Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №11(244), 6 июня 2000

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

КАКОВЫ ОНИ - БУДУЩИЕ ЛИДЕРЫ РОССИИ?

Будущее России важно для всех нас, для всего мира. Пусть там беспорядок, экономическая неразбериха, но для нас - это прежде всего потенциальный друг или враг с ядерными ракетами, способными уничтожить всю нашу цивилизацию

Именно поэтому очень интересны и важны результаты опроса общественного мнения среди московских подростков в возрасте от 15 до 17 лет. Вопросы им задавались самые разнообразные, а ответы показали неожиданный уклон в сторону консерватизма и крайнего национализма. Еще более неожиданной оказалась разница в ответах между подростками из бедных и богатых семей (логичнее предположить, что будущие лидеры России воспитываются в обеспеченных семьях). Причем показательно, что разница в ответах среди 15-летних была не такой существенной, как в ответах среди 17-летних. Даже тогда, когда все в принципе соглашались, прослеживалась разница во мнениях.

Большинство высказались за восстановление границ времен СССР или царской империи, но не хотели бы восстановления советской власти. Положительно отозвались о Советах только 13% подростков из самых обеспеченных семей, а вот из бедных семей - намного больше: 22%.

Одним из самых значительных показателей этого опроса можно считать отрицание принципа равенства для всех национальностей и возвеличивание роли русских большинством подростков из обеспеченных семей. В семьях, где родители имеют среднее образование, только 8% детей высказались за приоритет русских над прочими национальностями, а в семьях, где у родителей высшее образование, - 22%.

Процент положительных ответов на вопрос, следует ли запретить фашистские и неонацистские политические партии, падал с 67% до 32% по мере роста доходов семьи, и возрастал с 47% до 59% по мере роста образовательного уровня родителей. На ряд вопросов, однако, особой разницы в ответах не наблюдалось ни между богатыми и бедными, ни между 15-17-летними.

Большинство опрошенных не считают, что следует объявить вне закона порнографию, гомосексуальную ориентацию или религиозные секты и культы. 75% опрошенных считают, что любая религия имеет право на существование. По поводу преступности мнения разделились практически поровну: 49% считают, что для борьбы с преступностью все средства хороши, а 47% за то, чтобы борьба велась в соответствии с законами и охраной прав человека.

Среди учащихся из состоятельных семей процент считающих себя православными резко возрос в зависимости от возраста: с 20% у 15-ти летних до почти 80% у 17-ти летних. Остальных моральных ценностей это не коснулось - и у религиозных, и у атеистов отношение к ним одинаковое. Социологи прокомментировали, что, по всей вероятности, религия для обеспеченных подростков служит как бы символом национального самосознания и принадлежности к социальной элите, но никак не символом духовности и истинной веры.

Подростки из богатых семей весьма критично отозвались о так называемых "сомнительных культурных стандартах Запада", но при этом подчеркивали желание иметь неограниченную возможность ездить за рубеж и работать на этом самом Западе. Они также высказались в пользу зарубежных кредитов, считая, что они могут помочь стабилизировать российскую финансовую систему и создать предпосылки для экономического развития. Подростки из малообеспеченных семей, наоборот, возражают против займов из-за границы, видя в них угрозу национальным интересам и независимости России. Абсолютное большинство детей из бедных семей считает, что Россия должна полагаться только на свои собственные ресурсы.

Количество желающих работать за границей среди 17-летних подростков уменьшилось на треть по сравнению с 15-летними подростками из богатых семей, а у подростков из бедных семей - наоборот: желающих работать за границей среди 17-летних вдвое больше, чем среди 15-летних.. Из 15-летних детей из бедных семей 28% хотят иметь свой собственный бизнес, а из 17-летних - 40%. В семьях со средним доходом этот показатель не менялся с возрастом и равнялся 33%, а в семьях с высоким доходом - всего 25%.

Все подростки - и из богатых, и из бедных семей - очень недовольны результатом реформ, но по разным причинам. Бедные считают, что реформы привели к снижению жизненного уровня, а также уровней научно-исследовательской деятельности, образования, культуры и экономического развития. Богатые считают, что реформы породили разгул преступности, ослабление армии и засилье западной культуры в российских СМИ.

Автор этого опроса, директор Центра педагогической социологии в российской Академии педагогических наук Владимир Собкин, считает, что средний учащийся из бедной семьи поддерживает изоляционизм и традиционные социалистические ценности. Достоинство этого подростка коробит сам вид доллара и сознание зависимости России от западных кредитов. Он хотел бы иметь свой собственный бизнес или работать за границей. Учащийся из обеспеченной семьи - это православный националист, предпочитающий работать на государственной службе, осуждает "засилье Запада", но не возражает против западных кредитов или западной валюты и надеется беспрепятственно ездить за границу.

В. Собкин не дает объяснения, почему современные подростки переключились с советских ценностей на элитарно-патриотические с уклоном в православие. В. Собкин справедливо отмечает, что при таком переключении сегодняшних подростков от их сверстников царских времен отличает лишь отсутствие веры в монархию - всего 10% всех опрошенных считают, что монархия спасет Россию.


Содержание номера Архив Главная страница