Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №16(249), 1 августа 2000

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

Нам пишут:


ОБРАЩЕНИЕ КО ВСЕМ, КТО ПОМОГАЛ НАМ В ПРОШЛОМ, А ТАКЖЕ К ТЕМ, КТО НАМ В ПРОШЛОМ НЕ ПОМОГАЛ

Сегодня, оглядываясь на наше прошлое, мы с полным правом можем сказать, что, благодаря героическим усилиям активистов алии, - и тех, кто настрадался в лагерях и ссылках, и тех, кто долгие годы провел в "отказе", и тех многих из Израиля, США и других стран, кто помогал в нашей борьбе, - начался и продолжается великий исход евреев из бывшего СССР на Родину, в Израиль. И, значит, настало время увековечить память тех, чье имя останется в истории еврейского народа. Особенно тех, кто не дожил до сегодняшнего дня.

Поэтому мы - группа бывших отказников и узников Сиона - обратились в Керец Кайемет ЛеИсраэль (ККЛ) с просьбой выделить нам участок в лесу Бен Шемен, где устраиваются в праздник Суккот ежегодные встречи отказников. Представители ККЛ с пониманием отнеслись к нашей просьбе и выделили участок вблизи традиционного места наших встреч. Но, по принятым у них правилам, нам нужно внести за это 36 тыс. шекелей (около 9 тыс. долларов). Помимо этого нам понадобятся деньги на изготовление и установку там памятного камня и двух плит: одной - с именами ушедших из жизни активистов алии, второй - с именами спонсоров этого проекта.

Поэтому мы обращаемся ко всем, кому не безразлична история нашего исхода, кому не безразлично, будут ли их дети и внуки знать, кому они обязаны своим приездом на Родину. Мы все вместе боролись, так давайте все вместе внесем посильный вклад в память о великом Исходе наших дней. И когда мы получим в свое распоряжение этот участок леса, этот кусочек Израиля, мы обязательно увековечим память о великом исходе наших дней. Принимаются любые предложения по этому поводу.

Мы надеемся реализовать наш проект к 19 октября 2000 года, к дате начала праздника Суккот. Мы приглашаем всех принять участие в этом празднике вместе с нами.

Ваши чеки должны быть выписаны на: Jewish National Fund (Keren Kayemet) P.O.B. 34223 Jerusalem 91341, Israel. На чеке следует написать: Jewish National Fund (account for memorial of the activists of Aliya).

Владимир Слепак,
Представитель группы бывших узников и активистов в Израиле, slepak@bezegint.net


ПОЗВОЛЬТЕ НЕ СОГЛАСИТЬСЯ!

В "Вестнике" #13 (от 20 июня 2000 г.) опубликована статья Никифора Оксеншерна "Бомбежка Дрездена", в которой автор утверждает, что бомбить город не было необходимости, так как к моменту бомбардировки 13-14 февраля Германия была уже побеждена, что был уничтожен изумительный город, погибло много жителей, в том числе, немало беженцев из Восточной Европы.

Во-первых, в феврале 1945 г. Красная Армия еще вела бои под Будапештом, в Словакии. Более того, 16 февраля войска 1-го Белорусского фронта вынуждены были в районе Штеттина отступить. До окончания войны еще оставалось два с половиной месяца упорных боев на всех фронтах. Немцы сопротивлялись отчаянно: они еще верили, что Гитлер пустит в ход страшное оружие. Бомбардировка Дрездена и других городов Германии имела и психологический фактор: солдат на фронте, услышав, что бомбили его город, где жили близкие, больше думал о том, остались ли живы его родные, а не о битве с врагом. Сужу об этом не понаслышке, а как участник войны. Далее - а почему не рассматривать эти бомбардировки как акт возмездия за полностью уничтоженный английский город Ковентри, который был восстановлен после войны, но сохранил руины готического собора XIV века как свидетельство варварства? А уничтоженные тысячи городов и сел бывшего Советского Союза, разграбленные и разоренные музеи Чайковского, Льва Толстого, дворцы под Ленинградом, Янтарная комната?

Сотни тысяч убитых мирных жителей в результате этих бомбежек, охота на дорогах и бомбардировки беженцев. Меня война застала студентом в Минске, и мы уходили из города на восток. Сколько раз нас бомбили и обстреливали из самолетов, фашисты гонялись за одинокими людьми - это надо пережить, тогда не будет жалости к тем, кто это творил.

Я был в Дрездене в мае 1945 г. (позже служил в Саксонии) - центр города был разрушен, но окраины сохранились и утверждать, что Сталинград был не так разрушен, ошибочно.

Во-вторых, автор утвержает, что в Дрездене было много беженцев из Восточной Европы. Из Восточной Европы бежали те, кто служил фашистам и боялся возмездия своего народа и Красной Армии. Господин Оксеншерна не видел, как встречали советских солдат в Польше,Чехословакии, - их встречали как освободителей. Это позже, через 5-6 лет, они превратились в оккупантов, и их ненавидели.

Яков Марголин, Сент-Луис, Миссури


О БОМБАРДИРОВКЕ ДРЕЗДЕНА

Речь идет о статье г-на Н.Оксеншерна "Бомбежка Дрездена". Статья ставит вопрос прямо - нужны ли были бомбардировки немецких городов, в частности, города Дрездена, во время войны. Сам автор статьи даже не претендует на какую-то объективность. Он одним росчерком своего пера объявляет, что в феврале 1945 года - разгар тяжелейших боев на всех фронтах - Германия уже была побеждена.

...О чем г-н Оксеншерна умалчивает - это то, что Дрезден был крупным железнодорожным узлом, через который проходили стратегические и военные грузы, направляющиеся на фронт, на поддержку той страшной машины, которая уже уничтожила несчетные миллионы людей. И продолжала бы уничтожать в течение долгого времени, если бы не решительные действия союзных войск. Именно из-за важных стратегических объектов Дрезден имел хорошо организованную воздушную оборону, уничтоженную союзной авиацией.

Также автор почему-то умалчивает, что в районе Дрездена находилось несколько концентрационных лагерей. Об этом автор статьи может узнать, прочитав американскую классику - роман Курта Воннегута "Бойня #5". В этих концлагерях, а также в лагерях по пересылке, содержалось большое количество людей, в том числе, военнопленных из союзных армий. Уничтожение транспортных коммуникаций нацистов было одной из важнейших задач союзного командования. Эта задача была не только стратегической, направленной на уменьшение потерь союзных войск-освободителей Европы, но также и гуманной - уменьшить количество людей, отправляемых на верную смерть по пересылке из концлагерей и лагерей.

Многие из дрезденцев после утреннего эрзац-кофе шли к себе на работу в эти же концлагеря, честно выполняя работу охранников (охранниц), конвоиров, участвуя в жестоких допросах, пытках и убийствах заключенных.

Хочу сказать, что я тоже глубоко сожалею о жертвах среди гражданского населения. И я хотел бы, чтобы эта война никогда не начиналась.

Но если уж говорить о "свирепости воздушных налетов" - то почему именно Дрезден? Почему не Варшава, разбомбленная дотла, почему не Лондон, постоянно подвергавшийся воздушным налетам, - эти события никак не затронули впечатлительного автора. A бесконечные варварские бомбежки городов Украины, Белоруссии, России? Уничтожены сотни городов, тысячи деревень. Миллионы людей погибли, были изувечены или стали беженцами - об этом тоже ни слова.

Я, например, мог бы привести пример из личного опыта, когда наш поезд с эвакуировавшимися семьями рабочих из Киева, в основном, женщины и дети, был жестоко разбомблен сразу же после моста через Днепр. Доблестные пилоты Люфтваффе хорошо видели, кто разбегался из разбомбленных вагонов, но не останавливались до тех пор, пока не опустели бомбовые люки.

Заканчивая это письмо, хотелось бы задать несколько вопросов.

Где находятся симпатии г-на Оксеншерна? Почему Дрезден, а не любой другой город на востоке, который был беспощадно стерт с лица земли? Почему г-н Оксеншерна позволяет себе говорить в пренебрежительно-снисходительном тоне о людях, которые ежеминутно рисковали своей жизнью для очищения Европы от коричневой чумы? Почему он так насмехается над памятником, поставленным герою войны в центре Лондона? Лондона, который был спасен такими людьми, как сэр Артур Харрис, от неминуемого уничтожения. Того самого Лондона, в котором сейчас г-н Оксеншерна пишет свои историко-гуманитарные корреспонденции.

Владимир Писменный, Вашингтон


Содержание номера Архив Главная страница