Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #14(247), 4 июля 2000

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

Нам пишут:


ЕЩЕ РАЗ К ВОПРОСУ О ДЕПОРТАЦИИ ЕВРЕЕВ

В последние годы в русской печати Америки активно дебатируется вопрос о возможной депортации евреев в СССР в начале 50-х годов. Некоторые утверждают, что такой план существовал, и подготовка к его осуществлению велась активно. Другие отрицают все это. Журнал "Вестник" не остался в стороне от этой темы. В статье С.Мадиевского "1953: предстояла ли советским евреям депортация?", опубликованной в журнале #17 за 1999 г., излагаются существующие две точки зрения. И вот в журнале #10 за этот год появляется письмо Иосифа Кременецкого "К вопросу о подготовке депортации евреев в СССР". Автор на основе своего видения событий того страшного времени считает, что "гипотеза о депортации евреев не имеет веских доказательств и не может считаться правдивой".

Я не согласен с такой позицией. Хотя у меня нет никаких архивных документов, и я могу лишь сослаться на свою память о том времени, тем не менее, я хочу возразить автору.

В своем письме он часто ссылается на боязнь Сталиным мирового общественного мнения, на нежелание обострять внутреннее положение в стране, на то, что евреи занимали видное место в науке, в руководстве народным хозяйством, в литературе и искусстве. Мне кажется, что нельзя ждать какой-то логики в поведении тиранов и диктаторов, каким и был Сталин. Разве он когда-либо в своих действиях прислушивался к общественному мнению внутри страны? Он знал, что его послушные сатрапы всегда сумеют организовать его так, как ему необходимо? Вспомним о борьбе с "врагами народа" в 1936-39 годах, когда на "массовых" митингах гремело всеобщее "одобрямс" и требование смерти "врагам народа". А компания против "безродных космополитов", предтеча начала массового государственного антисемитизма в стране? И вновь на собраниях в учреждениях, вузах, НИИ трудящиеся клеймили отщепенцев публично, и под улюлюканье коллективов их изгоняли с работы.

И, наконец, "дело врачей", которое было начато по прямому указанию Сталина, как непосредственный повод к депортации евреев. Вокруг этого "дела" была развернута массовая истерия, в которую поверил народ. Началось шельмование врачей-евреев. В больницах, поликлиниках простые люди, поверив в запущенную "утку", отказывались от лечения у врачей-евреев. Моя жена, в те годы молодой врач-терапевт, работала в Брестской центральной железнодорожной больнице. Она возвращалась домой в слезах, потому что подвергалась оскорблениям со стороны пациентов...

Примеров можно приводить много. И проблемы "общественного мнения" никогда не волновали Сталина. Известно, что он к тому же был паталогическим антисемитом. Большинство его противников в борьбе за "ленинское наследие", в борьбе за власть были евреями (Троцкий, Зиновьев, Каменев и др.). Они были более популярны в партии и массах, ближе к Ленину. Борясь с ними не на жизнь, а на смерть, Сталин уже тогда удовлетворял не только свое гипертрофированное властолюбие, но и патологический антисемитизм. Достаточно ярко это видно в отношении "отца народов" к своим детям. Он презирал своего старшего сына Якова. Ведь тот женился на еврейке. Он выразил бурное негодование своей любимой дочери Светлане, когда она вышла замуж за еврея Морозова и добился их развода. Еще больший гнев вызвало у него известие, что у Светланы роман с евреем Каплером, и тот по его приказу был сослан в Воркуту.

Сталин никогда не считался с мировым общественным мнением. Созданный им вокруг СССР "железный занавес" не давал возможность советским людям знать истину о событиях на Западе, а Западу - о том, что в действительности происходило в СССР. "Вражеские голоса" нещадно глушились, на создание "глушилок" тратились многие миллионы рублей.

Сталин проделал "успешный" эксперимент с некоторыми народами Северного Кавказа, татарами Крыма по выселению их всех, невзирая на должности и заслуги, в восточные районы страны, и никто и ничто не помешало ему.

Все время Сталин ревниво следил за успехами Гитлера на международной арене, за ростом его популярности в Германии. Ему не давали покоя "лавры" Гитлера, шло негласное "соревнование" двух тиранов. Гитлер не смог решить "еврейский вопрос". Вполне возможно, что Сталину могла прийти мысль "обскакать" его и в этом деле. Тем паче "опыт" уже был.

Мысль И.Кременецкого о том, что массовое выселение евреев могло нанести большой урон народному хозяйству, науке, и поэтому на такой шаг Сталин бы не решился, не имеет под собой основы. Ведь решился же Сталин на уничтожение цвета командного состава армии и флота в 1937-39 гг., накануне войны, пустив под кровавый каток репрессий целую когорту командиров и политработников!

Мысль о том, что "акция" с евреями "нанесла бы огромный ущерб всему коммунистическому движению", тоже не могла остановить Сталина. Ведь по примеру СССР в странах "народной демократии" прошла волна процессов над "оппозиционерами"-евреями (процесс Сланского в Чехословакии, Ракоши в Венгрии, процессы в Польше, из-за которых началось массовое бегство евреев в Израиль). Все это сопровождалось резким усилением антисемитизма в этих странах.

Во время войны и сразу после победы в СССР на многих руководящих постах в промышленности, науке были евреи. В те годы их богатый опыт, организаторские способности, знания использовались правительством на полную катушку. Они нужны были для обеспечения победы и быстрейшего восстановления народного хозяйства. Но уже с конца 40-х-начала 50-х их начали вытеснять со всех руководящих постов. Было негласное указание никого из евреев вновь не выдвигать на руководящую работу. Перестали принимать евреев в военные академии (я сам сделал три попытки и был отсеян под различными поводами), в престижные вузы, а в остальные существовала норма - 2%. Началось вытеснение евреев из науки, искусства, преподавания в вузах.

Несколько слов по поводу "списков на выселение". В 1952-53 гг. я еще служил в армии. Однажды, это было в конце 1952 или в начале 1953 г., мой близкий друг, который в то время работал начальником секретной части, рассказал мне, что пришел запрос их штаба армии прислать списки на всех офицеров-евреев, находящихся на службе. Мы не придали тогда этому особого значения. Но теперь, анализируя это, я делаю вывод, что это было именно то самое составление списков. Уже тогда был введен запрет на посылку офицеров-евреев на замену в войска, находящиеся в Европе. Офицеры-евреи могли быть посланы по замене только на Курилы, Сахалин, Камчатку, Чукотку.

Полагаю, что несмотря на то, что пока еще не найдены документы, подтверждающие, что такая акция готовилась (да и не все архивы еще открыты), логика тоталитарного, по сути фашистского, режима, делает вполне допустимой идею депортации евреев в места "не столь отдаленные".

Александр Кайзерман
(Флорида)


Содержание номера Архив Главная страница