Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #16(249), 1 августа 2000

Семен РЕЗНИК (Вашингтон)

ГИТЛЕР ДОБРОСЛАВОВИЧ ДОСТОМЕЛЬСКИЙ

Если на клетке слона прочтешь надпись "буйвол", не верь глазам своим", - изрек великий прорицатель и, представьте себе, был не прав!

...Передо мной скромно изданная книжица с небесно-голубой обложкой; на ней белым по голубому начертано: "Ф. М.Достоевский. Еврейский вопрос", а на титульном листе добавлено: "Москва, "Витязь", 2000".

Издание, стало быть, новейшее, шагает в двадцать первый век. Правда, статья "Еврейский вопрос" Федора Михайловича Достоевского - творение не первой свежести. Написана была, кажется, еще при жизни автора, а он скончался почти 120 лет назад. Но классик на то и классик, что он вечно живой.

Правда, обессмертили Федора Достоевского его гениальные романы, а не публицистические статьи. При меткости иных наблюдений и яркости отдельных описаний публицистика Достоевского скучна. Она давно была бы забыта, если бы не громкое имя автора. Недостает в его статьях энергии, неожиданных поворотов темы, парадоксов, сжатых афористичных высказываний, иронии, словом, того, что придает блеск публицистике. Мыслям в них тесно, словам просторно, а вольготнее всего - националистической риторике провинциального пошиба.

Не то, чтобы Федор Михайлович сильно восхищался своими соплеменниками. Статьи его полны сетований на то, что русский народ груб, ленив и неразвит. Но это уничижение паче гордости. Ибо, при всех недостатках, Достоевский считал русских самым добрым, незлобивым, доверчивым, отзывчивым народом, прощающим врагов своих по завету Иисуса Христа. И все-то кругом русский народ обижают! В обидчики попадают и сотню раз битые русскими войсками турки - по злобе и жестокости они не хотят расставаться со столь любезными России черноморскими проливами; и заносчивые "полячишки" - католическая гордыня не дает им уразуметь, как осчастливила их Россия, прибрав к своим рукам; и погрязшая в филистерском благополучии и бездуховности немчура; и прочие там "французишки". Об алчных "жидах" и говорить не приходится. Разве что походя лягнуть для острастки, что Федор Михайлович и делает при всяком удобном случае. (Статья "Еврейский вопрос" написана как ответ читателям, попрекавшим его за эти лягания).

С публицистикой Достоевского я впервые познакомился лет тридцать назад, но до сих пор помню, какую неловкость испытывал за создателя "Братьев Карамазовых". С каждой прочитанной статьей гигантская фигура Достоевского как-то скукоживалась, мельчала, а под тяжестью "Еврейского вопроса" и вовсе сжалась в сморщенного лилипута.

Собственных наблюдений и размышлений писателя в статье едва набирается на два абзаца. Все остальное - "озвучивание" пошлятины современной ему антисемитской прессы. Прочел он, к примеру, в газете "Новое время" корреспонденцию из Ковно о том, что "до того набросились там евреи на местное литовское население, что чуть не сгубили всех водкой," и - перенес в свое творение! (Ф. М.Достоевский. Еврейский вопрос. Москва, "Витязь", 2000, с. 5). А еще где-то он прочитал, что негры в Северной Америке, освободившись от рабства, тотчас попали в кабалу к евреям. И тоже приспособил к делу (там же). А еще откуда-то взял, что евреи закабалили русский народ, о чем-де "свидетельствует история наших русских окраин" (там же, с. 7). Так это ему - просто как меду лизнуть. От себя только осталось добавить, что "мерещится" ему "одна заметка в скобках": "Еврейству там и хорошо, где народ еще невежественен или несвободен или мало развит экономически, - тут стало быть ему и лафа!" (там же).

Это мало похоже на прозрение гения. Больше смахивает на отрывок из погромной листовки.

Главным источником мудрости в еврейском вопросе Федору Михайловичу послужила нашумевшая в те времена "Книга кагала" Якова Брафмана - крестившегося еврея, который делал свой бизнес на клевете на породивший его народ. Брафман демонизировал кагалы (упраздненные еще в 1843 году органы самоуправления еврейских общин), изображая их в виде сети преступных организаций, которые, под страхом смерти, сковывают всех евреев железной дисциплиной и используют для тайной борьбы против христианского общества и государства. Как сам Брафман избежал смерти от руки всесильного кагала, он не объяснял.

Не знаю, искренне ли верил Достоевский мнимым разоблачениям, но евреи в его статье - это "государство в государстве", тайная, темная, вражеская сила, с которой почти невозможно совладать.

"Мне иногда приходила в голову фантазия: ну что, если бы это не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов - ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они сравняться с собой в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали бы кожу совсем? Не избили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю?" (Там же, с. 7; выделено издателем - С.Р.). Постыдная фантазия, приличиствующая не художнику, чья душа сострадала униженным и оскорбленным, а озлобленному и одержимому комплексами человеку из подполья.

Исследователи творчества великого писателя обычно скупо пишут о его публицистике, а статью "Еврейский вопрос" едва упоминают. Их желание быть заодно с гением, а не с его срамотой, более чем понятно.

Однако каждый вправе чтить классика по-своему. Если владелец издательства "Витязь" Виктор Корчагин решил ввести Ф.М.Достоевского в XXI век переизданием "Еврейского вопроса", а не "Преступления и наказания", то вольному воля.

Но я перелистываю книжицу и... не верю глазам своим! На клетке (то бишь, на обложке небесно-голубого цвета) написано "буйвол", а в клетке целый выводок ядовитых гадов и хищников, скалящих клыкастые пасти!

Не то, чтобы в этом зверинце вовсе не нашлось места для буйвола. Да ведь буйвол-то этот хоть и бодлив, но крохотного размера, просто фитюлька какая-то. В книжном пространстве его едва разглядишь. Зато оно кишит волками, шакалами, кобрами, скорпионами - какой только нечисти не натащил издатель в этот Ноев ковчег!

Под обложку с именем Достоевского упрятан, например, национал-патриот первого призыва В.В. Шульгин. Он столь неистово защищал самодержавие от либералов и демократов, что раздавил его в своих медвежьих объятиях. А вину за российский раздрай - вместо того, чтобы посмотреть в зеркало, - возложил на евреев (там же, с. 14-15).

А вот и рык нашего современника С.Маклакова из города Златоуста. Он возвещает миру, что "Ленин и его сторонники были закоренелыми талмудистами" (с. 27), что "большинство ленинских работ было написано на иврите" (там же), что "все те беды и напасти, которым подвергся за 75 лет правления этой клики наш народ, все это так или иначе идет от еврейства. И то, что происходит сейчас: неприкрытый грабеж страны, неприкрытый грабеж народа - все идет также от них" (с. 28). А в результате даже "наш глава городской администрации (видимо, мэр Златоуста - С.Р.) тоже там (в Израиле-С. Р.) побывал" (там же).

Златоустовскому Маклоевскому подвывает до зубов вооруженный столичный воитель в звании подполковника Юрий Макунин. С армейской прямотой он докладывает, что "насильственное крещение Руси, спроектированное в иудаизированной (! - С.Р.) Византии, предусматривало столь же насильственный демонтаж национальной религии праславян, т.е. экологически (! - С.Р.) благородного язычества... Иными словами, иудейское право "наехало" на славянское право, как при землетрясении одна платформа наползает на другую". (с. 28).

Эстафету подполковника, явно метящего в генералы, подхватывает автор труда "Русский ответ на "Еврейский вопрос"". Воинское или ученое звание этого "талмудиста" не сообщается, но огромная эрудиция выпирает из каждой строки. Скрывшись за двойным псевдонимом (кроме Ф.М.Достоевского, он еще и Доброслав), автор пропускает через мясорубку племенной ненависти всю историю человечества, выискивая в ней тайную руку кагала или сионских мудрецов.

"Одни лишь жиды честному труду земледельца противопоставили барышничество...".

"Для прирожденных паразитов-жидов, могущих процветать только на теле других народов...".

"Для кагала остается только одна возможность дальнейшего заговора - завоевать Рим, а затем его мечом Север и весь мир. Но как завоевать империю, сокрушившую Карфаген? Победить Рим можно было опять-таки только изнутри. Тогда-то сионскими мудрецами и было измышлено христианство, призванное разрушить родовую общность проповедью безродности и стиранием расовых различий. Успех заговора мог быть обеспечен, если только христианская пораженческая зараза будет воспринята теми, кого она обрекла на унижение - ненавистными жидам северными народами" (с. 37-38).

"Иисуса ребенком изымают у родителей и до 30-летнего возраста где-то обучают... Кто обучает? Чему обучают? С какими целями? Только ли превращать воду в вино? Потом сами же и казнят как "врага народа", чтобы другие племена клюнули на такого живца. И клюнули... Коварный Давид опять ликовал над простодушным Голиафом. Жидам удалось невероятное... Иисус стал воистину спасителем жидов. Христианство призвано было сыграть роль жидовского "троянского коня" в стане солнечной северной расы" (с. 38-39).

Кто же такой этот таинственный Доброслав? Достаточно заглянуть в публикации московской информационно-экспертной группы "Панорама", которая много лет отслеживает российских экстремистов, чтобы узнать, что это псевдоним Алексея Добровольского, в прошлом диссидента, судимого по нашумевшему делу Галанскова, Гинзбурга, Добровольского и Лашковой (А. Верховский, Е.Михайловская, В.Прибыловский. Политическая ксенофобия. Москва, 1999). В отличие от своих подельников, Добровольский не устоял перед запугиваниями КГБ, вымолил пощаду ценой предательства... И вот уже много лет, ненавидя самого себя за обнаруженную перед всем светом пакостность мелкой душонки, он вымещает эту ненависть на евреях, не щадя и распятого две тысячи лет назад их собрата. Перед нами персонаж, словно бы сошедший со страниц одного из романов Достоевского!

Далеко же завело Федора Михайловича недоброе прикосновение к еврейскому вопросу! И не говорите, что классик ничего подобного видениям Доброслава написать не мог; что он видел в христианстве, особенно в православной его версии, воплощение высших стремлений человеческого духа и не несет ответственность за богохульство потомков, кощунственно эксплуатирующих его имя. Все это так, да не совсем так. Ибо если бы Федор Михайлович не жидоедствовал в свое время самым вульгарным образом, то опусы нынешнего поборника чистоты "солнечной расы" не подносились бы нам под его именем.

Издатель этой замечательной в своем роде книги Виктор Корчагин - человек тоже небезызвестный. Во-первых, он академик. Не Российской, а всего лишь Русской академии - карликовой, единомышленниками Корчагина учрежденной, но официально зарегистрированной, так что все чин чинарем! Еще он председатель Русской партии России (РПР) - опять же небольшой, но вполне официальной организации. И еще г-н Корчагин - главный редактор газеты "Русские ведомости". Вот уж где выводят евреев на чистую воду, так в этой газете!

Академик Корчагин прославился в 95-м году, когда угодил под суд по 74-й статье Уголовного Кодекса РСФСР - за разжигание национальной вражды. Сам факт привлечения по практически мертвой статье говорит о том, что в своем деле Виктор Корчагин - мастер высшего класса, как и подобает академику. Еще ярче его квалификация подтверждается обвинительным приговором суда - чуть ли не первым после дела Смирнова-Осташвили, прогремевшего еще при советской власти. За антисемитский дебош, устроенный в Союзе писателей, Осташвили был приговорен к двум годам тюрьмы, а в канун досрочного освобождения его нашли то ли повешенным, то ли повесившимся.

С тех пор 74-я статья УК РСФСР (с 1997 года - статья 282 УК РФ) почти омертвела. Не привлекают по ней красно-коричневых патриотов, какие бы коленца те не выделывали, как бы не клялись с высоких трибун утянуть на тот свет всех "жидов". Прокуратура заводить дела на них отказывается; если под сверх сильным давлением не может не завести, то старается их прекратить, а когда не удается и прекратить, то суды - за редчайшим исключением - оправдывают обвиняемых.

Прецедентом таких решений послужило дело питерского теоретика и практика языческого расизма Виктора Безверхого, бывшего преподавателя марксистской философии со степенью кандидата наук. Он собственной кровью писал клятвы непримиримо бороться с еврейством. В 1993 году был судим за издание и распространение "Майн кампф" Адольфа Гитлера - и вчистую оправдан.

Но что такое кандидат наук по сравнению с академиком! Виктор Корчагин превзошел Виктора Безверхого по всем параметрам. Приговор, впрочем, ему вынесли смехотворный: небольшой штраф и запрет заниматься издательской деятельностью на три года, что легко обойти, действуя под подставными именами. Но и от таких неприятностей Виктора Корчагина - как позднее генерала Альберта Макашова - избавила Государственная Дума, объявившая амнистию. Академик тут же отпечатал книжищу размером с комод, которую так и назвал: "Суд над академиком". Уже в этом году прокуратура, несмотря на протесты, прекратила новое дело против Корчагина, возбужденное было по требованию Союза евреев - ветеранов войны.

Между тем, подвиги академика впечатляют. Только в его издательстве "Витязь" выпущено больше двух дюжин "патриотических" книг, причем продаются они по бросовым ценам. Всю "Библиотечку русского патриота" можно купить за три сотни рублей (десять долларов). В числе прочих в нее входит книга статей из журнала "Русич" под названием "Еврейская оккупация России", "История религии" упомянутого Виктора Безверхого, творение Генри Форда "Международное еврейство". (Сам автомобильный магнат, встретив решительный отпор в демократической Америке, от книги этой отрекся, велел ее изъять и никогда, нигде и ни под каким видом не переиздавать. Но воля автора академику Корчагину не указ).

Однако, по слову великого прорицателя, нельзя объять необъятное. Поэтому вернемся под небесно-голубую обложку с именем Ф.М.Достоевского.

Среди других творений мы найдем в ней главы из труда А.Мельского "У истоков великой ненависти". Эта работа, написанная в декабре 1942 года, - не новинка в пост-советской России. Она была издана в Москве в 1994 году "при морально-техническом содействии православно-монархического аналитического центра "Альфа и Омега", как сказано в самой книжке. Там же сообщается, что автор был "идеологом власовской армии", то есть озвучивал нацистскую пропаганду для русскоязычного населения захваченных Гитлером территорий. Псевдоним предусмотрительно не расшифровывается, но известно, что А.Мельский - это барон А.В.Меллер-Закомельский, черносотенец, осевший после революции в Германии, где стал одним из главарей партии русских нацистов.

"Высоко уже реет над освобожденной Европой победоносное знамя солдат Адольфа Гитлера, солдат Национальной Революции. Уже трепещет перед ней ненавистная власть еврейских поработителей", возвещал этот "патриот России". (А. Мельский. У истоков великой ненависти. Очерки по еврейскому вопросу. Москва, 1994, с. 127-128).

От Достомельского уже один шаг до самого фюрера Третьего рейха, чье "Политическое завещание" ставит точку в этой замечательной в своем роде книге. Перед тем, как принять яд, Адольф Алоизович пытался оправдать свои злодеяния: не он-де развязал всемирную бойню, а она якобы "была желаема и спровоцирована теми международными государственными деятелями, которые либо сами были еврейского происхождения, либо действовали в еврейских интересах.... Пройдут столетия, но и тогда из руин наших городов и монументов возродится ненависть к тем, кого мы должны благодарить за все случившееся: международное еврейство и его пособников!" (с. 91). Умри, фюрер, лучше не скажешь!

Пророчество нациста номер один, получившее новую жизнь в книге под именем Ф.М.Достоевского, сбывается гораздо быстрее, чем сам он мог мечтать. Великая ненависть - не только к евреям, но ко всем, кто не желает шагать в ногу с нацистами, - расцветает сегодня в стране, которая сокрушила гитлеровскую орду пять с половиной десятилетий назад. Некоторые недоумевают - откуда явилась эта напасть?

Постараюсь ответить.

Нацизм российского разлива - это не чертополох, выросший на пустыре по чьей-то небрежности или недогляду. Он уходит корнями в вековую традицию страха и ненависти ко всему непохожему, инородному, иноверному, иностранному. Свою лепту в формирование этой традиции внесли, к сожалению, и некоторые крупнейшие деятели русской культуры, в их числе Ф.М.Достоевский. В предреволюционные годы она вылилась в движение Черной сотни, "спасавшей Россию" от либеральных реформ кровавыми еврейскими погромами. Затем - в подретушированном виде - науку ненависти утилизировало большевистское руководство во главе с Лениным, Сталиным, Брежневым. Нынешние национал-патриоты - пигмеи по сравнению с их предшественниками. Но они стоят на плечах гигантов.

Итак, дорогой читатель, если тебе попадется книга, на обложке которой ты прочтешь небесно-голубое имя Ф.М.Достоевского, а внутри обнаружишь свору оскаливших клыкастые пасти тварей в красно-коричневую полоску, то не удивляйся и ВЕРЬ глазам своим: перед тобой - единый во многих лицах - Гитлер Доброславович Достомельский.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница