ресторанах было больше свободных мест для вас.

6. Если вы стоите за запрет ношения оружия, знайте, что в Филадельфии вы найдете многочисленных приверженцев. Если же один из них подойдет к вам и потребует денег, рекомендуется незамедлительно изменить свой взгляд на эту проблему на прямо противоположный.

7. Если вы заблудились, обратитесь за помощью к любому прохожему-филадельфийцу. Независимо от того, укажет он вам правильное направление или нет, помните, что этот вид услуг у нас бесплатный и чаевые не требуются.

8. В Филадельфии множество этнических ресторанов, каждый со своей особой кухней. Поэтому, если вам где-нибудь скажут, что сегодняшний "гвоздь программы" - фаршированный козел, не вздумайте счесть это шуткой.

9. В нашем городе собраны лучшие таксисты со всего земного шара. К сожалению, ваш английский не всегда понятен им, а их - вам. Поэтому, когда конвенция кончится, вы будете уезжать и возьмете такси до аэропорта, не ограничивайтесь словами: "В аэропорт!". В дополнение, сложите руки наподобие крылышек и помахайте ими, после чего взревите, как реактивный самолет. Это очень поможет понять вас.

И вообще, приятной вам конвенции!

А теперь, как всегда, кое-что для любознательных. Допустим, вам пришло в голову обратиться к среднему делегату конвенции с вопросом: почему, собственно, его партия носит прозвище GOP (Great Old Party) - Великая старая партия? Сто шансов из ста, что упомянутый средний не ответит вам правильно.

Он может сослаться на то, что республиканцы имеют таких великих президентов, как Авраам Линкольн, Улисс Грант, Теодор Рузвельт и Роналд Рейган. А потому, мол, партия великая. Так ведь и у демократов есть свои президенты-герои: Эндрю Джексон, Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди.

"Старая"? Но демократическая партия организовалась на 22 года раньше республиканской, и, стало быть, этот эпитет для нее более подходящий. И вообще, почему "республиканская"? Разве в 1854 году, когда эта партия была создана, в Штатах могла идти речь о монархической партии?

Откуда же все это? Я по уши влез в справочники, и вот что я узнал.

Название "республиканская" было единственной возможностью намекнуть на верность прежним идеалам: Томас Джефферсон организовал партию демократов-республиканцев; в 1832-м образовалась партия демократов; значит, новая партия могла воспользоваться только оставшейся половиной прежнего названия - республиканская.

Что же касается GOP, то загадка сия решается так. Знаменитый премьер-министр Великобритании Вильям Гладстон исполнял свои обязанности трижды - между 1862 и 1874 годами. Он кончил свою карьеру 86-летним стариком, и его за глаза уважительно называли GOP - Great Old Politician (Великий старый политик). Это прозвище было хорошо известно всему тогдашнему западному миру. 15 октября 1884 года газета "Нью-Йорк Геральд" впервые обыграла эту популярную аббревиатуру в ее нынешнем значении, и она почти немедленно стала общепринятой.

И еще одна справка. В Городе братской любви на национальных конвенциях было номинировано пять американских президентов: Захари Тэйлор, Улисс Грант, Уильям Маккинли, Франклин Делано Рузвельт и Гарри Трумэн. Если Джоджу Бушу пофартит, это будет шестой филадельфийский президент.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница