Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №14(247), 4 июля 2000

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

В ОЖИДАНИИ...

Гастроли театра Михаила Козакова в Америке

"Ноэл Кауард1!" - воскликнули один за другим лучшие актеры нашего времени (кроме С.Юрского) и принялись завоевывать отворачивающуюся от театра публику. Во времена нынешнего "дикого" капитализма в России уставшие люди будут рады отвлечься от забот и позабавиться - по-видимому, рассуждают наши высокочтимые мастера искусств. Да и за границей более благополучные труженики предпочтут репертуар для отдохновения... И развлекают. Мастерски, изящно, владея секретами актерской профессии. Привычно вводят в постановки эффекты музыкальных заставок, эстрадных пародий, веселых развязок и всего прочего давно отработанного, но надежного материала, что попадается под руку.

Русская антреприза Михаила Козакова - актера и режиссера, издавна любимого всеми за талант, ум, просвещенность, редкостное обаяние и былую принадлежность к театрам высоких духовных устремлений - театру имени Маяковского, МХАТу, ефремовскому "Современнику", эфросовскому театру на Малой Бронной - не уклонилась, увы, от общего поветрия.

Конечно, на гастролях в Америке театралы встречали выход Козакова аплодисментами. О, диво! Он все так же строен, элегантен и красив как в годы молодости, когда сыграл Шарля в фильме Ромма "Убийство на улице Данте". Легкая накладка из светлых волос, сменившая прежнюю темную шевелюру, конечно, помогает, да и нужна по роли, но и без нее он может смело обходиться. Аристократизм тонких черт не портит отсутствие ореола ...

Накопленного мастерства же не занимать. Его персонаж, именуемый Чарльз, чуть забавен, догматичен и старомоден со своим грассированием. Словом, из салонной роли господина, удачно женатого, как выясняется, вторично, и забывшего о своей неугомонной первой жене, что скончалась безвременно, схватив простуду, Козаков вытянул все возможные забавные нюансы. Вовлеченный в спиритический (по заглавию "Невероятный") сеанс, итогом которого является "пришествие" покойной, он весьма живо провел сцены с женами порознь и вместе, когда умершая присутствует невидимкой для здравствующей, умудрился виртуозно балансировать между обеими и внезапно, описав кривую, спародировать в диалоге Карцева... А также с комедийной недоуменностью в финале принял известие о гибели в автокатастрофе второй жены и изобразил этюд на тему известного анекдота: "и здесь тебя нет, и здесь тебя нет", заменив его словами: "один, один, совсем один" в ритме, переходящем в лезгинку, и, увенчивая себя, словно для семейного фотоальбома, обеими "покойницами" в белом. Короче, анекдот разыграл до его смешного и пустого финала. Ибо с тем, что финал обнажил окончательно пустоту пьески, спорить не приходится. Она, пустота, была очевидна изначально.

О, разумеется, и в другие времена - похуже или получше - на театре с успехом шли не только пьесы Шекспира, Мольера или Островского. Пьесы-однодневки, пьесы-пустячки очень часто давали возможность артистам раскрепоститься и внести от себя живую злободневность, сиюминутность бытия.

Эту возможность находили порой не в тексте, а в подтексте. И театр на материале далеко не классической литературной основы одаривал праздником ...

В "Невероятном сеансе" даже такое соединение сцены с залом не формируется. Да, мы поглядели некие картинки. Лихо отплясала, высоко закидывая длинные ноги, горничная - Эдит, которую играла Ирина Кулакова или Лариса Дамаскина, что осталось непроясненным из - за неотмеченной программы. Танец обещал, что все последующее будет еще веселее. Увы, не стало. Практически бессловесными и "безрольными" оказались два замечательных представителя актерской Москвы - Лидия Савченко (миссис Бредман) в 80-е годы великолепно сыгравшая в спектакле режиссера А.Васильева "Взрослая дочь молодого человека" по пьесе В.Славкина на сцене драматического театра имени Станиславского, и Анатолий Грачев (доктор Бредман) - артист театра на Малой Бронной, особо запомнившийся в эфросовском спектакле "Брат Алеша".

Появились они заметно, броско, экстравагантно, хотелось, чтобы шаржированный тон, начатый Савченко, продолжался. Но ему не на что было опереться в тексте. И тонкая прозрачная душевность Грачева могла бы воздействовать по-своему, но что играть, если нечего играть? Маски остаются масками, а не образами...

Увы, следует признаться, что маска, надетая Майей Менглет для роли мадам Аркати, пожалуй, слишком уж агрессивна и вовсе не загадочна. Увлекающаяся спиритизмом дама, оригиналка, приезжающая в гости исключительно на велосипеде, почему-то беспрерывно хлопает себя по бедрам, размахивает руками и напоминает скорее колхозницу, нежели чудаковатую английскую леди. Жаль, что у опытной актрисы не осталось в арсенале интересных выразительных средств.

Татьяна Кравченко (Рут), казалось бы, могла раскрыть тайну сердца, разъедаемого ревностью к первой жене своего мужа, но всю роль она просто прокричала. Каждое слово было хорошо слышно, ничего не пропало, но иногда хочется полутонов, тихих ответов, выученность которых не заметна, и собственно того, ради чего мы и ходим в театр, - игры...

Игрой нас побаловала протанцевавшая ногами и руками роль "покойницы" Эльвиры - Амалия Мордвинова. Можно себе представить, как хороша на этом месте Т.Догилева, чью фотографию мы видим в программке, но и А.Мордвинова мелодию свою ведет с обаянием и озорством. Она - отличная партнерша. Реплику о том, что на том свете "мы сидим и смеемся", Козаков подхватывает, как мячик, с видимыми печалью и юмором по поводу дел земных и небесных.

Итак, все остались сами собой, сыграли, кто что умеет, и отправились дальше в нелегкое турне с каждодневным переездом...

Господи! Помоги Козакову! Что же ему с умом и талантом вдруг оказаться в бездумной и не вдохновляющей атмосфере плоской драматургии? Что же ему изгибать стан в пустых ролях? Да держать на своих все же не кариатидных плечах развлекательную антрепризу, спасаясь от "прогара"?

Для того ли самым юным Гамлетом Москвы в театре под руководством Охлопкова он покорил сердца почитателей искусства, представал очаровательным лордом Горингом в "Идеальном муже" во МХАТе, Актером, по лицу которого текли непроизвольные слезы в современниковском "На дне", похожим на чертика Кочкаревым в эфросовской "Женитьбе"?

Для того ли режиссер Козаков ставил на ТВ "Покровские ворота" Л.Зорина и фрагменты из "Фауста" Гете с незабвенным Зиновием Гердтом, "Последнюю жертву" Островского с О.Янковским?

Выступал с программами художественного чтения, поражая редкостной даже среди актеров памятью?

Уезжал в Израиль, играл на иврите Чехова, написал книгу... Вернулся в Москву! Ничего не утратил из своего дара... Обрел счастье в новой семье и двух прелестных детях...

Все у него хорошо. Но, Господи, помоги ему с ролями, драматургией и той художественной образностью, что составляет магию настоящего театра. Он это заслуживает. Он в ожидании...


Смотри также:


1 Английский драматург


Содержание номера Архив Главная страница