Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #15(248), 18 июля 2000

Константин КАПИТОНОВ (Москва)

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: В ОЖИДАНИИ ОМОЛОЖЕНИЯ И ПЕРЕМЕН

Напряженность на Ближнем Восток может в любой момент обостриться. По причинам чисто политического характера.

Сирия и Израиль по-прежнему находятся в состоянии войны. Приостановленные в 1996 году израильско-сирийские мирные переговоры время от времени возобновляются, но буксуют на каждом шагу. Иерусалим не спешит с реализацией соглашений, подписанных с Организацией освобождения Палестины (ООП). А критические для "перманентного статуса" израильско-палестинских отношений темы - судьба Иерусалима и израильских поселений, международно-правовой статус и границы будущего Палестинского государства или вопрос палестинских беженцев - дают основание ожидать сложные переговоры, успех которых не гарантирован. К этому следует добавить конфликты между исламистами и светскими режимами, которые до сих пор не приблизились к разрешению.

А, между тем, на политической сцене Ближнего Востока появляются новые лидеры. И никто не знает, какой путь они изберут...

"Великие долгожители" арабского мира уже начали уходить в мир иной. Первым ушел король Хусейн, занимавший иорданский трон почти полвека. Вторым - марокканский монарх Хасан Второй, носивший корону 38 лет. И совсем недавно на встречу с Аллахом отправился "сирийский сфинкс" - Хафез Асад, занимавший президентское кресло без малого три десятилетия.

Давно и тяжело болен король Саудовской Аравии Фахд, которому 78 лет. Страной фактически управляет его сводный брат - наследный принц Абдалла. И хотя состояние здоровья у него неплохое, его пребывание на троне вряд ли будет долгим: ему 77.

Здоровье палестинца #1 Ясира Арафата, которому 4 августа 1999 года исполнилось 70 лет, постоянно ухудшается. Особенно после катастрофы его самолета в Ливийской пустыне. Тогда у него произошло кровоизлияние в мозг. Сегодня телезрители могут видеть, как у Арафата трясутся руки и губы. Специалисты считают, что палестинский лидер страдает болезнью Паркинсона. Но, по их мнению, даже при этой болезни, при условии регулярного приема надлежащих лекарств, человек может более или менее нормально функционировать в течение долгого времени. До резкого ухудшения, которое обычно наступает без предварительных симптомов.

В хорошей физической форме пребывает правитель Ирака Саддам Хусейн. Он моложе остальных, но противостояние всему миру делает его власть не слишком устойчивой.

Нет необходимости подчеркивать, насколько важно для стабильности ближневосточного региона, кто примет властные полномочия из рук президентов и королей. Впрочем, с монархами все ясно: корона, как правило, передается наследнику. Гораздо сложнее с государствами, где демократические институты - не более чем ширма для авторитарного и не терпящего оппозиции режима. Есть ли принципиальное различие между монархическими режимами и теми династиями, которые основали в Сирии и в Ираке Хафез Асад и Саддам Хусейн, готовясь со временем передать бразды правления своим детям? Различие минимальное: ни тот, ни другой не носили короны. Смена правителя в такой стране может привести к самым неожиданным результатам.

В Иордании умирающий король Хусейн в последнюю минуту изменил завещание. Отодвинув в сторону своего "дублера" - младшего брата Хасана, он объявил престолонаследником старшего сына Абдаллу, 37-летнего генерала, прежде неизвестного большинству иорданцев. Вся эта история с назначением нового наследника престола носила оттенок придворных интриг. В ней нашла свое выражение непреложная истина современной арабской политики: несмотря на все перемены в обществе - идущие с Запада новые культурные веяния, расширение духовного горизонта - власть в Иордании осталась единоличной и абсолютной.

Возможный уход в мир иной иракского диктатора наверняка приведет к столкновению между его сыновьями - старшим Удаем и младшим Кусаем. Тем более, что первый лишился главных ролей из-за своего необузданного характера. Напомним, что в октябре 1989 года он убил старейшего охранника отца на глазах сотен людей, включая супругу египетского президента. В наказание его отправили в... Швейцарию. Правда, в качестве компенсации Саддам передал во владение старшему отпрыску средства связи и футбольную команду. Но Удай не смирился с отстранением с ключевых позиций и уже сколотил "гвардию" из нескольких тысяч боевиков. Впрочем, по сравнению с возможностями Кусая, его силы невелики.

Что касается дальней перспективы, то, как представляется, ситуация должна непременно измениться. Ведь режим Саддама "сшит", как перчатка, на его руку. Причем, под его "присмотром" и приспособлен к его потребностям. Поэтому стоит ему исчезнуть со сцены, как выпестованная им система власти станет медленно, но неуклонно рушиться, начнутся бунты и попытки переворота. Есть шанс, что поднимут голову мусульмане-шииты с юга. Так же как и два миллиона шиитов из багдадских кварталов бедноты.

Правда, в Ираке уже наметились некоторые перемены. По сообщениям из Багдада, там объявлено о грядущей реформе органов власти. Будет упразднен Совет революционного командования, а его место займет Государственный совет. Его главой станет, разумеется, Саддам Хусейн, а заместителем - 33-летний сын Кусай, который считается официальным преемником иракского правителя. Судя по всему, Багдад пошел на это, чтобы продемонстрировать миру и внутренней оппозиции готовность к смягчению режима.

А вот каковы дела в Египте. Президенту Хосни Мубараку 72 года, он отличается завидным здоровьем. К власти пришел в октябре 1981-го и с тех пор благополучно пережил немало кризисов и даже покушений. В октябре 1999 года он вступил в четвертый срок президентства, хотя на заре своего правления поклялся оставаться в этой должности не более двух шестилетних сроков. В этой связи египетские журналисты называют нынешнюю политическую систему страны "безнадежно отсталой, примитивной и вызывающих у политически сознательных египтян чувство стыда".

Что любопытно - Мубарак до сих пор не назначил вице-президента. Не определил (во всяком случае, официально) и преемника. Тем не менее, он усиленно продвигает на политический Олимп своего сына Гамаля, который стал весьма заметен в коридорах власти. Особенно после того, как был введен в руководство правящей в Египте Национально-демократической партии. Ее, кстати, возглавляет... его отец.

Ну, а кто примет властные полномочия из рук палестинского лидера? Эксперты, занимающиеся анализом информации о ситуации в Палестинской автономии, утверждают: прогнозирование возможного ухода с политической сцены Ясира Арафата - задача весьма сложная.

Все дело в том, что лидер автономии не только не готовит себе преемника, но старается пресечь на корню рост и политическое созревание любых претендентов на лидерство. При этом использует проверенный метод: разделяй и властвуй. Поэтому даже Абу Мазен (Махмуд Абас), человек номер два в совете автономии, один из архитекторов мирного процесса, кажущийся многим естественным приемником Арафата, никак не может накачать политические мускулы. Шансы Абу Мазена, не имеющего среди палестинцев достаточного влияния, сегодня менее весомы, чем шансы его конкурентов. Если кто и сменит Арафата, то какая-нибудь "темная лошадка" в генеральских погонах (скорее всего - один из руководителей палестинских спецслужб), о существовании которой лидер автономии и не подозревает, что дает той возможность тихо мобилизовать сторонников в свой лагерь.

На этом фоне выделяется ситуация в Саудовской Аравии. Порядок престолонаследия здесь определен заранее. На смену тяжело больному королю Фахду придет наследный принц Абдалла, который с середины 90-х годов фактически управляет королевством. Тем не менее, дело обстоит непросто. Недостатка в потенциальных преемниках нет, поскольку монаршая семья весьма обширна, и в ней идет настоящая борьба за вхождение в правящую элиту. Кроме того, престолонаследник в меньшей степени, чем монарх, верен союзу с Америкой. Он больше ориентируется на арабский мир, чем его старший брат. Разумеется, он не станет портить отношения с Вашингтоном, но и потакать американцам не будет.

Вторая причина - ухудшающееся экономическое положение королевства. В этих условиях власти Саудовской Аравии будут вынуждены сократить дотации на социальные нужды, что вызовет недовольство населения. Значит, местные исламисты усилят свои позиции и в обстановке растущего недовольства политикой США могут осуществить нападения на американские представительства.

Не исключено, что после смерти короля Фахда еще больше усилятся противоречия между членами королевской семьи. Это может стать дополнительным дестабилизирующим фактором.

Ну, а что ожидает Сирию после смерти Хафеза Асада?

Власть предержащие приняли срочные меры по укреплению позиций и авторитета нового лидера - 34-летнего сына президента Башара. Не успел сирийский "лев" (именно так переводится с арабского фамилия Асад) отойти в мир иной, как руководство правящей в Сирии Партии арабского социалистического возрождения (БААС) официально выдвинуло его кандидатом на президентскую должность. Еще через несколько часов он был произведен из майора запаса в чин генерал-лейтенанта и назначен главнокомандующим сирийских вооруженных сил. Некоторое время спустя 9-й съезд БААС избрал его генеральным секретарем партии. А 27 июня сирийский парламент единогласно утвердил Башара президентом страны и назначил на 10 июля общенациональный референдум, который, вне всякого сомнения, одобрит решение парламентариев.

Но главное - парламент принял поправку к конституции, снижающую возрастной ценз для кандидатов на президентский пост с 40 до 34-х лет. Это позволит Башару занять кресло главы государства на законных основаниях: ему как раз 34 года.

И все же... Даже если передача власти пройдет гладко, Башару понадобится немало времени, чтобы стабилизировать и укрепить свой режим. Тем более, что не исключена вероятность захвата власти со стороны мусульман-суннитов, почти 30 лет находившихся под правлением алавитского меньшинства (покойный президент - выходец из общины алавитов, составляющей не более 10% мусульманского населения Сирии). О своих претензиях на президентское кресло заявил младший брат Хафеза Асада - Рифаат, изгнанный из страны в 1984 году за попытку переворота. А сколько еще затаилось влиятельных чиновников, обиженных покойным президентом?

Единственным "лучом света в темном царстве" на Ближнем Востоке, как считают многие наблюдатели, может стать... Иран. Разумеется, в том случае, если президенту Мохаммаду Хатами удастся одолеть консерваторов. Пока стороны сохраняют паритет. Радикалы во главе с аятоллой Али Хаменеи по-прежнему контролируют армию, внешнюю политику, юстицию и силы безопасности, а также "Корпус стражей исламской революции".

Тем не менее, Хатами удалось провести в правительство и в муниципалитеты своих сторонников. Его курс на сближение с арабским миром, прежде всего с Саудовской Аравией и Египтом, поддерживает большинство граждан страны. Несмотря на недовольство радикалов, президент-реформатор существенно улучшил отношения с Европейским сообществом и предпринял попытки найти общий язык с американцами.

Итак, на политическую сцену выходят новые лидеры. Станет ли при них новым и Ближний Восток?


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница