Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №12(246), 20 июня 2000

Евгений МАНИН (Филадельфия)

СТОИТ ЛИ БЫТЬ СВЕРХДЕРЖАВОЙ?

Для начала - небольшая логическая задачка из области высокой политики. Допустим, через какое-то время Китай, невзирая на недавно присвоенный ему постоянный статус наибольшего благоприятствования в торговле, кончает цацкаться с Тайванем и поступает с ним, как в свое время с Тибетом: вторгается, силой оружия подавляет всякое сопротивление и объявляет его провинцией единой и неделимой Китайской Народной Республики. Вопрос: что в этом случае предпримут Соединенные Штаты?

Разумеется, прежде всего, напрашивается самое простое и привычное решение: с американской базы в Японии ударить по Китаю ракетами, и все дела. Для острастки, так сказать. Предварительно мобилизовав и послав в те края двести или триста тысяч морских пехотинцев с танками и вертолетами для наземных операций. Ну, и санкции, само собой. Словом, как в Ираке после наглого нападения на Кувейт - операция "Буря в Поднебесной империи" или что-нибудь в этом роде.

Но, увы, по зрелом размышлении, оказывается, что этот, такой привычный вариант невозможен. Он, так сказать, чреват последствиями, причем, весьма нежелательными. Ответный удар (не исключен и ядерный) мгновенно превратит ближайших союзников США - Японию и Южную Корею - в некое подобие Сахары; китайские межконтинентальные ракеты вполне могут достичь территории самих Штатов, а это - готовая ядерная война, результаты которой особых пояснений не требуют. Что же касается морских пехотинцев, то даже ежели в этом качестве послать в Китай все население США, включая грудных детей и столетних старцев, то что они могут сделать против 1,2 миллиарда человек? Нет, как это ни обидно, но для единственной сверхдержавы, взявшей на себя роль всемирного блюстителя порядка, этот вариант никак невозможен.

Значит, нужно искать другой выход из положения. Скажем, предоставить Тайваню ядерное оружие для самозащиты и сдерживания - по рецепту многоопытной "железной" леди, а Японию не только вооружить, но даже поощрить к разработке собственного ядерного оружия - дабы сделать ее гарантом мира в Юго-Восточной Азии. Этот вариант был бы всем хорош, не имей он одного сомнительного "побочного эффекта" - ядерную Японию. Конечно, сегодня она наш верный друг и союзник, но кто может поручится, что через двадцать или через тридцать лет не последует новый Перл-Харбор, только многократно катастрофичнее? Ведь в этом мире не существует ничего более непостоянного, чем политика.

И вот, как ни горько это признать, из сказанного напрашивается недвусмысленный вывод: в случае конфронтации с Китаем по поводу Тайваня капитуляция неизбежна. Единственная сверхдержава не станет из-за этого ставить под удар ни саму себя, ни своих солдат.

Впрочем, недавние события отлично иллюстрируют это. Когда Россия проделывала в Чечне нечто, весьма напоминающее этнические чистки в Сербии, единственная сверхдержава устами своих высокопоставленных политиков выражала "озабоченность", но и только - не будешь же наносить ракетный удар по стране с астрономическим числом ядерных боеголовок и межконтинентальных ракет! И санкции на нее не очень-то наложишь - к власти незамедлительно придут экстремисты-"ястребы", в руках которых окажутся упомянутые боеголовки. А может, и того хуже: начнут расползаться эти опасные игрушки от Ирана до Судана, а это уже не шутки, это уже просто катастрофа.

Даже с Северной Кореей, с этим коммунистическим ублюдком, приходится вести себя сдержанно: нашим славным разведчикам проникнуть туда не удается, и кто его знает, что там кроется. Ублюдок-то он ублюдок, а вдруг у него есть ракеты с соответствующими боеголовками, и он может ими долбануть нашего сердечного друга - Южную Корею?

Вот когда единственная сверхдержава (точнее - ее политическое руководство) имеет дело со странами-слабаками, способными в ответ на бомбардировку только показать фигу в кармане, тогда все становится на свои места. С ними разговор другой, как и подобает международному блюстителю. Сербия, например, пыталась сохранить свою государственную целостность теми же методами, что и Россия в Чечне. Существовала, правда, разница в исторической подоплеке: Чечня была завоевана и включена в состав Российской империи насильно, а Косово - это исконно сербская земля, заселенная албанцами-мусульманами, когда Балканы были под властью Оттоманской империи.

Подари некогда СССР Югославии сотню ядерных боеголовок с соответствующими ракетами, - не было бы никаких бомбардировок Белграда, был бы мир, покой и тишина. Албанцев, взалкавших самоопределения, вышвырнули бы в Албанию, и "международное сообщество" в лице Великобритании пикнуть не посмело бы. Но Сербия была государством-слабаком, сверхдержава дала свою санкцию, и в груду развалин превратился Белград.

Или возьмите Судан. В августе 1998 г., по поразительному совпадению именно в тот день, когда наш любвеобильный президент должен был давать малоприятные показания Конгрессу по поводу сексуального скандала с Моникой Левински, наносится ракетный удар по слабаку Судану: разрушается фармацевтический завод, который "по сведениям разведки, вырабатывает химическое оружие". С человеческими жертвами, естественно. Всем понятна подоплека этого удара. Иностранные инженеры, работавшие на заводе, в один голос утверждают, что никакого химического оружия там не было, инженер-британец, проектировавший и строивший завод, заявляет, что этот завод попросту не мог делать химическое оружие, - Пентагон упрямо твердит свое. И лишь год спустя последовало туманное заявление Госдепартамента о том, что "возможно, была допущена неточность".

Вот теперь можно сделать обобщения. Мы наблюдаем некое зловещее знамение времени. Десять тысяч лет, в течение которых развивалась наша цивилизация, наша этика и мораль, как бы замкнулись накоротко, и мы снова оказались подчиненными первобытному праву каменного века: чья дубина сильнее, тот и прав. Наш мир разделился на две неравные части - на тех, кто владеет ядерным оружием и поэтому чувствует себя в безопасности, и на тех, кто им не владеет и поэтому ничем не гарантирован от наказания ракетным ударом со стороны единственной сверхдержавы или ее союзников по НАТО. По отношению к первым единственная сверхдержава выражает "обеспокоенность" и "озабоченность"; по отношению ко вторым - она всегда права и является одновременно обвинителем, судьей и исполнителем приговора.

Вот этот принцип - "берегись сильного и бей слабого", которым руководствуются нынешние творцы американской внешней политики, - довел повсеместные антиамериканские настроения до яростной ненависти. Раз за разом Госдепартамент рекомендует своим гражданам не ехать туда-то и туда-то и вообще быть крайне осторожными: американцев не любят. Мы можем благодарить за это высокоумных политиков, играющих судьбой и престижем страны, - это именно они добились таких потрясающих результатов. Мой сын только что съездил в командировку в Восточную Европу, и президент фирмы перед отъездом доверительно сказал ему: "У тебя есть израильский паспорт? Вот с ним и езжай. И позабудь на время, что ты американец". Такие вот малоприятные дела.

Впрочем, читатели, я полагаю, помнят, как эта ненависть прорвалась наружу в отношении к нашим морским пехотинцам-"миротворцам" в Сомали 6 лет назад. 30 убитых и 175 раненых - таков был печальный итог перед тем, как они оттуда убрались. И в памяти навсегда осталась страшная картина: грузовик волочит по улицам Могадишо привязанное к нему изуродованное тело мертвого американского солдата, под вопли и улюлюканье толпы. Многозначительный символ "любви" слабаков к супердержаве. Уже одно это заставило многих американцев засомневаться, а стоит ли быть единственной сверхдержавой и блюстителем мирового порядка.

То же можно сказать о преданных союзниках. 8 июня этого года греческая левоэкстремистская организация "17 ноября" убила британского военного атташе, бригадного генерала Стивена Сондерса за участие в косовских событиях. Сондерса застрелили утром, когда он направлялся на работу в посольство Великобритании в Афинах. "17 ноября" передало представителям прессы заявление, в котором говорится, что генерал Сондерс казнен за его "участие в планировании американо-натовской агрессии против сербского народа". Если раньше неприязнь греков распространялась только на турок и американцев, то после бомбардировки Белграда первое место, пожалуй, заняли британцы.

Британский премьер Тони Блэр незамедлительно назвал покушение презренным террористическим актом. Так оно, конечно, и есть; осталось лишь убедить всех прочих, что разрушение Белграда было актом величайшей гуманности.

Из всего сказанного вытекает естественное следствие: если от ракетных ударов единственной сверхдержавы (или НАТО) можно защититься только наличием ядерного оружия, то те, у кого такой защиты нет, сделают все возможное, дабы упомянутым оружием запастись и, в случае чего, отстаивать свой суверенитет. Страны, по которым Америка, не колеблясь, наносила удары, послужили слабакам хорошим уроком. Как они это сделают? Попробуем ответить на это.

Вершители американской воинственной внешней политики исходят из глубокого убеждения в неизмеримом превосходстве качества вооружения единственной сверхдержавы над всеми прочими странами. А также в своей монополии на это вооружение. На первый взгляд, так оно и есть, но если копнуть глубже, окажется, что это не что иное, как трагическое заблуждение.

Во-первых, не существует монополии на талантливых ученых и инженеров - все зависит лишь от оплаты их труда. Во-вторых, ничем нельзя предотвратить попытки этих ученых и инженеров выкрасть секреты американского оружия. Вспомним недавний грандиозный скандал с китайским шпионом и сделаем вывод: не существует секретов, которые так или иначе не могли бы быть выкрадены. То, что в Пентагоне и прочих почтенных ведомствах носит название "засекреченность", - это не более чем самоутешение. А может, шутка.

Советские агенты проникли в Манхэттенский проект еще до того, как первая атомная бомба была создана и взорвана; к 1949 г. СССР имел уже собственную бомбу.

Израиль, наш союзник, не только выкрал достаточно много секретов, но и стал продавать созданное на их основе оружие третьим странам, включая Китай, - к вящему недовольству американских конгрессменов.

Это благодушно-безразличное отношение к секретности началось довольно давно, но при Клинтоне оно, можно сказать, достигло своего апогея. Дело Олдрича Эймса прекрасно иллюстрирует, как просто для изменника продавать военные секреты годами, не будучи пойманным, несмотря на небрежность, с которой он работал "налево".

Что поделаешь, среди тысяч людей, имеющих доступ к сверхсекретной информации, всегда найдется несколько продажных, которые польстятся на деньги иностранного государства. И большинство из них окажется гораздо осторожнее Эймса, открыто жившего на широкую ногу, явно не по средствам.

Естественно, ни один человек не в состоянии ответить на вопрос, сколько иностранных агентов роются в американских секретных материалах в настоящий момент. Но будьте уверены, число это достаточно внушительно. Среди сотрудников спецслужб, имеющих дело с секретной информацией, отнюдь не все отличаются суровой неподкупностью - в этом не сомневается никто.

Конечно, насмотревшись роскошных фильмов, где наши славные контрразведчики запросто, как сорняки с огорода, выпалывают забравшихся к нам шпионов, можно приятно успокоиться на этот счет. Но грубая реальность выглядит совсем иначе. В реальности, например, длительные и нудные юридические процедуры (скажем, добиться права на установку "жучков" для прослушивания телефонных разговоров) так же обеспечивают безопасность предателей, как в уголовных процессах все направлено на защиту прав убийц, даже в ущерб правам жертв.

Так единственная сверхдержава вынужденно "делится" военными секретами со своими союзниками и со своими противниками. А оные противники начинают лихорадочно изготовлять свою версию выкраденного оружия или разрабатывать методы борьбы с ним.

Впрочем, это по силам лишь таким гигантам, как Китай или Россия. На счастье всех остальных, черный рынок продажи военных секретов есть не только в Штатах, но и в других странах, где существует секретная технология, достойная того, чтобы ее выкрали и продали. Или даже рынок, где можно тайно купить готовое ядерное оружие или его ингредиенты.

Мне представляется, что "игра в одни ворота" - ракетное избиение стран лишь постольку, поскольку они не могли ответить ударом на удар, было непростительной ошибкой Буша и Клинтона, ошибкой с далеко идущими последствиями. Истории известно множество таких случаев, когда избиение "слабака" превращало его в опасного соперника. Россия, например, пережила это дважды. Первый раз - когда Карл ХII одерживал победы над сбродом, именовавшимся "русской армией". Тем самым он вынудил Петра превратить Россию в первоклассную военную державу, разгромившую наголову армию Карла XII под Полтавой. Второй раз - во Второй мировой войне, когда в позоре отступления и потоках крови исчезли "лихие буденновские тачанки", средневековые кавалерийские атаки и прочая допотопная мура. И из эвереста окровавленных трупов встала ядерная Россия, сверхдержава, "империя зла", которую Америка вынуждена была "сдерживать".

Нечто подобное стараниями лишенных чувства ответственности политиков получится и в XXI веке. Каждая страна, любой ценой, постарается обзавестись ядерным оружием, потому что лишь в этом случае она гарантирует себя от полицейской дубинки единственной сверхдержавы - ракетного удара. Хотя бы так скромно, как это сделали Индия с Пакистаном, а может, и Северная Корея.

С Северной Кореей вообще вышло весьма показательно. Узнав, что В.Путин собирается в июле нанести в Северную Корею визит, Соединенные Штаты попросили его "повлиять" насчет тамошней ядерной программы. На что министр иностранных дел Игорь Иванов заметил на пресс-конференции коротко и ясно: президент намерен посетить дружественную страну и не станет никого и ни в чем уговаривать.

А МИД Северной Кореи вообще заявил дерзко: "Соединенные Штаты используют свой привычный метод принесения в жертву малых стран ради удовлетворения больших. Но они глубоко ошибаются, если полагают, что это удастся им с Северной Кореей".

Тут уж задумаешься. И поймешь, что договор о нераспространении мало чему поможет - защита своего суверенитета дороже ста таких договоров, слишком уж жестокими были примеры наказания слабаков. Слишком явно демонстрировался двойной стандарт.

А ученые и инженеры-ядерщики станут теперь, наверное, самыми высокооплачиваемыми специалистами в мире.

Мне кажется, нас ожидает трудный и беспокойный век. И чем больше ядерное оружие будет расползаться по свету, тем чаще будет возникать вопрос, поставленный в заголовке: а стоит ли вообще при таких обстоятельствах быть единственной сверхдержавой? Какой от этого толк? И тогда, может, придется примириться с тем, что в мире наступил какой-то действительно "новый порядок"...


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница