Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №16(249), 1 августа 2000

Сергей ЧЕСНОКОВ (Москва)

ПУТИН И БУДУЩЕЕ РОССИИ

Aрест главы холдинга "Медиа-МОСТ" Владимира Гусинского 13 июня и его освобождение через три дня напоминают анекдот советских времен о посадке картошки на Чукотке: "Вчера посадили, сегодня выкапываем", - с характерным акцентом объяснял столичным гостям председатель чукотского сельсовета. "Что, так быстро растет?" - "Нет, кушать хочется". Место председателя сельсовета заняла Генеральная прокуратура РФ. Роль картошки отвели Гусинскому. Гарантом обеспечения прокуратуры "едой" стал президент Владимир Путин.

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Несколько месяцев назад, будучи простым премьер-министром, Путин выступал перед расширенным командным активом силовых органов. Со скромной гордостью, поданной в специфически шутливой форме, он сказал, что рад доложить присутствующим товарищам: полученное от них задание "внедриться в правительство и работать под его прикрытием" успешно выполнено. Товарищи поняли шутку и приняли ее с воодушевлением.

Успех на фронте исполнительной власти был закреплен на фронте власти законодательной. Выборы 19 декабря 1999 года привели к созданию мощного депутатского корпуса, способного обеспечить проведение любого нужного закона. Так состоялся первый этап операции захвата власти в России силовыми органами.

Следующий шаг был не менее успешен. На президентских выборах 26 марта чуть больше половины пришедшего на выборы населения страны проголосовало за Владимира Путина. Этим завершился второй этап операции. Роль специального публичного доклада перед товарищами выполнила официальная церемония инаугурации в Кремле 7 мая.

Сейчас третий этап. Он проводится в существующем конституционном поле - это принципиально важно. Помимо стандартных действий (формирование нового правительства и его программы) этот этап включает формирование жесткой властной вертикали. Новые административные округа и правильная расстановка кадров в них должны обеспечить контроль над процессами в стране и регионах. Сформированные в округах филиалы Генеральной прокуратуры призваны, как заявил президент, создать условия для оперативного принятия нужных судебных решений. Это потребуется, когда придется круто разбираться с губернаторами и оппозицией на местах. Перечень открытых действий завершает создание структуры Совета Безопасности, позволяющей вынести решение государственных вопросов за пределы правительства, и формирование официальной партии власти на базе депутатской фракции "Единство".

В текстах интервью г-на Путина и красноречивых "психологических жестах", сопровождающих его публичные высказывания, просматриваются особо не афишируемые дополнительные меры, обозначающие пока работу, так сказать, "под прикрытием демократических конституционных норм". К ним относятся:

Программу третьего этапа предполагается, судя по всему, полностью реализовать в течение ближайших двух-трех лет.

Четвертый этап - внесение изменений в Конституцию, закрепляющих власть спецслужб и создающих возможность Путину продлить срок президентства еще минимум на 4 года.

Пятый этап, надо полагать, вписывается в концовку, характерную для русских сказок: и стали они жить-поживать да добра наживать.

Все в стране будет "схвачено". В союзе с правильной интеллигенцией будет сформулирована правильная национальная идея, которая проникнет глубоко в сердце каждого "нового советского". Чечня будет разгромлена и превращена в полноценный субъект федерации. Мощь бывшей империи засияет вновь. Силами отечественных ученых и деятелей искусства снова возродятся наука и культура. Другие страны Россию будут бояться, как раньше. Бояться и потому уважать. А врагам будет неповадно - любым, как внешним, так и внутренним. И в результате Россия почему-то обязательно станет богатой и процветающей.

За этим образом будущего России стоят понятные всему миру властные амбиции, имущественные интересы и традиции политико-управленческого мышления. В этом образе "процветающей сильной России" просматриваются также загадочные для внешнего мира, но хорошо знакомые россиянам сны о граде Китеже, расположенном на дне таинственного озера в глуши отравленных диоксинами и радиацией лесов и болот.

ПАРТИЯ ПУТИНА И КПСС

Недавно мы слышали скептические комментарии политиков и экспертов по поводу новой партии власти, созданной на базе фракции "Единство". Мол, ждет ее та же участь, что и партию Черномырдина или Лужкова-Примакова. Стоп. За Черномырдиным или Лужковым стояли чиновники, а за Путиным стоит аппарат КГБ.

Между прочим, неверно говорить, что в советские времена вся власть принадлежала КПСС. Ей принадлежал 51% власти, 49% было у КГБ.

Были периоды, когда на самом верху, в Политбюро, влияние КГБ было незначительным. Зато внизу, где власть партии переходила в реальную власть над народом, КГБ всегда держал контрольный пакет. Мнение первого отдела было обязательным для всех партийных чиновников, управлявших делами любого предприятия или ведомства. С конца 60-х и до смерти Андропов с филигранной точностью выстроил баланс между внешними формами власти КПСС и внутренними формами власти КГБ внутри КПСС.

Михаил Горбачев, кстати, прекрасно использовал этот баланс при проведении перестройки. Без возникших отсюда управленческих ресурсов процесс демонтажа отлаженного механизма советской системы не состоялся бы. В каком-то смысле сейчас Путин "восстанавливает справедливость", пытаясь оплатить счета, которые к началу девяностых отказался оплачивать Горбачев, получив в ответ август 1991 года.

На рубеже 80-х и 90-х рухнули внешние формы власти КПСС. Но внутренние формы сохранили свой потенциал. Партия номинально лишилась своей инфраструктуры - зданий, линий связи и т.д. А КГБ - нет. Был смещен фактически только памятник Феликсу Дзержинскому с Лубянской площади, но и он готов вернуться, чтобы снова занять свое место и возвратить москвичам и всем российским гражданам страшно знакомое словосочетание - "площадь Дзержинского".

В КГБ, пронизанном духом тотальной элитарной тайной власти над всеми институтами государства и частными людьми, власти не декларативной, а фактической, господствовавшая коммунистическая идеология осознавалась как чисто функциональное обстоятельство. Православие рассматривалось как альтернативный политико-идеологический ресурс. Диссидентство тоже. Там культивировалась технология тайного подвязывания людей и социализации установленных связей несравненно более широкая, гибкая и маневренная, чем в КПСС (а с советской армией и сравнивать нечего). Известно, что из КГБ не уходили (и не уходят) в отставку или в запас, там остаются пожизненно.

Недавно в телевизионном интервью председатель Клуба ветеранов КГБ Валерий Величко, настаивающий на возвращении памятника Дзержинскому, высказался в том смысле, что, мол, десятки тысяч чиновников подзабыли уже, что они числятся на учете в КГБ, но после внятного напоминания они вспомнят об этом в два счета.

Так что партия Путина и любая другая "партия власти" последнего десятилетия - не одно и то же. Это, как говорят в Одессе, "две большие разницы".

Нужно ли возрождать КПСС, чтобы возродить ее управленческий потенциал? Конечно, нет. Красные тряпки, раздражающие противников коммунизма, больше никому не нужны. Можно вполне обойтись и без них.

БЛИНЫ КОМОМ ВСТАЛИ НА ПОТОК

Успех Путина в завоевании власти был головокружительным. Однако реальный двигатель этого успеха известен всем: страх Ельцина за личную безопасность и безопасность своей семьи. К интересам страны это не имеет отношения. Другой "двигатель", вытолкнувший Путина во власть, - война в Чечне. Проблема Чечни унаследована от царского и сталинского режимов. Как часть проблемы Закавказья она относится к важнейшим проблемам российской государственности. Однако превращение ее в средство достижения личных целей "семьи" Ельцина сделало практическую политику России в ее решении также имеющей мало отношения к интересам страны.

Всем памятен отвратительный фарс, разыгранный спецслужбами с Андреем Бабицким под прикрытием Путина.

Находясь в Испании с первым государственным визитом, формирующим лицо новой власти в глазах мира, президент России на пресс-конференции, отвечая на вопрос об аресте Гусинского, экспромтом объяснил, что ничего не может сказать, потому что не дозвонился до Генерального прокурора. Это не было на грани фола. Это был фол.

Не менее неадекватными были обращенные к элите зарубежного бизнеса слова президента про миллионы, которые тратит "Газпром", покрывая долги "Медиа-Моста", тут же дезавуированные главой "Газпрома" Рэмом Вяхиревым.

Сопровождающие президента дипломаты интерпретируют столь же неловкое, сколь тактичное молчание публики в ответ на высказывания президента, как "крупный успех" российской дипломатии...

Длинная цепь событий в том же духе. За прошедшие после инаугурации полтора месяца правления президент сделал или санкционировал более чем достаточное количество заявлений, компрометирующих высшую власть страны. Уместные в докладе вышестоящему начальнику, они оказались не подходящими для публичной политики.

В комментариях журналистов, политиков, адвокатов все чаще слышатся самые резкие оценки. "Вранье в глаза", "государственная глупость", "слабость", "повязанность обязательствами перед силовиками и семьей Бориса Ельцина", "президента подставили", "начало контрпереворота", "наступление диктатуры на свободную прессу", "президент все спланировал сам", "спецслужбы начали наступление", "правонарушительные органы взбесились", "новый передел собственности", "страной правят дураки" и так далее. Трагичность ситуации в том, что для оправдания подобных оценок любой желающий может без труда найти безукоризненные доказательства.

НАБОР ВЫСОТЫ ИЛИ СНИЖЕНИЕ?

Правильные вальяжные заявления премьер-министра Михаила Касьянова, демократическое прошлое министра Германа Грефа, внешние признаки разумного мышления в экономике, играющие с носорогом в домино "новые эксперты" под предводительством Глеба Павловского, заявления Путина о приверженности демократическим нормам и ценностям - все это вызывает больше сомнений, чем доверия.

В современной России сменить правительство и его программу (не говоря о привлеченных экспертах) можно в два счета - опыт есть. Очевидно, что кардинальные вопросы управления страной все более переходят от правительства к Совету Безопасности, где ведущие роли принадлежат представителям ФСБ. Множество взаимосвязанных событий свидетельствуют о резком расширении организационных возможностей для спецслужб.

Однако, если судить по результатам, то они часто далеко не те, что нужны спецслужбам. Политика Путина наталкивается на активное противостояние делового мира, общественных институтов, политических сил разной направленности. Присутствие куклы Путина на НТВ стало понятным всему миру тестом на соответствие между декларациями власти о приверженности свободе слова и тем, что происходит на самом деле. Если кукла исчезнет, это будет сильнейший знак.

Путину противостоит даже Совет Федерации. Пусть мотивы, заставившие многих сенаторов наложить вето на закон, отлучающий их от работы в Совете, прозрачны донельзя, но факт остается фактом: сенаторы объявили себя противниками путинского стиля в решении важных государственных проблем.

По данным агентства monitoring.ru более 20 миллионов взрослых россиян со средним возрастом 33 года интегрированы в широкий мир через Интернет либо сами, либо через своих ближайших друзей. 85% из них проживают в регионах. Всем другим телеканалам они предпочитают НТВ. Это образованные люди с открытым сознанием, составляющие наиболее активную часть населения. Эта среда - а ее численность растет - не примет идеи управления, основанные на идеологическом насилии и политическом сыске. Время другое. В России потенциал противодействия духу реставрации сталинских по сути политических методов шире, чем представляют себе "твердые путинцы".

ДВОЙНОЙ ЭКЗАМЕН

Новейшая история российской государственности развивалась под знаком двух ключевых процессов: оформление спектра конфликтующих политических сил и формирование системы, гарантирующей сосуществование этих сил в политическом пространстве страны.

На глазах всего мира в политическое пространство России со сверхзвуковой скоростью врезалась комета. По историческим меркам мгновенно (года не прошло) сформировалась новая политическая сила, которая до сих пор не выходила на уровень публичной политики, но когда-то была важнейшим элементом советской тоталитарной системы. В руках этой силы колоссальные властные полномочия и организационные ресурсы: вторая по величине фракция в Госдуме, высшая государственная власть в лице президента, правительство. Сейчас мы наблюдаем эффект ударной волны, от которой режет уши и дрожат стекла.

Происходящее - это "двойной экзамен", в котором каждая из сторон видит себя экзаменатором. Выдержит ли этот экзамен сложившаяся к настоящему моменту государственная система и ее институты? Пока трудно сказать. К сожалению, слишком много данных говорит в пользу худших вариантов развития событий. Грозящий стране тотальный кризис по своей жесткости ни в какое сравнение не идет с самыми острыми кризисами последних десяти лет.

Несомненно, что для новой со старыми отметинами политической силы это тоже экзамен. Заявка спецслужб на захват власти принята населением и на три четверти удовлетворена. Но это пока. Те, кто привык быть незаметными разведчиками и соглядатаями в условиях советского и полусоветского времени, должны отстоять право быть публичными политиками в условиях новой России со значительной частью населения, в особенности молодежи, не отравленной страхом перед спецслужбами. Кроме того, не забудем, что самые грамотные противники тоталитаризма воспитываются внутри тоталитарных структур.

ЧТО НАС ЖДЕТ?

Вариант 1. Господин Путин и существующая государственная система находят баланс, не ломающий демократические структурообразующие начала современного российского общества. Силовые органы приобретают политический опыт, позволяющий им достигать целей, соизмеряя свои интересы с интересами других общественно-политических сил. В этом варианте Россия просто будет страной, в которой во главе государства стоит президент, выходец из спецслужб. Такое не раз бывало и в других, вполне демократических странах мира. Для России, где нет демократических традиций и не оформились институты гражданского общества, это будет тяжелым испытанием. Самомнение президента и его миропонимание будут негативно сказываться на жизни общества, но только в той мере, в какой ему удастся достичь своих целей, не разрушая радикально баланса интересов, сложившегося в обществе. В данных обстоятельствах это был бы лучший вариант.

Вариант 2. Господин Путин и его пока во многом невидимая полуслепая амбициозная и в значительной части невежественная армия не сдадут экзамен на роль публичных политиков в существующем конституционном поле. Они будут и дальше настаивать, что философия спецслужб должна определять не только внутреннюю и внешнюю политику, но и частную жизнь всех российских граждан. В конечном счете, это будет означать диктатуру, раскол российского общества и конфликт с мировым сообществом. Следствием будет либо уход со сцены спецслужб вместе с господином Путиным (что маловероятно, но не исключено), либо государственный переворот и превращение России в откровенно полицейское государство со всеми вытекающими последствиями.

Вот одна деталь контекста, на фоне которого происходит критический разворот событий. В московском метро в июне пассажиры могли видеть повсюду расклеенные листки такого содержания:

"Третье тысячелетие без призывного рабства. Подпишись за профессиональную армию. Откажись от военной службы по убеждениям - это твое право!" Дальше указан телефон и сайт www.ara.ru.

На одном из листков кто-то написал красными чернилами из угла в угол: "Подонки!"

Это под землей. А на поверхности по всей России слышен вой матерей, встречающих "груз 200" с телами своих детей, убитых в Чечне под невнятные объяснения генералов.

ПРИРОДА "ДВОЙНОГО СТАНДАРТА"

29 июня с. г. Владимир Путин, комментируя отношение россиян к деятельности прокуратуры, упрекнул их в "двойном стандарте". Жители России, с одной стороны, за законность. А с другой, они возмущаются: мол, как это какой-то там следователь посмел выписать ордер на арест. Путин высказал мнение, что этот "двойной стандарт" будет существовать до тех пор, пока прокуратура не будет жестко следовать во всем букве закона. Под "буквой закона" он, если судить по контексту, имел в виду букву Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР, который действует до сих пор и, вопреки российской Конституции, разрешает арестовывать людей без санкции суда.

Но возможно и другое объяснение. Николай Робертович Эрдман, автор всемирно известной пьесы "Самоубийца" и почти неизвестных за пределами России сценариев к фильмам "Волга-Волга" и "Веселые ребята", когда-то написал популярное четверостишие:

Однажды КГБ пришло к Эзопу
И взяло старика за ж...
Из басни вывод ясен:
Не надо басен...

"Двойной стандарт" исчезнет не тогда, когда прокуратура будет более твердо демонстрировать то, что в цивилизованном мире считается произволом. Он исчезнет, когда ситуация, описанная Эрдманом, перейдет из разряда безнадежно правдоподобных в надежно неправдоподобную. Когда российская власть навсегда расстанется с философией тоталитаризма. Для России это остается будущим, которое при приближении удаляется.


Содержание номера Архив Главная страница