Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №11(244), 23 мая 2000

Борис ШУСТЕФ (Рочестер, Нью-Йорк)

ВА-БАНК, ИЛИ ПИРРОВА ПОБЕДА БАРАКА

15 мая 2000 года израильский премьер-министр решил, что настал момент играть ва-банк, и поставил на кон пригороды Иерусалима. Не то, чтобы у него были хорошие карты, и он был уверен в выигрыше, а, скорее, наоборот: Эхуд Барак, предчувствуя, что его правительство находится в опасной зоне полураспада, решил пойти напролом.

Решение Барака поставить на голосование в кабинете министров вопрос о передаче под полный контроль Палестинской Автономии (ПА) трех пригородов Иерусалима - Абу-Диса, Азарии и Свахары - было неожиданным только для тех, кто незнаком со стилем Барака. По сути дела, он действует подобным образом уже в течение года, т. е. с самого начала своей каденции. Похоже, что он считает действие нахрапом по принципу "Вперед и танки наши быстры" единственным достойным внимания. Точно так же он бросился расхваливать мудрость и надежность сирийского диктатора и так в этом преуспел, что готов был отдать ни за понюх табака все Голаны. Когда Хафез Асад с презрением отверг его "подачку", за которую Барак просил признание Израиля Сирией, израильский премьер резко изменил курс на противоположный и так же рьяно, как до этого доказывал, что Асад благородный лидер, стал честить того на чем свет стоит.

Молниеносный объезд израильским лидером руководителей соседних арабских стран, броски через океан на ковер к Клинтону, резкие переходы от переговоров с сирийцами к переговорам с палестинскими арабами, ночные визиты для встречи с Арафатом на территорию, контролируемую ПА, категоричный отказ пересмотреть вопрос об одностороннем выводе войск из Ливана - все это свидетельствует о том, что из суворовской науки побеждать Барак извлек только один принцип - натиск.

Коллегиальность отвергается Бараком напрочь. Израильский журналист Ури Дан писал в газете "Нью-Йорк Пост" от 7 мая, что "израильский лидер никогда не искал поддержки своего мирного плана со стороны партнеров по кабинету [министров]".

Первый год пребывания Барака у власти ознаменовался полным крахом всех его надежд. Похоже, что единственное очко, которое запишется на счет Барака, будет уход войск из Ливана. Как писал 11 мая в "Джерусалем Пост" Ури Дан, "это единственное обещание, которое он сможет выполнить, потому что оно достижимо путем отдачи приказа армии. Во всех остальных сферах, где требовалось вести переговоры, Барак провалился". Ури Бен Зиман писал 12 мая в газете "Хаарец", что "по окончании своего первого года на посту премьера, Барак стоит перед разбитым корытом. Его инициатива по отношению к Сирии полностью рухнула; решение о выводе войск из Ливана, по мнению Армии обороны Израиля, может привести к непредсказуемой катастрофе для северного Израиля, а его политика в отношениях с Арафатом скорее всего заведет в тупик".

Неизвестно, читал ли Барак статью Бен Зимана, но похоже, что он решил сделать все возможное, чтобы умилостивить Арафата и достичь с ним любого соглашения. Именно для этого он и решил в качестве жеста доброй воли вручить палестинским арабам три пригорода Иерусалима. Со всех сторон раздались голоса протеста. Бараковская коалиция стала громко трещать по швам, ибо лидеры Национально-религиозной партии (НРП), партии Израиль-бэ-Алия и ШАС недвусмысленно заявили, что покинут коалицию, если Барак в качестве разменной монеты станет использовать Абу-Дис и Азарию. Несмотря на это израильский премьер браво двинулся вперед. К концу дня 15 мая Барак мог праздновать победу, ибо его натиск завершился успехом: не только израильский кабинет министров утвердил его план передачи власти в трех иерусалимских пригородах Ясиру Арафату, но и Кнессет, не выдержав давления, рухнул под его напором, проголосовав за бараковский "жест доброй воли".

Однако бараковская победа оказалась пирровой. Если поклонники Барака надеялись, что, придя к власти, он будет совершать чудеса на ближневосточной арене, то их ждало горькое разочарование: они с ужасом осознали, что извлекаемые раз за разом из шляпы фокусника голуби мира превращаются в змей арабской ненависти, расползающихся во все стороны. С лица Барака еще не успела сползти улыбка радости по поводу поддержки его решения кабинетом министров, как из разных точек Израиля стали поступать сообщения о "жестах доброй воли" палестинских арабов. Накануне Арафат сам председательствовал на чрезвычайном заседании Фатеха, главной фракции ООП, руководителем которой он является и которая потребовала освобождения из израильских тюрем "палестинских заключенных", т.е. фактически дала зеленый свет беспорядкам, которые на следующий день привели к кровопролитию.

То ли Барак хотел своим "жестом доброй воли" умилостивить палестинских арабов, надеясь, что те не учинят бунтов по поводу 52-й годовщины Накбы, или катастрофы, как арабы именуют день создания Израиля, то ли этого потребовали секретные переговоры, которые эмиссар Барака, министр внутренних дел Шломо Бен Ами, вел в это время в Стокгольме с представителями Арафата, но "фокус" Барака не смог предотвратить вооруженной вспышки. В районе Туль-Карема, Рамаллы, Шхема, в Газе и во многих других местах камнеметание палестинских арабов переросло в перестрелку между израильскими солдатами и так называемой палестинской полицие. В результате погибло 4 человека и более 300 было ранено. У израильтян 14 солдат получили ранения.

Один из офицеров израильской разведки заявил, выступая в конце дня перед комитетом Кнессета по международным делам и обороне, что "без сомнения, действия арабов против израильских солдат были соркестрованы ООП, причем руководил ими арафатовский Фатех"1.

Командующий израильскими войсками в Газе бригадный генерал Яир Навэ подтвердил эту информацию, сообщив, что ООП, организовав беспорядки, надеялась, что сможет их контролировать.

Все это происходило буквально сразу же после того, как Барак торжественно заявил на заседании израильского кабинета министров, что его жест доброй воли направлен на "укрепление дипломатического процесса, усиления наших позиций в Иерусалиме и укрепление нашей безопасности".

Что касается безопасности, то ответ палестинских арабов говорит сам за себя. Причем стоит отметить, что одним из мест, где происходили столкновения между израильскими солдатами и палестинскими арабами был пригород Абу-Дис, тот самый, который Барак с радостью передает Арафату.

Непонятно, о каком дипломатическом процессе говорит Барак, если вся "палестинская улица" буквально кипит от ненависти к Израилю и совершенно этого не скрывает. Хассан Хаммудэ, один из жителей крупнейшего иорданского лагеря "палестинских беженцев" Бакаа, заявил корреспонденту иорданской газеты 14 мая: "Мир невозможен, пока существует Израиль. Я не соглашусь ни на возвращение, ни на компенсации, пока Израиль существует. Если понадобится, мы можем ждать еще сто лет"2. Хаммудэ своими словами выражает общее настроение палестинских арабов и то, что четко декларируют лидеры палестинских арабов.

Абу Али Мустафа, только что сменивший Джорджа Хабаша на посту лидера Народного фронта освобождения Палестины, сказал в интервью катарскому телевидению: "Мы верим, что конфликт с Израилем продолжается, и наши действия [вооруженная борьба] законны до тех пор, пока Израиль существует.... Даже если будет создано Палестинское государство, конфликт будет продолжаться, пока палестинский народ не получит свои основные права... Мы, в принципе, говорим о праве на возвращение.... Вы думаете соглашение приведет к возвращению четырех миллионов палестинцев? Никоим образом. Палестинское государство - это лишь одна фаза в нашей деятельности, мир - просто тактика... Палестина для нас - это историческая территория Палестины, как она была зафиксирована в Британском Мандате, другими словами, Палестина от реки до моря... без Израиля"3.

Мустафа произнес то, что записано в недавно обнародованной на Интернете конституции арафатовского Фатеха, того самого, который дирижировал беспорядками. Фатех считает "освобождение Палестины национальной обязанностью" (пункт 5), "существование Израиля в Палестине - это сионистское вторжение, базирующееся на колониализме" (пункт 8). Цель Фатеха - "полное освобождение Палестины и уничтожение сионистского экономического, политического, военного и культурного присутствия" (пункт 12). Для Фатеха, "вооруженная народная революция - неизбежный путь освобождения Палестины" (пункт 17), и, следовательно, Фатех ратует за то, чтобы "противиться любому политическому решению, предложенному как альтернатива уничтожению сионистской оккупации Палестины" (пункт 22)3.

А что касается "укрепления позиций Израиля в Иерусалиме", на которые уповает Барак, то ему не мешало бы прислушаться к словам Джамиля Утман Нассера, губернатора простирающегося от Иерусалима к Иерихону и Мертвому морю Иерусалимского района Палестинской Автономии, где проживает 200 тыс.арабов. В своем интервью 7 мая он заявил, что его офис расположен в Абу-Дисе только потому, что это самая близкая точка к Иерусалиму. Но его сердце, продолжал Нассер, находится на улице Саладдина, главной улице восточного Иерусалима. "Мне 54 года, - сказал Нассер с улыбкой, - и я абсолютно уверен, что до того, как мне стукнет 60, мой офис будет находиться на улице Саладдина, на месте нынешнего израильского министерства юстиции"4.


1 Israel wire - 05/16/00
2 "52 years after Nakbeh, Palestinian refugees keep dream of return alive". By Saad G. Hattar and Omar Karmi, Jordan Times 15 May, 2000; IMRA 5/15/00.
3 Конституция Фатеха - http://www.fateh.org/e_public/constitution.htm
4 On the streets of Abu Dis, nobody thinks it's Jerusalem. By Gil Sedan. 05/07/00. http://jta.virtualjerusalem.com/index.exe/0005081.


Содержание номера Архив Главная страница