Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №14(247), 4 июля 2000

Виталий ОРЛОВ (Нью-Йорк)

КОНЦЕРТ ДЛЯ НАТАНА РАХЛИНА С ОРКЕСТРОМ

Одно из самых волнующих воспоминаний юности: в городском саду играет - да-да, оркестр, но, правда, не духовой. Нет, духовой тоже частенько играл на его центральной площадке возле памятника Шевченко, расположившись просто на сдвинутых вместе скамейках для гуляющих. Но в памяти осталось другое: эстрада и открытый летний амфитеатр с неудобными, врытыми в землю крашеными скамейками в дальней части сада, круто спускающегося к речке.

В большом украинском городе Харькове теплый летний вечер. Нарядная публика прогуливается по трем ведущим к театру аллеям, и уже издалека слышна пленительная увертюра к "Летучей мыши" Штрауса в исполнении симфонического оркестра городской филармонии под управлением дирижера Израиля Борисовича Гусмана. Он вскоре неожиданно для многих уехал в Горький и стал впоследствии очень известным. А где-то в 1966 году вдруг переезжает из Киева в Казань и выдающийся дирижер нашего времени Натан Григорьевич Рахлин, тоже начинавший свою карьеру в Харькове и в течение 25 лет руководивший Государственным симфоническим оркестром Украины, а все годы войны - Государственным симфоническим оркестром СССР.

До 1962 года в Киеве, в городском саду на Владимирской горке такие же бесплатные концерты, как и в Харькове, давал Государственный оркестр Украины. Огромный летний театр бывал полон. Когда Натан Рахлин, плотного телосложения человек, стремительно выходил к освещенному дирижерскому пульту, трудно было угадать в нем тот темперамент, с которым он потом исполнял любимые публикой вещи. Незаурядное дирижерское мастерство и артистизм Рахлина проявились в исполнении им 9-й симфонии Бетховена, "Фантастической симфонии" Берлиоза, произведений Чайковского, Брамса. До сих пор из глубины души поднимается чувство, которое иначе чем восторг не назовешь, когда вспоминаешь его исполнение Второй Венгерской рапсодии Листа.

Со дня смерти Рахлина прошло более 20 лет, и все эти годы о нем вспоминали разве только родные и небольшое число близких друзей и почитателей. Вопрос "почему?", честно говоря, вопрос риторический. Беру на себя смелость утверждать, что Украина никогда на моей памяти ни в грош не ставила (за очень редкими исключениями, относящимися более всего к актерам украинского драматического театра) ни деятелей своей науки, ни литературы, ни музыки, ни кино, если только они не бежали впереди партийного паровоза. Что уж говорить о евреях... Их "выдавливали" в провинцию: в Горький, Татарстан, Казахстан и еще бог весть куда.

А в оркестре у Рахлина большинство музыкантов были евреями. Выдающегося дирижера современности не спасли от "ссылки" в провинцию даже выступления в сельских клубах для свиноводческих бригад коммунистического труда. Нет, это не анекдот! В этом можно было убедиться, рассматривая афиши на фотомонтажах, посвященных Н.Рахлину, в фойе Great Hall Cooper Union в Манхэттене, где недавно впервые в Нью-Йорке состоялся грандиозный концерт американского симфонического оркестра "Manhattan Virtuosi" памяти Натана Рахлина.

Дирижер Аркадий Лейтуш и оркестр Manhattan Virtuosi

Задолго до этого, около года назад, группа энтузиастов создала в Америке Мемориальный фонд для увековечивания памяти великого дирижера. Исполнительный директор фонда Юлиан Рапапорт рассказал, что главной причиной создания фонда послужила угроза для семьи Рахлина оказаться в Киеве без крыши над головой. Семья дирижера, в расчете на обещанное ей властями возмещение затрат на установку памятника и выполнение других мемориальных работ, заложила банку свою квартиру. Как и великое множество других обещаний, "самостийна" Украина не выполнила и это. В телефонном разговоре 5 мая этого года с Леонорой Рахлиной, дочерью дирижера, Юлиан Рапапорт узнал, что квартира продана на аукционе, который Леонора назвала "воровским", и что по неофициальным данным покупателем квартиры является... личный секретарь президента Л.Кучмы!

В Европе и Америке имя Рахлина не было хорошо известно из-за того, что ему не только не разрешали выезжать за границу, но и препятствовали распространению его записей. Однако те немногие любители музыки, которым довелось его слышать, называли его "Моцартом дирижирования".

Натан Рахлин родился в маленьком украинском городе, в еврейской семье, 10 января 1907 года. В возрасте трех с половиной лет он начал играть на скрипке, в четыре года - в детском оркестре, а в семь лет стал работать музыкантом в местном кинотеатре. Во время Гражданской войны, когда Натану было чуть больше 10 лет, он стал горнистом в дивизии Котовского и там одновременно осваивал другие духовые инструменты. В 1923 году Натан поступил в Киевскую консерваторию, изумив приемную комиссию исполнением скрипичного концерта Мендельсона в собственном переложении для трубы. Владение многими музыкальными инструментами, в том числе струнными, впоследствии сыграло важную роль в общении его с музыкантами.

После окончания консерватории Рахлин дирижировал оркестрами в Харькове и Донецке. Его заметил Хрущев и спустя несколько лет, в 1937 году, назначил художественным руководителем Государственного симфонического оркестра Украины. На этом посту он проработал до 1962 года. В 1962 году Рахлина изгнали с этой должности, чтобы освободить место для дирижеров-украинцев. В течение нескольких лет он не имел своего оркестра и гастролировал во многих городах бывшего Советского Союза. В конце концов он оказался в Казани и там создал Государственный симфонический оркестр Татарской АССР, который вскоре стал ансамблем мирового класса, хорошо известным в Москве.

Огромный талант Рахлина сделал его легендой среди музыкантов.Однако потрясения последних лет не прошло бесследно: ему было всего 72 года, когда там же, в Казани, он умер. Прах его был перевезен семьей и похоронен в Киеве без какого бы то ни было участия власть предержащих...

Итак, концерт в Great Hall Cooper Union, посвященный 20-летию со дня смерти дирижера. В программе концерта три премьеры: Органная прелюдия И.С.Баха в переложении для оркестра, "Неоконченная симфония" М.П.Мусоргского и оркестровая версия произведения современного американского композитора Хемпсона Сислера "The Cosmic Divide" на библейскую тему. Кроме того, были исполнены произведения Сен-Санса, Чайковского, Берлиоза.

В зале Cooper Union сразу же установилась та атмосфера праздника, которая по каким-то едва уловимым признакам всегда складывается во время акта настоящего большого искусства. Нельзя сказать, что прекрасный зал Cooper Union был переполнен, но одухотворенные лица слушателей, приготовленные для музыкантов цветы, наконец, присутствие в зале композитора Сислера - все это создавало атмосферу предвкушения встречи с Музыкой. И эта встреча произошла. На сцене "Manhattan Virtuosi", а на подиуме перед сценой - фотопортрет Натана Рахлина с зажженной поминальной свечой перед ним.

Что пользы в разговоре о Музыке? Ее надо слышать! Музыканты играли вдохновенно, и немудрено: основанный в 1995 году Мэрионом Даниелем, закончившим манхэттенскую Школу музыки по классу фортепиано у Аркадия Аронова и Александра Эдельмана и дирижерский класс у Дэвида Гилберта и Аркадия Лейтуша - главной фигуры мемориального концерта, - оркестр состоит из молодых музыкантов (средний возраст 24 года), выпускников лучших консерваторий мира. Огромную подготовительную работу проделал дирижер Аркадий Лейтуш. Специально для этого мемориального концерта он сделал оркестровки прелюдии Баха и сочинения для двух фортепиано Сислера. Кроме того, работая над Сонатой для двух фортепиано Мусоргского, А.Лейтуш предположил, что этот опус был задуман композитором как симфония. На это косвенно указывало замечание, сделанное на полях рукописи самим композитором. И тогда А.Лейтуш решил сделать оркестровку, которую он назвал "Неоконченной симфонией".

Об Аркадии Лейтуше критики пишут как о дирижере великой русской школы. В США он впервые обратил на себя внимание, когда дебютировал с Детройтским симфоническим оркестром, заменив своего заболевшего соотечественника Юрия Темирканова. А.Лейтуш получил образование в двух российских консерваториях, где его учителями были, среди других, Борис Хайкин и Кирилл Кондрашин. Начиная с 1980 года, он выступал со многими известными оркестрами - Большого театра России, Нью-Йоркского симфонического и др.

- Что соединило вместе вас, Натана Рахлина, оркестр "Manhattan Virtuosi" и произведения, которые сегодня исполнялись? - спросил я у маэстро Лейтуша после концерта.

- На этот вопрос так просто не ответишь! С этим оркестром я работаю постоянно, и это очень интересно, потому что можно экспериментировать благодаря профессионализму, молодости и мобильности музыкантов. Идея концерта памяти Рахлина возникла год назад, но при осуществлении ее было много трудностей, в том числе и финансовых, так что, честно говоря, пришлось вложить и свои собственные деньги, и привлечь многих спонсоров. Но не только о деньгах речь. Важен художественный результат. Я надеюсь, что вам понравилась и программа, и исполнители, и то, как это прозвучало, а, судя по восторженному приему и оркестра, и солиста-виолончелиста Миши Квинта, слушатели довольны. Вот эти первые минуты успеха - это ощущение счастья. Что касается программы, то я считаю, что вовсе не обязательно в этом концерте было играть произведения из репертуара Натана Рахлина. Моя память о нем - это сделать то, что я умею лучше всего, а сегодня, что ни говори, прозвучали три мировые премьеры, в особенности Мусоргский. Это как раз и подчеркивает значение момента. Кроме того, Берлиоз особенно хорошо получался у Рахлина, и я помню это до сих пор. Его коронными произведениями были и Брамс, и Вторая Венгерская, о которых вы спрашиваете, но мы выбрали "Ракоци марш", потому что всего не сыграешь...

От себя добавлю, что одним из спонсоров концерта был и композитор Х.Сислер. Получив музыкальное образование как органист, Хемпсон Сислер решил также получить медицинскую степень в Нью-Йоркском университете (NYU). Сегодня, являясь автором более 60 музыкальных произведений, он - практикующий офтальмолог.

Поблагодарив Аркадия, я обращаюсь к Юлиану Рапапорту и прошу его сказать несколько слов.

- Впервые за 20 лет в мире прозвучала музыка в честь великого дирижера. Важно также, что это произошло в Нью-Йорке. Мы получили приветствие от дочери дирижера. Она счастлива, что это произошло, желает всем присутствующим и всем сочувствующим счастья, очень благодарна всем им и жалеет, что не смогла приехать на концерт сама. Но приглашение на въезд в США у нее есть, она приедет при первой же возможности, и тогда мы с ней сделаем тур по стране, чтобы она могла сама рассказать слушателем, как "чтят" память Натана Рахлина на его родине. К сожалению, фотовыставку, посвященную Н.Рахлину, которая экспонирована в фойе, нам не удалось дополнить произведениями художника Самуила Каплана, тоже живущего ныне в Нью-Йорке, который в свое время рисовал Рахлина "с натуры".

К счастью, у меня есть возможность несколько компенсировать читателям это упущение.

Киев, 1952 год. В городском саду на Владимирской горке оркестр Натана Рахлина играет увертюру "1812 год" Чайковского. В первых рядах летнего театра - молодежь, ученики расположенной неподалеку художественной школы, завсегдатаи симфонических концертов. Экспрессивная, яркая личность дирижера привлекает их и как художников. Юный Сеня Каплан ходит на концерты с альбомом и непрерывно делает наброски портрета Рахлина. Однажды ребята решили подарить любимому маэстро букет цветов. Единодушно решили, что вручать букет должен, конечно, Семен.

С.Каплан. Комната в квартире Н.Г.Рахлина. 1978 г. (Эскиз к картине "Обыск")

Молодой художник был замечен маэстро и получил от него через дочь приглашение к себе домой. Ему запомнилась квартира Рахлиных, заполненная многочисленными предметами искусства, так или иначе связанными с профессией хозяина, огромный черный дог и книги. Книги были повсюду: в шкафах, на столах и тумбочках, даже на полу. Особенно живописный книжный беспорядок виднелся через приоткрытую дверь комнаты, которая, видимо, служила библиотекой. Впечатление такое, будто там делали обыск. Так и зарисовал увиденное художник. Он еще несколько раз был гостем семьи Н.Рахлина, и память об этих визитах, как и сделанные тогда рисунки, он сохранил до сегодняшнего дня. Приехав в Нью-Йорк и узнав о существовании Мемориального фонда памяти Рахлина, С.Каплан разыскал Ю.Рапапорта и подарил фонду несколько своих рисунков.

В концерте был еще один необычный момент. В антракте четверо музыкантов - концертмейстеров струнных групп оркестра, представляющих Forte Quartet, - играли для публики "Ноктюрн" Бородина и "Вальс" Глазунова. Подлинным же forte прозвучало в финале письмо Леоноры Рахлиной в адрес юбилейного мероприятия:

"Позвольте мне сегодня обратиться ко всем вам, кого объединило незабвенное имя - Натан Рахлин. Как долго мы, его потомки, ждали этого дня. Фактически впервые за двадцать с лишним лет со дня смерти великого дирижера его память отмечается на подлинно достойном уровне. Я знаю, среди тех, кто сегодня в концертном зале, нет ни одного равнодушного, недоброго человека. Как всегда, вокруг Натана Рахлина, с его светлой преданностью госпоже Музыке, соберутся люди, души которых исполнены благородства, а сердца открыты для любви и справедливости. Думаю, что сегодня будут в зале многие из тех, кто поддержал и продолжает поддерживать нашу семью в годину бедствий; из тех, чьей помощью и добром только и живы мы до сих пор. Бесконечно жаль, что я не смогла быть рядом с вами в этот торжественный и гордый день. Увы, обстоятельства сильнее нас: по не зависящим от моей воли причинам я не смогла приехать. Но мысленно я с вами, дорогие друзья! Вместе с вами я всматриваюсь в портрет Рахлина, вместе с вами погружаюсь в таинственный и прозрачный мир музыки, вместе с вами аплодирую ее вдохновенным творцам. Дай вам Бог, "Manhattan Virtuosi"; дай вам Бог, маэстро Лейтуш, маэстро Квинт! Благословляю всех, присутствующих на концерте, на долгую и счастливую жизнь.

Леонора Рахлина,
14 мая 2000 года".


Содержание номера Архив Главная страница