Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №16(249), 1 августа 2000

Борис КУШНЕР (Питтсбург)

СТИХИ ИЗ СБОРНИКА "ПАРАФРАЗ ФРЕСКИ"

(Январь 2000 - Июнь 2000)

Начальнику хора. При появлении зари. Псалом Давида. 

ПСАЛОМ 22 (21), 1 

Но появления зари 
Не пропусти, начальник хора. - 
Созвездий лопнут пузыри, 
И зазвенит твоя кинора. - 
При появлении зари. 

На вызов тьмы, чреватой злом, 
На безнадежье поношенья - 
Звучи, целительный Псалом, 
Души бессмертной утешенье. - 
На вызов тьмы, чреватой злом. 

Мой Б-же, я в тоске, один. - 
Зачем же Ты меня оставил 
Цепляться за осколки льдин? 
Я обречён, я - прах, я - Авель. - 
Мой Б-же, я в тоске, один. 

В слезах молю, услышь, узри. 
Начальник хора, тон небесней! 
Я не водой прольюсь, но Песней. - 
............................................... 
При появлении зари. 


ПАМЯТИ МИХОЭЛСА 

Мы жнём порой не то, что сеем. - 
О, смолкший горестный актёр! 
Тебе бы рядом с Моисеем 
Раскинуть на камнях шатёр. 
И в море, что не знает брода, 
Открыть нездешней мощью брод. - 
Свобода, Г-ди, Свобода! - 
Из плена вывести Народ. 
Ты - дух Отцов, живой, как Евер, 
Бездонье сердца и ума. 
Но жребий Твой - колючий Север, 
И век, жестокий, как чума. 
Гремят оркестры и оковы, 
Безделица - Неронов Рим. 
А Ты - молочник местечковый, 
Что робок, но непокорим. 
Тогда - в ночном, промёрзшем Минске, 
Что Ты прочёл в зрачках горилл? - 
Могучий Лир, Король Английский 
На идише заговорил. 
И новый век, и небо чисто, 
И утро наполняет грудь. - 
Тиран, страшившийся Артиста, 
Да будь Ты проклят, проклят будь! 


                   * * * 

Ицхак, дитя... Услада глаз... 
Но как же хрупок был баланс! - 
Едва Судьба вздохнёт легонько, 
И небо рушится на нас. - 
.............................................. 
И усмотрел Г-дь ягнёнка...

 
                  * * * 

И подошёл пророк к царю Израильскому и сказал ему: 
пойди, укрепись, и знай и смотри, что тебе делать, ибо 
по прошествии года царь Сирийский опять пойдёт против тебя. 
             3 Книга Царств, 20: 22 

Ужели взвешено уже 
Всё Царство до последних унций? - 
Послы, министры, атташе, 
Парламентарии-безумцы? 
Ослов пустая болтовня, 
Паяцы, важные, как дожи? - 
Но Свой Народ средь бела дня 
За что наказываешь, Б-же? 


                * * * 

Душа, что роздана потребам... - 
И пахло утро свежим хлебом, 
И дымом - дом, очаг, обед. 
Как лемехом, дробилось эхом 
Названье тёплое Бет-Лехем - 
............................................... 
Начало стольких наших бед. 


15 НИССАНА 5760 

Сегодня Времени прибою 
Шуметь. Судьба раскалена. 
И седер мой - с самим собою, 
А, впрочем, мы вдвоём, Луна. 
И две свечи для нас с Луною 
Зажгу. О, сладостный полон! 
А жизнь могла бы быть иною? - 
За эту, Г-ди, поклон. 
Я нож серебряный достану, 
С бокалом рядом положу, 
И комната подобна стану, 
Шатру в пустыне, шалашу. 
И над столом Рука Г-дня, 
И музыка нездешних сфер, 
И пиршество моё сегодня 
Твой дар, Звезда моя, Эстер. 
Эпохи бьются под висками, 
И Море Красное кругом. 
И фараонскими войсками 
И век мой окружён, и дом. 
Доброжелатели, глазея, 
Вопят, что фараон - наш друг. 
Но Б-г послал нам Моисея, 
И разорвётся рабства круг. 
Отцам могучим полной чашей 
Воздам, и Одою из Од. - 
Гори, Луна Свободы нашей! 
Живи, Любовь, Свободы плод. 

                
         * * * 

И поколенья исчезали 
С лица Земли. - 
Герой на сцене, зритель в зале - 
Ничтожней тли. 
Печали час на белом свете - 
Творец едва вздохнёт -и вот 
Остался снова Б-жий Ветер 
Над гладью вод. 
                   

         * * * 

За прудом был перелесок 
И поле, где ветер резок, 
Где ночью горели звёзды, 
А утром была роса. - 
Настоен ромашкой воздух, 
И между верхушек острых 
Загадочно неторопливо 
Раскачивались небеса. 
А я всё шептал "счастливо", 
Друзей и дни провожая, 
И счёта не вёл годам. 
Луна начально большая - 
Пришла пора урожая, 
Пора платить по счетам. 
И рифмы финальной ради 
Склонюсь к заветной тетради, 
Последней её страницы 
Слезами не окропив. - 
Летите к озеру, птицы, 
Спасибо, Б-же, за милость - 
А всё же, 
Как славно бродилось 
Даже среди крапив... 

             
         * * * 

За стёклами кружился снег, 
Сражаясь с тьмой. 
О, этот чистый, юный век! - 
Уже не мой... 


УТРО 

И вправду век незамутнён 
Ещё своей войной особой, 
Особой формою знамён, 
Своей особенной хворобой. 
И если кое-где война, 
И милосердья шансы плохи, 
То это не его вина, - 
Наследье канувшей эпохи. 
Но пульс быстрее не к добру - 
Ведь век любой под гневом Б-га. - 
И рвутся флаги на ветру, 
И в небе чёрная тревога. 


             * * * 

И вдруг Пространство онемело, 
Умолкло на частотах всех, 
И вспыхнул диск, белее мела. - 
............................... 
И падал снег. 


             * * * 

Рассвет, как бабочки пыльца. - 
Коснёшься словом и погубишь. 
Но как взлететь, сбежать с крыльца 
В росы ожогную безудержь. 
О, это половодье рос! 
О, уходящей ночи слёзы... 
Бледнеет небо. Гибель звёзд. 
И вот Восток - бутоном розы. 
И вот уже, как тень, забор 
И заросли крапивы строгой, 
А дальше луч рисует бор, 
Что над железною дорогой. 
И где-то поезд - вскриком рога, 
Ужель материи примат? 
И хочется рукой потрогать 
Густой сосновый аромат. 


ЭТЮД В ЗЕЛЁНЫХ ТОНАХ 

Упасть в сплетение травы, - 
Все направления равны, - 
По каждому - зелёный хаос. 
И мошкара так распорхалась, 
Как в opera кордебалет. - 
Солистом под софитный венчик 
Взлетает чопорный кузнечик. - 
В зелёном - робкий фиолет, 
Наивный, как ребёнка почерк. - 
А где-то в небе одурь почек, 
Застрявшая ещё с весны, 
Не зная зноя белизны. 
А, впрочем, почерк не при чём, 
Коль Чудо - чуткий колокольчик 
Звучит под солнечным лучом. 


           * * * 

На холме, как на корме. - 
Солнце тонет в океане, 
В улетевшем урагане, 
В золотистой бахроме. 
Ни тревоги, ни ненастья, 
Воздух - каравай ржаной, 
И гудят упруго снасти 
Леса за моей спиной. 
Ты в печали? Ну, не плачь Ты, 
Вижу сам, что ни листка. 
Только реи, только мачты, 
Только чёрная тоска. 
Но уже с цепи сорвалась 
Жизни мощь. Весна в пути. - 
Будет май и будет парус - 
Поплывём и полетим. 


           * * * 

Человек, как дуб бескорый, - 
Обжигает суд нескорый, 
Иль, напротив, скорый суд. - 
А Душа его - сосуд, 
В коем смешаны все вина, - 
Гнев и нежность, страх, борьба. - 
Вьётся жизни пуповина, 
Держит ножницы Судьба. 


           * * * 

Мой горизонт образует круг. - 
Бежишь ли, идёшь ли - пришпилен в центре 
Под куполом, созданным всплеском Рук 
Творца всех Геометрий. 
И радиус мал человеческих сил, 
А мир, что не вижу, безбрежен. 
Но круг мой Любовь всей Вселенной вместил, - 
Как полон, как ласков, как нежен! 


           * * *

Лужа света из-под шкафа 
И безмолвье трубами. 
Утро - шутками Фальстафа, 
Вечными и грубыми. 
Но рассвет по сути груб: 
Запахи аптеки, 
Сны, сорвавшиеся с губ, 
Нараспашку веки. 
Бытия всё гуще штамп, 
И зачином очерка 
Поезд, лес, шекспиров ямб, 
Голос Переводчика. 


           * * * 

Вселенная клавиатуры. 
Пюпитр - брошенный корвет. 
И тень осознанной культуры 
Мешает пальцам вырвать свет. 
Швырнуть созвучья по наитью, 
Вперёд, Пегас и Росинант! 
Но мир пронизан белой нитью 
Приличий, правил, доминант. 
И слух, что полон дисциплиной, 
Дуальной мощью "да" и "нет", 
Бурлящей музыке целинной 
Предпочитает менуэт. 


           * * * 

В Храм со своим огнём? 
С фонарями и днём? 
К Солнцу с лучиной? 
К Сущему и с причиной? 


           * * * 

И был бетон добела разогрет, 
До воздуха зримости. 
В изломанных струях метался секрет 
Солнца неотразимости. 
И Вечность вплывала в прикусе губ, 
Невестой в фате подвенечной. - 
Пространством, которое также и вглубь 
Начально и бесконечно. 
Торчал небоскрёба бетонный мутант, 
Как гриб перерослый. 
И детски наивным казался Кант - 
Моральный закон и звёзды. 


КАПРИЧЧИО-1 

Круга иль овала 
Мне недоставало, 
Грации Багир. 
Ну, а когти? - Просто, 
Чтоб вцепиться остро 
В треугольный мир. 

Изумруд газона, 
Неба вечный зов. 
Муза Мендельсона. 
................................. 
Смерть придёт без слов... 


КАПРИЧЧИО-3 (УТРО) 

И крики траурных ворон - 
Оксиморон, Оксиморон! 
И океаны света свежего, 
И небо пламенно, не бежево. 
Кружатся карков кружева - 
Как Смерть пленительно жива! 


            * * * 

Задохнуться ветром шалым, 
Дикой свежестью лугов... - 
А я шёл и шёл по шпалам 
Вдоль дорог, вдоль берегов. 
И виденья в смене галса 
Кренили мой старый бриг. - 
Горизонт отодвигался - 
Шаг за шаг, и миг за миг. 
Так и шёл, не беспокоясь, 
Кожей чувствуя без слёз, 
Выраставший сзади поезд - 
Грохот, лезвия колёс... 


            * * * 

Ознобный северный пейзаж 
И сто ветров на абордаж, 
Терзая - в сером, без призора - 
Озёра. 
И сквозь разверзшийся Везувий 
Дискантов, визгов и басов - 
Эпоха поздняя раздумий 
И вечности забытый зов. 


            * * *

Читала Осипа осипло 
И восторгалась невпопад, 
И ночь качалась, пела, гибла, 
И месяц был подслеповат. 
Когда ж исчез за горизонтом 
Серпа кроваво-острый край, 
Вернувшись вдруг к своим заботам, 
В проезде зазвенел трамвай. 
И звон из бездны заоконной 
Сорвал молчания засов, - 
Он был начальный и исконный - 
В контрасте с шелухою слов. 
Трамвай гремел замком амбарным, 
Соединеньем душ и мест, 
И город цвёл Кольцом Бульварным - 
Волшебный изумруд на перст. 
Балет улыбок и металла, 
Листвой кипящая земля... 
................................................. 
А Ты читала и читала - 
О, бедный Осип! Бедный я... 


УТРО 

С реки безумный звон богемы, 
И эхом - синь над головой, 
И сразу забываем, где мы, 
Вдохнув напиток луговой. 
Перемешав оравы трав, 
Добавив небыли и были, 
Волшебник был небесно прав, 
Колдуя в предрассветной стыли. 
И даже сквозь окна проём, 
Сквозь стёкол будничную плесень 
Пьянеем небом и поём 
Бессмертью Песни - Песню Песен. 


             * * * 

И снова разрушенье Храма - 
Рыдать царю, рыдать рабу... - 
Ах, как же Ты уснула, Мама, 
Лежишь, помолодев, в гробу... 
И вдруг Тебя в поре девичьей 
Увидел, прокусив губу... 
Кому была Ты Беатриче? - 
А вот теперь лежишь в гробу... 
Беда не в ропоте вороньем, 
Он громом пролетел и стих. - 
А мы хороним и хороним. 
Друзей, врагов, себя самих... 


ВАРИАЦИЯ 2-8 

Ярость растёт подспудно. 
Кренится судно. 
Вот-вот перевернётся. 
И - как водой из лохани - 
Вдруг захлебнётся Солнце 
В изумрудном тумане. 
Эти жалкие "очень", 
Вопль овечий. - 
Неправомочен 
Суд человечий. 
Смерч и сирокко 
Дорогами Рока. 
Взывать смешно и излишне - 
Не услышит Всевышний. 
Сама идея абсурдна - 
Судьба и Ему неподсудна. 


             * * * 

И приснится же такое - 
Луг жемчужный за рекою, 
Над рекой парит строка - 
И рука, Твоя рука! 
Парафраз могучей фрески, 
Горы счастья, а в довеске 
Звонким лаем будит плёс 
Заодно воскресший пёс... 


ВАРИАЦИЯ 2-12 

От слова-первенца до слова-венца, 
До завершенья здания - 
Гарпии, тернии 
По всей губернии 
И не послать гонца, 
Чтоб упросить Отца 
Смягчить наказание. 
В этом поле один и воин 
При полном бессилии 
Прочих войск. - 
В пространстве, 
Которым свет не освоен, 
Шепчет Душа, не мозг. 
Но ужас, Б-же, 
Духом скудея, 
Ловить непослушную нить. - 
И слово тогда - 
Как крестить иудея, 
Бессмертную Душу 
Убить. 


             * * * 

То ли чьи-то голоса, 
То ли шепчут небеса 
За границей этих вотчин, 
И, обочина обочин, 
Горизонт грозой лубочен, 
Туча там вознесена. 
Зной. И пьяный запах сена 
Валит с ног в бурьяны сна - 
Океан, звезда, Селена, 
И в слезах смолы - сосна. 


             * * * 

                    A. 

Росой из заповедных чащ 
Наполним мрамор наших чаш - 
Хрустальной влагой голубою. 
И над садами в гроздьях звёзд 
Произнесём беззвучный тост - 
За нас с Тобою. 


             * * * 

Опять мгновений чехарда - 
То застывают, то аллюром. 
Веков косматая орда 
И в каждом нелегко Лаурам. 
Благословен теперь и впредь 
Момент, и час, эпохи эти, 
Когда смогу Тебя согреть, 
Одну из всех на целом свете. 


             * * * 

Привести дела в порядок, 
Дышит день Судьбой... - 
.......................................... 
Был мой век, как персик, сладок 
Солнцем и Тобой. 

Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница