Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #16(249), 1 августа 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ДОБРАЯ ПОЮЩАЯ ФЕЯ

В июне нашу Южную Калифорнию посетили злодей и добрая фея. Про злодея - Владимира Познера, советского еврея, воспевавшего Империю Зла, - я уже написал. А добрую фею я поцеловал на глазах у 4000 зрителей в присутствии жены. И жена моя совсем не сердилась - наоборот, она была растрогaнa до слез, потому что вся ее жизнь в Москве проходила под аккомпанемент песен этой самой феи и ее покойной сестры.

Зовут добрую фею Клэр Бэрри. Она выступала в концерте "Салют Израилю", с большим успехом прошедшем в Greek Theatre. Клэр Бэрри - одна из сестер дуэта "Сестры Бэрри". Ее сестры Мерны уже нет, а Клэр в свои 80 с лишним лет выглядит не больше, чем на 45. У нее фигура подростка, великолепное выразительное лицо, обаятельная улыбка и столько энергии, что любой молодой мог бы позавидовать. Она пела, танцевала, общалась с аудиторией - в голове не умещалось, что у этой веселой энергичной женщины возраст прабабушки.

Когда евреи начали выезжать из Советского Союза в 1970-е годы, те, кто приехали в Лос-Анджелес, первым делом спрашивали меня: "Где мы можем послушать сестер Бэрри? Где мы можем купить их записи?" Я, честно говоря, был озадачен. Они никогда не слышали о сестрах Эндрю или братьях Миллс, но все, как один, знали сестер Бэрри.. На мой вопрос "А сестер Эндрю, известных исполнительниц еврейских песен, вы знаете?" - они отвечали, глядя мне в глаза с откровенной жалостью: "Какие там сестры Эндрю! Вы что-то путаете. Еврейские песни поют сестры Берри. Понимаете? Сестры Берри!" И начинали напевать мелодии "Тум балалайки" или "Хава нагилы".

У неимоверной популярности сестер Берри среди советских евреев есть очень интересная предистория. В 50 - 60-х годах "железный занавес" был закрыт наглухо, и евреям в Советском Союзе приходилось не сладко. Сталин умер в 1953 году, накануне суда над еврейскими врачами, которых должны были приговорить к смертной казни, а всех евреев из Москвы и других крупных городов должны были выслать в лагеря в Сибири и Азии под предлогом "защиты их от справедливого народного гнева". Когда к власти пришел Хрущев, наступила так называемая "хрущевская оттепель": из лагерей стали выходить амнистированные, Солженицыну позволили издать несколько книг. Страха у людей поубавилось. Но еврейские книги, еврейский театр, еврейские школы все еще не дозволялись. Во всей Москве работало всего две синагоги, да и те наводненные осведомителями КГБ. Сионизм был обвинен во всех всемирных грехах, поэтому ни еврейской культуре, ни еврейской музыке пробиться не удавалось.

Именно в те самые времена сестры Бэрри приехали в Москву и дали несколько концертов в порядке "культурного обмена". Я уверен, что организаторы этих концертов не отдавали себе отчета в том, что дуэт сестер пел еврейские песни. Билеты на эти концерты достать было невозможно: молва о сестрах, поющих еврейские песни, разнеслась по всей стране, и евреи съезжались в Москву, чтобы увидеть и услышать это чудо. Для них действительно было чудом то, что в Америке евреи не должны стыдиться или скрывать свое еврейство, что им позволяют петь свои песни, что еврейская культура там на равных со всеми прочими. А еще они узнали, что еврейские песни не обязательно должны быть грустными, что бывают и веселые, радостные еврейские песни, под которые ноги сами просятся в пляс. Сестры Бэрри своим искусством подарили советским евреям несколько часов счастья и свободы, а такое не забывается. Записи их концертов были в каждом еврейском доме, и на них воспитывались целые поколения, в том числе, и моя жена.

В 1970-е годы в Советском Союзе началась единственная народная и бескровная революция XX века. Советские евреи начали открыто требовать, чтобы страна, которая не слишком жаловала евреев и позволяла существование антисемитизма на государственном уровне, дала им возможность уехать. Это неслыханное доселе требование сначала игнорировали, затем за него наказывали, а затем, после длительной борьбы, советская супердержава сдалась и начала понемножку выпускать евреев.

Это было время, когда многие сидели в "отказе", а за открытые выступления могли посадить и в тюрьму. Я уверен, что большинство тех, кто храбро сопротивлялись "империи зла", были вдохновлены песнями и воспоминаниями о сестрах Бэрри. Американский дуэт помог им понять, что евреем быть не только не позорно, а наоборот почетно, и что за пределами Советского Союза они смогут не стесняться своего еврейства и открыто слушать и петь свои национальные песни.

...И вот, в теплый июньский вечер, я вручил Клэр Бэрри Почетную грамоту со словами признания и благодарности от имени всех советских евреев и всех зрителей в зале. Она была от души тронута. Я полагаю, что никто никогда ее раньше не благодарил: американцы не знают о популярности сестер Бэрри в бывшем СССР, иммигранты оттуда не знали, как и где это сделать. Со слезами признательности в глазах Клэр поблагодарила аудиторию на русском языке, который она помнит со времен своих советских гастролей, когда она пела "Хава нагилу" в Москве. Я смотрел на эту добрую фею и чувствовал, как у меня замирает сердце от благоговения перед певицей, которая помогала "делать историю".


Содержание номера Архив Главная страница