Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №16(249), 1 августа 2000

Виктор БАЛАН (Нью-Джерси)

ХУДОЖНИК ТЕАТРА МИХАИЛ ФРЕНКЕЛЬ

Много ли мы знаем о такой профессии, как театральный художник? А, между тем, без его работы невозможно создать спектакль. Михаил Френкель был хорошо известен в театральном мире бывшего Советского Союза. Сейчас он успешно сотрудничает с театрами Америки. Наш корреспондент Виктор Балан встретился с М.Френкелем и взял у него интервью, которое мы предлагаем читателю.

* * *

Художник Михаил Френкель

- Здравствуйте, Михаил! Я рад, что могу общаться с вами как киевлянин с киевлянином.

- Я тоже рад увидеться с вами на территории США.

- Вы немало ездили по миру. Считаете ли вы как художник, что Киев выдерживает сравнение со знаменитыми городами мира?

- К сожалению, в прошлые годы я мало выезжал за границу. Меня не выпустили даже в туристическую поездку в Болгарию, которая чуть ли ни считалась шестнадцатой республикой СССР. И только в годы перестройки появилась возможность побывать в ряде стран и даже работать за границей. Я уверен, что Киев входит в число красивейших и интереснейших городов. Просто он не мог стать при советской власти туристической Меккой. Надеюсь, такая судьба уготована ему в будущем. Правда, теперь туристов отпугивает чернобыльская напасть. Киев прекрасен суммой своих качеств: старинной архитектурой, природой, климатом и древней историей.

- И искусством, конечно. Вот и поговорим об искусстве. Вы сценограф - художник театра. В какой связи находится сценография с другими видами изобразительного искусства, с театром? Не является ли искусство художника театра вторичным для сцены?

- Сначала скажу, что сценография как искусство художника театра непосредственно связана с живописью, графикой, скульптурой, архитектурой - так как в той или иной мере использует выразительные средства этих видов искусства. Но это не единственные выразительные средства сценографии. Ее искусство непосредственно связано с театром: с драматургией и ее сценической интерпретацией, сценическим действием. Так как сценография - неотъемлемая часть спектакля, часть его образной выразительности, то ее ни в коем случае нельзя рассматривать как вторичное, по отношению к театру, искусство. Это не обертка конфеты, которая красива сама по себе, но которую необходимо отбросить, чтобы насладиться лакомством. Без интересного сценографического решения не бывает интересного спектакля.

- Всегда ли любители актерского мастерства способны оценить работу художника театра? К тому же, были и есть спектакли, которые не имеют декораций.

- Это не проблема художника театра. По опыту знаю, что зрители способны оценить интересную работу. Спектаклей без декораций, без сценической среды не бывает, даже если это просто кулисы, падуги и фон или вообще открытая, "обнаженная" сцена. Так или иначе, предметная среда, в которой действуют актеры, и с которой они взаимодействуют, оказывает воздействие на зрителей, пусть и на подсознательном уровне. Многое зависит от эстетической и чувственной подготовленности публики к восприятию искусства театра, от образованности публики. Каждый руководствуется своим вкусом и пониманием.

- Как вы пришли к своей профессии?

- Мечты заниматься изобразительным искусством у меня не было. Не хотели этого и мои родители. Правда, отец хорошо рисовал и иногда имел возможность заниматься прикладным искусством, мать красиво вышивала. Брат отца, погибший на фронте во время Второй мировой войны, занимался в художественном институте, брат матери - художник. Так что, похоже, генетическая основа для моей работы в области изобразительного искусства существовала. Но не было желания посвящать этому жизнь. Однако судьбе было угодно, чтобы я почти случайно попал на работу в театр.

- Кто были ваши учителя?

- Занимался в художественной школе, в Студии живописи, в театрально-художественном училище в Киеве и, наконец, в театральном институте в Москве - Школа-студия имени В.И.Немировича -Данченко при МХАТ СССР. Одновременно с учебой работал в театрах Союза. Своим творческим наставником считаю известного художника театра Даниила Лидера, с которым меня связывает многолетняя дружба.

- Какие ваши первые работы как ассистента художника-постановщика и как художника -постановщика?

- Ассистентом я никогда не работал. Моими первыми работами в качестве постановщика были спектакли "Кошкин дом" в Театре музкомедии и "Мой бедный Марат", "Я и мои соседи", "Король Матеуш Первый" в киевском ТЮЗе.

- В оперно-балетных театрах зрители часто аплодируют художнику уже сразу после поднятия занавеса. Значит ли это, что роль художника в драматическом театре не столь значима?

- Драматический театр больше заставляет зрителя думать. Опера - искусство более условное. В жизни ведь мы не поем, общаясь друг с другом. Возьмем ситуацию из оперы "Макбет" Дж. Верди и попробуем ее спроецировать в качестве реального жизненного события: высокопоставленный головорез, убивая свою жертву, начинает петь. Этот пример может продемонстрировать, насколько условно оперное искусство. А поскольку изначально для "украшения" опер привлекали художников-станковистов, то они и породили традицию создания огромных сценических картин. По-моему, это стало плохой традицией, так как иллюстративные картины не требуют от публики осмысления увиденного. В таком случае публика аплодирует сразу - не надо думать. Но я знаю аплодисменты и в драматических театрах. Нам известно из опыта, что массовые аплодисменты и возгласы одобрения еще не свидетельствуют об истинном состоянии дел.

- Вполне согласен с вами. Скажите, зависит ли сценографическое решение от творческой манеры режиссера, от игры актеров?

- Почти не зависит. Когда создается сценографический проект, актеры еще не репетируют, не играют. Правда, в театре Брехта художник сидел на репетициях, делал зарисовки мизансцен, а потом создавал общее решение сценической среды. Но я не видел ни в Союзе, ни здесь в США, чтобы происходило нечто подобное. Творчество художника в процессе создания образной структуры спектакля первично. Часто - под влиянием идей режиссера. Но не в моей практике. Я люблю сочинять спектакль по своему наитию.

- Относите ли вы свое творчество к реалистическому направлению?

- На сцене все реалистично и все условно в одно и тоже время. В этом смысле театр парадоксален. Многое в решении сценической среды зависит от ощущения и понимания драматургии. Надеюсь, что лучшие мои работы отражают действенно-игровую природу театра.

- На ваш взгляд, что вы внесли в сценографию? Назовите спектакли, которые считаете своей творческой удачей.

- Я сделал 170 спектаклей и написал две монографии по теории и практике сценографии: "Современная сценография" и "Пластика сценического пространства" (издательство "Мыстецтво", Киев.) Более двадцати лет преподавал сценографию в театральном институте.

Могу перечислить ряд своих сценических работ, которые считаю наиболее интересными. Это "Маленький принц" Антуана де Сент-Экзюпери, "Женитьба Фигаро" Ж.-Б. Бомарше в киевском ТЮЗе; "Лис Микита" И.Франко на сцене киевского Театра имени Ивана Франко; "Оглянись во гневе" Дж. Осборна, "Самоубийца" Н.Эрдмана, "Бешеные деньги" А.Островского на сцене Театра имени Леси Украинки; "Дума о Британке" Ю.Яновского и "Праздник души" И.Друцэ на сцене московского Театра имени Вл. Маяковского; "Крутой маршрут" Е.Гинзбург в московского театре "Современник"; "Три сестры" А.Чехова в Кишиневе; "Бег" М.Булгакова в Таллине; "Мастер и Маргарита" М.Булгакова в Харькове; "Все хорошо, что хорошо кончается" В.Шекспира на сцене рижского Театра русской драмы; "Вакханки" Эврипида в Греции; "Ревизор" Н.Гоголя в Германии. Несколько моих спектаклей пострадали от цензуры и были властями закрыты: "Оглянись во гневе", "Маленький принц", "Варшавский набат", "Лис Микита", "Ночь перед чудом" Ю.Буряковского. Как художника крамольных спектаклей власти Украины рекомендовали театрам не приглашать меня на постановки. К счастью, не все театры следовали этим указаниям. Тем не менее, мне пришлось много ездить и работать за пределами республики.

- Расскажите, сколько лет вы находитесь в США? Трудно ли было вхождение в другую культуру, имеющую свои традиции? Скажите несколько слов об американском театре. Существует ли, по-вашему, театральная провинция?

- В США я уже пять лет. Знакомство с театрами я начал сразу же, так как жизнь вне сценического творчества не мог себе представить. Режиссеры отнеслись с интересом к моим работам, созданным на территории противоположной части земного шара. Особых трудностей в общении с американскими режиссерами я не ощутил. Среди них много талантливых людей. Я был убежден на родине и убежден сейчас, что с творческой точки зрения не существует театральной провинции. Я видел плохие спектакли в Нью-Йорке и хороших спектакли в Милуоках и других "провинциальных" городах. Все зависит от таланта создателей. Конечно, значительную, но не основную, роль играет материальная база театра. Творческое общение с американскими театрами обогащает мой опыт.

- Есть ли у Вас другие увлечения, кроме театра?

- Я занимаюсь живописью, графикой, скульптурой. Сочиняю пьесы и сказки. Сборник моих сказок опубликован в Киеве.


Содержание номера Архив Главная страница